24 Апреля 2018
$56.8
70.53
16+

PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
История 14.06.2011

За Аустерлиц он носил золотую шпагу и пулю под сердцем

С его маршем русские войска вступили в Париж.

Сергей Никифорович Марин, воин и поэт, старший современник Пушкина, также проживший всего 37 лет, частью своей жизни был связан с Тверью.

Он родился 29 января 1776 года, происходил из старинной дворянской семьи, отец его был воронежским вице-губернатором. В 14 лет Сергея зачислили в лейб-гвардии Преображенский полк, юношу опекала императрица Екатерина Великая, позволяла пользоваться своей личной библиотекой и ночевать во дворце.

При Павле I прапорщик Марин во время парада в присутствии императора сбился с ноги и был разжалован, но вскоре этим же непоследовательным в решениях царем восстановлен в звании. В ночь на 12 марта 1801 года, когда в результате заговора был убит император, именно Марин возглавлял отряд преображенцев в карауле дворца.

Его сатирические стихи, в которых поэт не щадил никого, были на устах и военных, и статских в столицах. Наверное, только абсолютное бесстрашие спасало Марина от расправы со стороны задетых сатирами вельмож. Едва тучи сгущаются — а он уже на поле очередной битвы, ранен, награжден… Тяжелые ранения в Аустерлицком сражении — картечью в голову и двумя пулями в грудь — казались смертельными, но Марин выжил и был награжден золотой шпагой с надписью «За храбрость». В 1807 году Александр I делает его своим флигель-адъютантом, в бою под Фридландом в Восточной Пруссии он получает контузию, орден Св. Владимира и золотую медаль. При заключении Тильзитского мира император посылает Марина в Париж с депешей к Наполеону.

В июне 1809 года Марин был прикомандирован к особе принца Георга Ольденбургского, назначенного тверским генерал-губернатором и руководителем департамента водяных коммуникаций, размещенного в Твери. С началом Отечественной войны Марин упросил князя Петра Багратиона взять его на самоубийственную должность дежурного генерала. Он скончался от ран вскоре после Бородинского сражения, будучи отправлен на излечение в столицу. Марин всю жизнь любил одну женщину — графиню Веру Завадовскую и умер у нее на руках за Нарвской заставой 9 февраля 1813 года.

Подписанное Багратионом представление его к ордену Св. Владимира 3-й степени за храбрость не успело воплотиться в награду, и в приказе написано: «По случаю кончины Марина остается без движения». Но Александр I приказал Оресту Кипренскому нарисовать портрет героя с орденом на шее, и великий портретист так и изобразил своего друга, с которым его связывали в Твери очень теплые отношения.

Из двухсот написанных Мариным стихотворений при жизни было напечатано, кажется, только одно. При этом он считался выдающимся поэтом-сатириком, талантливы были песни и романсы, дружеские послания и посвящения, мадригалы и экспромты.

Гвардейская служба, ум и блестящие поэтические способности сделали Марина желанным гостем в самых лучших домах и салонах Петербурга. Его считали своим другом Алексей Оленин и Николай Гнедич, Константин Батюшков и Иван Крылов, Денис Давыдов и Петр Вяземский. В 1805 году Марин написал «Преображенский марш», с которым русские войска через девять лет вступили в Париж.
Пушкин и Аксаков, Толстой и Достоевский с уважением относились к личности Марина и высоко ценили его поэтический и драматический талант. Выдающийся литературовед Юрий Лотман в работе «К функции устной речи в культурном быту пушкинской эпохи» назвал его одним из создателей «гвардейского языка».

Мне очень нравится его изящное стихотворение 1812 года «Бонапарт и эхо»:

Кого бояться мне, коль нет уж прусских?
Русских.
Как русских? Но мой меч их войско все пожнет.
Нет.
Ужели не побью я русских никогда?
Да.
А кто ж побьет меня? Неужли Бенигсон?
Он.
Так чем же от стыда я должен
избежать?
Бежать.
Бежать! Куда? В каких сокроюся
странах?
Ах!
Что будет с Францией, как мой падет
кумир?
Мир.
Чего мне ожидать, увы! Я был тиран.
Ран.
И так не получу я никаких наград?
Ад.

Мы знаем, что Валентин Пикуль порою придумывал в своих романах и рассказах очень лихие диалоги, которых не могло быть, давал спорные с исторической точки зрения оценки событий. Тем не менее новелла о Сергее Марине под названием «Вечная «карманная» слава» очень близка к истине, а фигура героя очерчена с любовью. Приведем фрагмент из нее.

«В 1809 году Марина произвели в чин полковника.

— Не знаю, как быть с вами, — сказал ему император. — Вы же больны, вам нужно место потише… Езжайте в Тверь, дабы состоять при тамошнем губернаторе принце Ольденбургском, женатом на моей любимой сестре. Заодно поправите и здоровье.

Марин не счел это назначение честью и свое положение в Твери сам же и высмеял в сатире.
Пребывание в Твери скрашивалось дружбою с молодым живописцем Орестом Кипренским, который создал романтичный портрет Сергея Марина, и поэт говорил художнику:

– Брат Орест, ей-ей, не кривя душою скажу тебе, что легче стоять в шеренге под пулями, нежели ублажать придворных дураков каламбурами… У меня все уже переболело внутри!

— А что болит-то? — спрашивал Кипренский.

— Аустерлиц и Фридлянд, — отвечал Марин. — Мечта о теплой лежанке отодвигается приступами Наполеона. Вот уж не знаю, выживу ли в будущей войне? Но готовлю к смерти себя…

1812 год жестоко и безжалостно попрал все личные интересы людей, заставил позабыть прежние обиды, нападение Наполеона не оставило равнодушных: в этом году все стали патриотами, а великое единство народа помогло России выстоять перед натиском многочисленных орд зарвавшегося корсиканца…

Марин ведал снабжением армии, доставал для солдат полушубки, солонину и лыжи. Кричал:
— Онучей и лаптей на сто тысяч персон! Срочно…

Марин составил для истории отчет о том, как была оставлена Москва, и особо выделил, что через его канцелярию прошли тысячи пленных французов. «У нас жил (при штабе) один пленный полковник из авангарда, так он уверял нас честью, что все сие время они (французы) не взяли в полон ни ста человек наших, а дезертиров русских даже не видывал…» Вот так! От самых берегов литовского Немана отступали до Бородино, и никто не поднял лап кверху с мольбою: «Мусью, дай пардона…» Сами «пардона» не просили, но и врагам «пардона» не обещали: в этом была суть жестокой народной войны! Дежурный генерал при штабе Багратиона, он бы, наверное, еще мог дожить до своей «лежанки» с милой женой, но поэта надломила гибель Багратиона в Бородинском сражении…

При вскрытии его тела врачи обнаружили французскую пулю, засевшую возле самого сердца еще со времен Аустерлица. Все хлопоты по захоронению поэта Вера Николаевна Завадовская взяла на себя. Но — как замужняя дама — она делала это втайне, дабы не вызвать лишних кривотолков в обществе…

На постаменте надгробия были высечены слова:

О, мой надежный друг!
Расстались мы с тобой,
И скрылись от меня и счастье, и покой…

Это были стихи самой Веры Николаевны, но она никогда не признавала их своими. Скульптор представил ее плакальщицей над могилой, а лицо Завадовской он деликатно упрятал драпировкой траурного крепа. Марина не было в живых, когда под звуки «Преображенского марша» русская гвардия входила в Париж, громыхая боевыми литаврами. Вере Николаевне предстояло прожить еще очень долгую жизнь… В числе ее потомков была и Софья Андреевна Берс, ставшая женою Льва Толстого, и писатель в своем романе «Война и мир» не забыл помянуть, что даже в гуле Бородинского сражения Кутузов просит читать ему стихи Сергея Марина».

Автор: Вячеслав ВОРОБЬЕВ, профессор Государственной академии славянской культуры
95

Возврат к списку

В "Старом парке" Твери состоялся масштабный субботник
21 апреля мероприятие прошло на территории Тверского областного ДК "Пролетарка".
21.04.201815:05
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 1 2 3 4 5 6
Новости из районов
Предложить новость