28 Мая 2018
$56.8
70.53
16+

PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
История 11.04.2011

На пути к звездам. Часть 3

Какие испытания проходили космонавты.

Особые отношения у меня сложились с «КУКами» – вестибулярными тестами на вращающемся кресле. Уже первая проба, которая проводилась в один из первых дней пребывания в НИАГе – обычное вращение в течение нескольких минут без качания вправо-влево головой («н-КУК») и без поясных поклонов («п-КУК»), мне откровенно не понравилась.

После нее один из моих коллег по институту пригласил меня к ЛОРу Брянову, который предложил провести статистическое исследование по результатам вестибулярных испытаний примерно 150 кандидатов в космонавты. «Чтоб не скучно вам было», – объяснил врач. Я с радостью согласился. Целью исследований было определение зависимости между временем появления фиксируемых врачами объективных признаков состояния испытуемого при 15-минутном «п-КУКовом» тесте и вероятностью его благополучного завершения. Оказалось, что ряд признаков, появившихся в первые 4–6 минут вращения с поклонами «в пояс», позволял прогнозировать, выдержит или нет испытуемый 15-минутный тест. Те, кто оказался в состоянии выдержать первые 10 минут, практически во всех случаях выдерживали и 15. То есть можно было не только сократить мучения кандидатов в космонавты, но и время пребывания в госпитале «вестибулярно-неустойчивых особей», если «КУКовые» тесты сдвинуть на первую неделю и отказаться от их повторения. Полученный результат подтвердился моим собственным опытом: я не прошел «п-КУКа», отказался и от повторного захода, заверив ЛОРа, что вполне доверяю полученным зависимостям.

Незабываемое впечатление на меня произвела центрифуга. Эта небольшая карусель стояла в довольно тесном зале. Кабина была оборудована сиденьем из досочек, шлемофоном с датчиками внутри, узким, длинным экранчиком перед глазами и «грушей», которую надо было сжимать в ладони, датчиком нормального самочувствия. На экранчике высвечивались разорванные кольца, и надо было сообщать, с какой стороны разрыв. Тех, кто первый раз садился в кабину для теста на переносимость перегрузки «голова-ноги», шутливо предупреждали, чтобы мужское достоинство не располагалось между досочек сиденья: «а то оторвет».

Перед началом вращения задергивалась темная, видавшая виды занавеска с обилием мелких дырок. Когда гас свет и начиналось вращение, казалось, что летишь сквозь метеорный дождь: дырки сливались в светлые проносящиеся мимо полоски. Первый тест с перегрузкой 5 оставил прямо-таки романтическое впечатление. А вот на «восьмерке» я «уснул». Вначале я бодро сообщал данные о кольцах, а потом уснул. Не было какого-то переходного состояния. Снился мне яркий летний день, шел я по улице к калитке детского сада, а навстречу мне бежала, подпрыгивая, моя маленькая дочь. Мне было спокойно и радостно. Проснувшись, услышал утихающий вой двигателя центрифуги. Спохватился, что ладонь разжата, и понял – какое-то время был без сознания. «С возвращением вас», – приветствовала меня одна из врачей. «Откуда?» – поинтересовался я. «С того света». Потом я с интересом разглядывал «большие волны» своего головного мозга и по просьбе врачей записал в специальную тетрадь свое «клиническое» сновидение. Я совсем немного «не дотерпел» до зачетной 8-кратной перегрузки, и мне предложили через день-два повторить эксперимент. Я поблагодарил и сказал, что подумаю. Понимал, что набрал уже достаточно «проколов», и лучше всего попроситься домой. Дома меня заждались. Позвонили из 4 ГУ МО: «Долго ты там будешь отдыхать?» Сообщил, что завалил уже два теста. «Считай, что тебе повезло, – услышал я в ответ, – давай, не задерживайся, дел полно». Нужно было согласовывать все напридуманные нами экспериментально-теоретические исследования с организациями-исполнителями. И я пошел к ведущему нас врачу.

На следующий день меня пригласили на комиссию. В комнате сидели несколько врачей в халатах и генерал (без халата). Посмотрев на лежавший перед ним листок, продолжил:

– Мы пригласили вас сюда, чтобы сообщить вам... (я сразу вспомнил «Ревизора» и мысленно продолжил: «пренеприятнейшее известие»)... что вы по состоянию здоровья... – в его голосе было столько сочувствия моей неудавшейся карьере космонавта, что я решил ему помочь и перебил:

– Я знаю, что не прошел медкомиссию.

– Кто вам сказал?

Пришлось рассказать об исследовании «КУКов» и моей абсолютной негодности по данным 15-минутного теста. После этого сразу стало как-то легко, и я заулыбался.

– Вас, кажется, не огорчает тот факт, что вы не прошли медкомиссию? – спросил генерал.

– Не огорчает, – ответил я и только потом понял, что это просто нахальство с моей стороны.

– Зачем же вы приехали сюда?

– Мне хотелось самому провести эксперименты, которые мы задумали, но я не знал, что тех, кто пройдет все инстанции, переведут в ВВС. – Это было еще одной бестактностью, ведь НИАГ был в составе ВВС.

– Чем же ВВС вам не нравится?

– Я ничего не имею против ВВС, – начал я исправлять положение, – но мне совершенно не хочется уходить с научной работы.

Первое, что я сделал, получив медицинскую книжку, это посмотрел, есть ли в ней какие-либо новые записи. Не хотелось бы увидеть запись о своих посредственных способностях и такой же посредственной памяти. В книжке вообще не оказалось каких-либо записей о моем пребывании в НИАГе. Потом я узнал, что имелось специальное распоряжение не делать никаких записей в медкнижках кандидатов в космонавты, не прошедших медицинский отбор, чтобы не портить им дальнейшей службы. Попрощавшись с врачами и медсестрами, я вышел из НИАГа и облегченно вздохнул.

Вместо эпилога. Все-таки три наших сотрудника прошли медицинскую и прочие комиссии. Судьба оказалась справедлива к ним: они этого хотели, к этому готовились. Все трое стали космонавтами, но побывать в космосе им так и не удалось. Тем не менее все они долго и плодотворно служили в ЦПК ВВС, были отмечены правительственными наградами и уволились из армии по возрасту в звании полковников.

Планируемый нами на 1966 год космический эксперимент спустя почти три года (наконец-то!) успешно провели летчики-космонавты Г.С. Шонин и В.Н. Кубасов, положив начало серии прикладных экспериментов с участием космонавтов. Некоторые из летчиков-космонавтов так увлеклись научной стороной наших исследований, что успешно защитили диссертации по этой тематике.
Казавшийся в 1961 году фантастическим проект космической системы предупреждения о ракетном нападении был в 1978 году реализован.

Автор: Валентин СЕРГЕЕВИЧ, кандидат технических наук, старший научный сотрудник, полковник в отставке, член- корреспондент Российской академии космонавтики им. К.Э. Циолковского
49

Возврат к списку

Губернатор Игорь Руденя подписал важные для региона соглашения
Сегодня в Северной столице завершает свою работу Петербургский международный экономический форум (ПМЭФ). В 2018-м он объединил 15 тыс. человек из более чем 100 стран мира, включая чиновников высшего уровня и руководителей огромных корпораций.
25.05.201822:00
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость