28 Мая 2018
$56.8
70.53
16+

PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Общество 17.02.2011

Под сенью развесистого бамбука…

Хоть раз в жизни, но стоит побывать на родине генерала Куропаткина.

Большинство из нас знает об этом генерале только одно – это он, слабый и нерешительный полуофицер-получиновник, с треском проиграл Русско-японскую войну.

Свою лепту в создание такого имиджа уроженца Торопецкого уезда Алексея Николаевича Куропаткина внесли советские учебники истории и романы Пикуля. И там, и там все было однозначно: вот это – храбрые солдаты, а вот это – их неумехи-командиры.

В последние годы опального генерала, на которого спустили всех собак советские историографы и популярный беллетрист, наконец реабилитировали. Из разрозненных кусков мозаики создавался образ личности – и личность эта вырисовывалась куда более симпатичной, чем казалась на первый взгляд.

Неизвестный генерал

Выяснилось, что он вовсе не был кабинетным военным – участвовал в походе против бухарцев, штурмовал Самаркандские и Зербулакские высоты, в Кокандском походе при взятии Уч-Кургана первым ворвался в крепость, за что получил Георгия. Он первым (то есть лучшим) окончил Николаевскую академию Генштаба и получил право на научную командировку в Европу. Став начальником Туркестанского отряда, он совершил тяжелейший восемнадцатидневный переход через пустыню и присоединился к войскам Скобелева. При штурме крепости Геок-Тепе, командуя главной штурмовой колонной, генерал Куропаткин ворвался по минному обвалу в крепость, за что получил еще одного Георгия. Генерал-лейтенант Куропаткин был назначен начальником Закаспийской области и превратил эту пустынную страну в развивающийся край. Согласитесь, есть над чем призадуматься современным управленцам.

Наконец, генерал Куропаткин – военный министр. Но здесь блестящей военной карьере нашего героя суждено прерваться. Начинается Русско-японская война, Куропаткин назначен главнокомандующим русской армией. Мы терпим поражение за поражением. После болезненного «избиения» под Мукденом министра отправляют в отставку.

Позже он участвует в Первой мировой войне. После революции отправляется на родину, в деревню Шешурино Торопецкого уезда, преподает в основанной им же сельской школе и заведует волостной библиотекой.

Генерал умер в своем имении и был похоронен на местном кладбище. Сейчас на его могиле лежит плита, и на ней написано: «Высокая честь любить землю и научно трудиться на ней». Такая надпись была бы неплохой эпитафией для Вернадского, Мичурина… Будучи написанной на могиле боевого генерала Куропаткина, пережившего в своей военной карьере взлеты и падения, она отражает парадокс личности, которая всю жизнь металась между войной и наукой. Вот два ярких штриха к портрету Куропаткина: он великолепно играл в шахматы – занятие, выдающее интеллектуала. И он – автор трудов об Алжирии, Туркмении и туркменах, Кашгарии, Персии и Афганистане. Писал он и о русско-китайском вопросе.

Бамбук на огороде

В первый раз я оказалась в Шешурине, еще учась в школе – принимала участие в экспедиции. Собирая фольклор и различные байки у местных жителей, мы с удивлением поняли, что память о «барине» живет здесь до сих пор. О боевом генерале в конце девяностых старики вспоминали (кто – по рассказам родителей, кто – по детским впечатлениям) как о человеке добром, никаким самодурством не отличавшемся.

Во второй раз я побывала в Шешурине два года назад, в третий раз – прошлым летом. Страшная глухомань – вот что приходит в голову, когда машина едет по извилистой песчаной дороге от Пожни до Наговья. Слева и справа – дремучие леса, редкие деревеньки, попадающиеся по пути, полузаброшены. Там и тут стоят заколоченные дома, попадаются брошенные тракторы, проржавевшие остатки техники. Здесь сложно встретить живую душу – последние местные жители стараются покинуть деревню, переехать в город. Зимой этот край совсем пустой, а летом в деревнях появляются дачники – из Питера и Москвы.

Несмотря на страшную жару, царившую прошлым летом, на то, что я спешила к воде, я все же зашла на кладбище, где похоронен Куропаткин. В центре кладбища – остатки церкви. Судя по расчищенной площадке, ее намерены возрождать. А вот памятник на могиле генерала опять полинял. Буквы выцвели, а могила, которую, помнится, облагораживали к очередному юбилею, снова подзаросла травой и мхом.

Еще пара километров по дороге – и поворот на имение Куропаткина. Дорога спускается все ниже и ниже. Такое впечатление, что впереди чаща или джунгли. В зарослях густой травы уже не разберешь усадебную планировку.

В самой усадьбе долгие годы располагалось социальное учреждение – то ли детдом, то ли дом престарелых. Как и многие памятники культуры, которые в советское время государство охраняло так, что потом от них мало что оставалось, усадьба была брошена в упадке и разорении. 
Такой же хаос творится в некогда симметричном и ухоженном парке. Однако если приглядеться повнимательнее, то и сейчас можно распознать его планировку. От усадьбы через парк шла дорога к Наговскому озеру, до него – всего несколько метров. А Наговское озеро похоже на море – оно тянется до горизонта, и по воде ходят настоящие морские барашки.

И все же, несмотря на разорение, в усадьбе сохранилось нечто, что приводит в полный восторг неподготовленного посетителя, который к тому же часто понятия не имеет, в чьей усадьбе он оказался. Это огромные трехметровые заросли бамбука. Нетрудно догадаться, кто и когда его здесь посадил. Бамбук генерала Куропаткина благополучно пережил весь двадцатый век и, судя по всему, переживет и двадцать первый. А поскольку имение Куропаткина время от времени
навещают торопчане, японский бамбук можно встретить теперь и на торопецких огородах.

...Несколько лет назад, пролистывая список усадеб, отданных в долгосрочную аренду, я с удивлением обнаружила в этом списке и усадьбу Куропаткина. С удивлением – потому что никаких реставрационных работ и других следов человеческой деятельности за десять лет, прошедших с момента первого визита в Шешурино, я в усадьбе не заметила.

Море, бакланы, дубовая роща

В то время, как многие мои соотечественники нежились в турецких и египетских отелях, я обустраивала палаточный лагерь на Наговском озере. Это место в народе называется «под дубками» – к нему ведет дубовая роща, по преданию, посаженная все тем же Куропаткиным. Дубы ровными рядами стоят у самого берега. Несколько деревьев в стороне образуют подобие шатра, и под этим шатром разбиваю палатку.

На Наговском озере ходят волны. На берег выбрасывается пена. На берегу – чистый мелкий песок. Когда заходишь в озеро, видно до самого дна. В дополнение ко всему перечисленному на одном из островов, виднеющихся вдали, живут бакланы – птицы морские.

…Дело к вечеру. В траве у берега раздаются подозрительные звуки, писк, визг, возня – это дерутся подростки-ондатры. Делят остатки моего ужина, выброшенного в импровизированную мусорницу.

Каменная дорога, деревянные помостки

На следующий день я отправляюсь в мини-поход по близлежащим деревням. Близлежащим – это в шести-десяти километрах от имения. Идти приходится по мощенной булыжником дороге, которая осталась все от того же генерала Куропаткина. Прохожу через Наговье. Я вижу, что левая часть Шешурина окончательно вымерла. Здесь нет ни одного человека. Всюду пустые дома, дорожки между ними поросли крапивой.

Удивилась я, и оказавшись на озере Яновском – в десяти километрах от Наговья. Продираясь сквозь кусты к берегу озера, обнаружила спрятанную лодку-долбянку. Это два бревна, связанных вместе и образующих нечто, похожее на катамаран. Яновское озеро пользуется дурной славой: говорят, здесь каждый год тонут люди. Вода мутная, пахнет болотом, а по центру озера бьют ледяные ключи – испытание для неопытного пловца.

На обратном пути я умираю от жары. Дойдя до Наговья, бросаюсь к старушке, сидящей на завалинке у дома, – прошу попить. Мы вместе идем к колодцу во дворе, вода в нем оказывается ледяной и очень чистой – без малейшего привкуса. Я жадно пью, а бабка, характерно для этих мест «якая», расспрашивает меня о моем небольшом путешествии:

– Ты красный дом-то вядала?

– Какой еще красный дом?

– А вот как в Яновищи-то идти. Мне мамка раньше говорила – есть там красный дом, от барина остался. Я не вядала, а слышала.

…Снова разговор заходит о барине. Удивительно, до чего крепка в людях память о поразивших их воображение событиях, и неважно, что они происходили сто лет назад.

– У нас барин хороший был, генерал. Школу построил, больницу – до сих пор пользуемся, – торопится рассказать старушка. Она наверняка не читала тех советских учебников истории, где черным по белому написано: неудачник, придворный, слабохарактерный. Давно уже ушли в небытие авторы этих учебников, а о Куропаткине помнят. Поражения Русско-японской войны остались в прошлом, а парк, дубовая роща, бамбуковое чудо, каменная дорога, графская пристань, школа, больница существуют до сих пор. И каждый житель Тверской области, неравнодушный к истории и культуре родного края, хоть раз в жизни, но должен побывать на родине генерала Куропаткина.

Автор: Юлия ОВСЯННИКОВА
354

Возврат к списку

Губернатор Игорь Руденя подписал важные для региона соглашения
Сегодня в Северной столице завершает свою работу Петербургский международный экономический форум (ПМЭФ). В 2018-м он объединил 15 тыс. человек из более чем 100 стран мира, включая чиновников высшего уровня и руководителей огромных корпораций.
25.05.201822:00
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость