19 Августа 2018
$56.8
70.53
16+

PDA-версия
К началу
Новости дня
День Победы 17.12.2010

Катины косички

Всем известна сказка Шарля Перро «Красная Шапочка»: мать – пирожки – корзинка – дочка – бабушка – лес и волк…

У нас реальная история, где эту сказочную схему наполняют великая правда жизни, тревожная сила духа, живая вера в Божью помощь, любовь к Отчизне и еще много-много пластов в этом подлинном свидетельстве, в котором открывается время.

События происходили в приграничных селах Брянской и Черниговской областей в годы фашистской оккупации. Героиня рассказа была тогда двенадцатилетней девочкой.

Однажды звонит мне давнишняя добрая знакомая. Прерывающимся от волнения голосом рассказывает услышанную во дворе на лавочке историю. Ее собеседница Екатерина Артамоновна Соболь до переезда в Тверь жила в Старице, работала в районном узле связи, и, несомненно, многие тамошние жители должны ее помнить. Родилась же Екатерина Артамоновна на Черниговщине. Отец был украинцем, мать — русской. Высокую, статную крестьянку уважали все в селе за отзывчивость и добрый характер. Именно к Миле (Эмилии Ефремовне) шли за советом и помощью. По признанию дочери, характером она удалась в мать.

Июньским солнечным днем пошла Катя с подружками в лес. Такое хорошее настроение было, радовались, шутили, каждая возвращалась с полным лукошком черники. Но что это? На скамейке у Катиного дома сидит дядя, родной брат отца, и плачет. Почувствовав неладное, уронила девочка корзинку, рассыпались ягоды. «Война началась, — объяснил дядя, — папу забрали на фронт».

Как забрали? Какой фронт? А попрощаться?.. Все знали, что Катя —папина любимица. Утром мать выпросила в колхозе лошадь и поехала с дочкой в райцентр, надеялись, что эшелон еще не отправлен. Оказалось, уже отошел. Так больше Катя и не увидела отца. Пропал без вести.

Вскоре война докатилась и до их дома. Все лучшее враг отбирал, хотя картошки сначала хватало, и хлеб пекла мать. Голод наступил позже. И вот пришел день, когда Эмилия Ефремовна велела дочери сходить к тете, своей младшей сестре, она жила в нескольких километрах, но уже в России. Там фашисты меньше зверствовали, даже корова у тети была. Муж у нее умер еще до войны, дочь гитлеровцы угнали в Германию. «Тетю проведаешь, – сказала мать Кате, – ей там одиноко, да и молочка домой принесешь».

Часть пути девочке нужно было идти по еловому лесу, густому, очень темному. «Если зверь какой встретится, – напутствовала мать, – ты не беги и палку в руку не бери, иди как шла, но перед входом в лес обязательно помолись Пресвятой Богородице». И научила, что сказать.

Катя так и делала. Несколько раз все было хорошо, но однажды к ней на тропу вышли волки, пара матерых. Тихо-тихо приблизились с двух сторон и вели до опушки. Трудно представить, что пережила в те минуты Катя, но мамин наказ выполнила, нашла в себе силы идти ровно, спокойно. И, только когда звери, отстав, повернули, дала волю чувствам. Как же мчалась она тогда домой, как плакала! «Мама, меня волки встретили», — и рассказала матери о том, что случилось. Эмилия Ефремовна еще раз повторила дочке слова молитвы: «Царица Небесная, пойдем со мной! Ты впереди, а я за Тобой».

Так и ходила Катя с весны по середину сентября 43-го года. Как правило, дважды в неделю, реже — один, спешила к тете за продуктами. А та ей то кувшин молока даст, то хлебушка. Сама Катя по дороге не съест, нет,  младшим братику и сестренке несет. Волки ее водили через лес еще дважды, в последний раз втроем: большие по бокам, а за Катиной спиной плелся их маленький.

И вот наступил долгожданный день — к селу подошли наши. На горушке церковь стояла, небольшая, красивая. Там, на колокольне, засел фашистский пулеметчик, не давал пехоте подняться. Начался сильнейший обстрел, село загорелось. Катя схватила братика и сестричку, выбежали на улицу в чем были — босиком, полураздетые. Когда совсем замерзли, а вокруг поутихло немного, выбрались из кустов – и к дому, а его и нет. В дыму увидели мать: стоит на пепелище, плачет, молится. В то утро ее вместе с другими женщинами фашисты выгнали строить укрепления. Когда вернулась, увидела погорелое место, ужаснулась, что дети тоже сгорели. Столько было отчаяния — и вдруг они сами выходят к ней!

Как многие односельчане, они выкопали землянку, однако обуть-одеть было решительно нечего, есть тоже нечего, и пришлось Кате, самой старшей из детей, ходить просить милостыню. Кто картошинкой поделится, кто горбушку даст, а то и охапочку льна на чулки — всему были рады.

Уже после войны было. Копались Катя с мамой на огороде, сели передохнуть, и вдруг Эмилия Ефремовна заплакала горько и спросила у дочки, помнит ли она, как ходила к тете через лес. Конечно, помнила.

– А зачем бегала, знаешь?

– За молочком да хлебушком, чтоб с голоду не умереть.

– Ты ж партизанской связной была, – открыла мать дочери, – одних партизан с другими связывала. Мы тебе в косички донесения вплетали.

И только тогда осознала Катя смысл и цену своих хождений. Так вот почему тетя ее всегда переплетала! А тогда простодушно верила взрослым, что растрепались волосы, пока шла лесом.

Плакали мать с дочерью, вспоминая ту жуть. Эмилия Ефремовна призналась, как сильно переживала за Катю, как места себе не находила до ее возвращения, как горячо молилась, мысленно ведя ее лесными тропками-дорожками.

Не сомневается Екатерина Артамоновна в том, что от волков ее оберегала сама Пресвятая Богородица. Маму же свою считает очень сильной женщиной, восхищается ее мужеством. «Единственное, что уже не переделать, — говорит с мягкой улыбкой собеседница, — сказали бы мне правду. Тогда бы я не ходила, а летала туда-сюда!»

По расчету и логике взрослых – скорее всего так. Жестокий враг был страшнее зверя. Вдруг фашисты обратят внимание на девочку? Если знает, что идет к тете за продуктами только, – у нее одна реакция, а если подспудно включено знание о выполнении ответст­венного задания, – окажется совсем другая. И еще. Разве можно быть уверенным в том, что ребенок, даже самый скупой на слово, удержится и никому, даже лучшей подружке, не шепнет о важности своего поручения? 

Екатерина Артамоновна Соболь награждена медалью «50 лет Победы». Она ветеран Великой Отечественной войны, но палец о палец не ударила, чтобы добиваться присвоения этого звания. Просто ее вызвали в райисполком и вручили удостоверение. По сей день не знает, кто хлопотал, когда, в каких документах военной поры значится ее фамилия. Значит, значится…

Мать нашей героини Эмилия Ефремовна прожила восемьдесят один год. Похоронена на Черниговщине, могила в порядке – родственники ухаживают. «Там барвинок красиво так вьется!» – с ласкою в голосе произносит Екатерина Артамоновна. Матерью своей всегда гордилась: не каждой женщине понести такой высоты подвиг. И глубина веры –
не в каждом сердце такая.

А косы у Кати действительно очень сильными были. Бывало, крутанет на палец волнистую прядь – один завиток сюда, другой туда. Жаль, ни одной фотографии тех лет не сохранилось.


 

Автор: Кира АНТОНОВА, по материалам радиопередачи «Катины косички»
31

Возврат к списку

"Народный путеводитель" доехал до Лихославля ВИДЕО
Столица тверских карел, родина мармелада, а в последние годы еще и место проведения фестиваля "Калитка" - в Лихославле сегодня можно увидеть немало интересного.
19.08.201800:01
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
Новости из районов
Предложить новость