27 Мая 2018
$56.8
70.53
16+

PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Культура 13.12.2010

Академик с берегов Тверцы

Николай Лавровский – выдающийся ученый-славист

Село Выдропужск стоит между Торжком и Вышним Волочком, там, где сухопутная «Государева дорога» пересекает реку Тверцу, издревле служившую важным водным путем. Тверские историки глубоко изучили историю этого села, а московский исследователь Иван Токмаков в начале XX века даже посвятил ему целую книгу.

Выдропужск славен не только как торговый центр и ямская станция, но и своей ду-ховной историей. До 1764 года здесь существовал Николаевский мужской монастырь, а чуть позже стараниями архитектора Саввы Ивановича Чевакинского было завершено строительство храма Смоленской Божией Матери. Великий русский зодчий был уроженцем этих мест и, возможно, похоронен в родовом склепе в этой церкви.

Выдающимися учеными-славистами стали два брата Лавровские, сыновья местного священника. Они, можно сказать, погодки: Николай родился 2 декабря 1825 года, а Петр — 25 мая 1927 года. Всего же в семье Алексия Стефановича и Наталии Ивановны было 19 детей. Николай и Петр, самые младшие, закончили Новоторжское духовное училище. Николай затем обучался в Тверской духовной семинарии, а осенью 1841-го обоих братьев отвезли в Петербург, определив на казенный кошт в Главный педагогический институт. Это учебное заведение пользовалось большой известностью и популярностью, в том числе и среди духовенства, хотя в пьесе «Горе от ума» именно оно упоминается как рассадник вольнодумия.

Спецификой института была система зачисления в него. После успешной сдачи вступительных экзаменов две сотни кандидатов в студенты четыре месяца ходили на занятия в качестве «вольных слушателей», и лишь пятьдесят из них, наиболее успешных и прилежных, становились штатными воспитанниками предварительного курса. Оба юноши из Выдропужска прошли этот непростой конкурс. Такая практика набора была в общем-то оправданной и способствовала тому, что за десять лет полного обучения отсев студентов был минимален, а это сберегало государственные средства.

Братья Лавровские окончили институт с золотыми медалями. Николай выделялся знанием древних языков и был оставлен адъюнктом кафедры греческой и латинской словесности. Но вскоре перевесило увлечение славяно-русской филологией, и магистерскую диссертацию молодой ученый защитил по теме «О византийском элементе в языке договоров русских с греками», выпустив ее в том же 1853 году в виде монографии. Николай Алексеевич убедительно показал на основе глубокого литературно-лингвистического и дипломатического анализа, что во внешней форме договоров, их структуре и языке явственно чувствуется влияние не дошедших до нас византийских подлинников. Николай Алексеевич сумел прояснить много неясных мест в этих договорах, в ряде случаев с большой вероятностью восстановил сохранившийся подлинник. Это был очень весомый вклад Лавровского в изучение начального этапа русской дипломатии. Фактически он оказался основоположником исследования этой тематики.

Тем более обидно и несправедливо, что впоследствии наблюдалась недооценка и даже забвение его фундаментального труда. Лишь недавно молодой петербургский юрист Владимир Горячев восстановил историографическую справедливость, отдав должное глубоким наблюдениям и выводам Лавровского, установившего, что «в начале сложения русской государственности великий князь становится международным представителем Руси, несмотря на достаточно условную зависимость от великого князя других князей, во многом сводимую к данническим отношениям».

Резким поворотом в судьбе Николая Алексеевича стало его решение переехать в Харьков, где преподавал в университете любимый младший брат Петр. В столице его не удержали ни широкие научные перспективы, ни приходящее признание, ни близость к книжным фондам, ни житейские удобства. Спустя год перевод состоялся, и Н.А. Лавровский довольно быстро прошел в Харьковском университете путь от адъюнкта до профессора кафедры русской словесности.

Досконально изучив древнерусскую письменность и корпус средневековых документов, он уже в 1854 году издал в Харькове свою монографию «О древнерусских училищах» — первую на эту тему в отечественной историографии. Николай Алексеевич рассмотрел организацию русских школ до XV века в сравнении с другими славянскими, а также византийскими и западноевропейскими школами. За эту работу Н.А. Лав-ровский был удостоен степени доктора славяно-русской филологии.

Николай Алексеевич постоянно расширял круг научных интересов. Об этом говорят названия его статей: «Избрание Михаила Федоровича на царство», «Памятники старицкого русского воспитания», «Русский язык в областных наречиях», «О русской народной поэзии», «Кирилл и Мефодий и начало христианства в России». Порою он поднимался хронологически практически до современной ему эпохи. Таковы работы о Михаиле Ломоносове, Николае Карамзине, земляке-тверитянине Иване Крылове, Денисе Фонвизине, Александре Пушкине, Николае Гоголе. Нетривиален и текст его труда «О педагогическом значении сочинений Екатерины II».

Николай Лавровский первым описал, растолковал и опубликовал «Повесть о чудо-творном образе Богородицы, находившемся в Выдропужске», автором которой счита-ется князь Георгий Звенигородский, живший во времена Ивана Грозного. Так видный ученый поклонился своей малой родине и ее духовной истории.

Вторая половина XIX столетия — пора взлета российской славистики, время расцвета многих ученых-славистов. Но можно без преувеличения сказать, что современники преклонялись перед эрудицией и умом Николая Алексеевича: «…что особенно важно — Николай Алексеевич был ученый настоящий, знавший цену строгого научного метода и умевший объяснить частности в общей картине, освещенной его ясным, точным умом и согретой теплым национальным чувством». Что касается собственно славистических занятий, то Лавровский больше всего внимания уделял Чехии, рассматривая ее как «передовой пост славянского мира» перед лицом Запада.

Пребывание Н.А. Лавровского на должности декана историко-филологического факультета Харьковского университета в течение двенадцати лет подряд можно объяснить только огромным авторитетом среди преподавателей, избиравших его на этот пост. Помимо опыта и образованности немаловажную роль играли и черты его характера: благодушие и сдержанность в сочетании со стойкостью и строгостью.

Пришли к братьям и новые высокие  должности. Министр народного просвещения граф Д.А. Толстой назначил в 1869 году Петра Алексеевича Лавровского первым ректором Варшавского университета, а Николай Алексеевич стал в 1875 году первым директором Нежинского историко-филологического института, преобразованного из лицея князя Безбородко. При нем резко расширился контингент учащихся, стали готовить педагогов для российских гимназий, обновился состав преподавателей, сформировалась богатая библиотека, были расширены и перестроены помещения института. Николай Алексеевич чуть ли не каждый день приходил к завтраку и ужину студентов, часто посещал практические занятия, вникал в быт и интересы своих питомцев. Это было ново, вдохновляло молодежь, вуз дышал демократической атмосферой. Не случайно многие выпускники сохраняли связь с бывшим директором долгие годы после выпуска.

В 1883 году Николай Алексеевич переехал в Варшаву на должность ректора университета, сменив на этом посту своего младшего брата Петра (уникальный случай!). Он добился разрешения на прием в студенты лиц из духовных семинарий, открыл несколько новых факультетов, начал строительство библиотеки. Национальные взаимоотношения в польском университете были далеко не простыми, но ректор вел работу так, что даже политизированные студенты и преподаватели признавали его беспристрастность и справедливость.

Последние девять лет жизни Н.А. Лавровский посвятил обязанностям попечителя Рижского учебного округа. Расставание с Варшавой было трогательным, а студенты, с любовью называвшие его «дедушкой», преподнесли ректору альбом со своими фотографиями. Увы, в 1994 году, во время празднования 125-летия Варшавского университета, польские власти и чиновники от образования ничего не сказали о вкладе в его становление первых ректоров братьев Лавровских, руководивших их столичным университетом со времени основания более двадцати лет подряд.

В Риге, куда Николай Алексеевич прибыл в 1890 году, главным в его деятельности было стремление преобразовать школы, прочнее объединить окраины империи с Россией на основе просвещения, культуры и государственности. В том же году его избрали действительным членом Российской академии наук. Интересна формулировка, содержавшаяся в тексте Высочайшей благодарности в 1893 году, — «за энергическое, но достаточно осторожное продолжение реформы и разумное ее применение». По оценкам современников, он действовал с «гуманным и теплым участием ко всем... нуждающимся, без различия национальности и положения в свете».

Возраст и нездоровье, непростые служебные обязанности, семейные драмы побудили Николая Алексеевича подать прошение об отставке. В ожидании правительственного решения он уехал на свою дачу Кочеток под Харьков, где тихо умер на руках дочери в ночь на 30 сентября 1899 года. В одном из многочисленных некрологов читаем: «Государство потеряло в нем одного из лучших и опытнейших своих деятелей на учебно-административном поприще, педагогический мир — замечательного, прирожденного педагога, благотворное влияние которого испытали на себе очень многие среди уже действующих и еще подрастающих поколений русских людей, русская наука — высокоталантливого и бескорыст-нейшего служителя, а вся Россия — одного из благороднейших сынов своих, беззаветно преданного народным и государственным интересам и русским национально-бытовым началам, непоколебимо верившего в великое историческое призвание своего Отечества».

Добавим, что в научных работах академика Николая Алексеевича Лавровского не-обычайно сильно было чувство общности славянских культур, которые связывали с Россией «непоколебимую веру в лучшую будущность славянского мира».


 

Автор: Вячеслав Воробьев, профессор Государственной академии славянской культуры
127

Возврат к списку

Губернатор Игорь Руденя подписал важные для региона соглашения
Сегодня в Северной столице завершает свою работу Петербургский международный экономический форум (ПМЭФ). В 2018-м он объединил 15 тыс. человек из более чем 100 стран мира, включая чиновников высшего уровня и руководителей огромных корпораций.
25.05.201822:00
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость