11 Декабря 2018
$56.8
70.53
16+

PDA-версия
Рубрики
К началу
Новости дня
Культура 29.11.2010

Новая жизнь «памятника старого искусства»

Фотограф: Фото из книги А. Салимова М. Салимовой. «Старицкий успенский монастырь»

К 190-летию Троицкого собора Свято-Успенского монастыря.

ПРЕДЫСТОРИЯ

Имена отца и сына Тимофея Ивановича и Алексея Тимофеевича Тутолминых были широко известны в общественных кругах России на рубеже XVIII – XIX веков. Род Тутолминых происходил из потомственных военных, служивших в русской армии воеводами и стольниками в XVI – XVII столетиях.

Получив после смерти отца многочисленные имения в Подольской и Тверской губерниях, Алексей Тимофеевич решает использовать доход с них на благие цели: создает частную больницу в городе Старице и строит в Старицком Успенском монастыре Троицкий собор – фамильную усыпальницу. Прах двух генералов Тутолминых – Тимофея и Алексея – покоится в Троицком соборе Успенского монастыря города Старицы. Что осталось от их могил сегодня? Разве думал в те далекие времена меценат города генерал-майор Тутолмин, что неблагодарные потомки так варварски отнесутся к Троицкому собору...

ЭХО СЕМЕЙНОЙ ТРАГЕДИИ

Первые десять лет начавшегося XIX столетия становятся для генералов Тутолминых временем трагических потерь.

12 ноября 1805 года умирает «в Рожкове на Днестре» жена Алексея Тимофеевича Варвара, урожденная Арсеньева. Только в мае 1806 года Алексею Тимофеевичу удается перевезти тело в город Старицу. Ее перезахоронили с северной стороны стены старинного Успенского собора одноименного монастыря.

Вскоре здесь появится еще одна могила Тутолминых.

2 апреля 1808 года в Москве скончается вторая жена Тимофея Ивановича Тутолмина – Варвара Алексеевна. Тело ее «не чиня вторительного отпевания, в Старицком Успенском монастыре того же апреля 9-го числа земле предано, о чем Тверской духовной Консистории сим благопочтенно и рапортуем».

1 ноября 1809 года в Санкт-Петербурге скончался генерал-аншеф Т.И. Тутолмин. Отпет был в Исаакиевском соборе. В Тверском государственном архиве в консисторском фонде имеется дело под № 4491 «О погребении Генерала от Инфантерии Тимофея Ивановича Тутолмина в Старицком Успенском монастыре». Оказывается, после смерти Т.И. Тутолмина его сын генерал-майор Алексей Тимофеевич ходатайствовал перед князем и кавалером, обер-прокурором Синода Александром Николаевичем Голицыным о «всемилостивейшем дозволении тело родителя его, Генерала от инфантерии Тимофея Ивановича Тутолмина, вывести от сюда для погребения в Тверской Губернии в Старицком Успенском Монастыре».

Так у северной стены Успенского монастыря появился семейный склеп дворян Тутолминых. Возможно, семейная трагедия и подвигла генерал-майора А.Т. Тутолмина вновь вернуться к общественным делам. Получив после смерти отца 18 имений в Подольской и 8 имений в Тверской губерниях, Алексей Тимофеевич решает использовать доход с них на благие цели. И первое, что он делает, – создает частную больницу в городе Старице «на 20 человек бедных и неимущих», а потом строит в Старицком Успенском монастыре Троицкий собор – усыпальницу Тутолминых.

«… ИСПОЛНЕННЫЙ ПРИЗНАНИЯ, ОБ УСТРОЙСТВЕ ЦЕРКВИ НАД ГРОБАМИ РОДИТЕЛЕЙ…»

Когда и каким образом пересеклись пути-дороги Матвея Чернятина и генералов Тутолминых, неизвестно. Но ясно одно: Чернятина связывали с Тутолмиными достаточно доверительные отношения. Приглашение старицкого зодчего на должность управляющего выглядит отнюдь не случайным, так как молодой архитектор много работает в это время над составлением различных архитектурных проектов. Как покажут дальнейшие события, именно такой управляющий, знающий толк в составлении строительных планов, и нужен был генералам-отставникам.

5 мая 1810 года старицкий зодчий получает письменные указания от Алексея Тимофе-евича: «Любезный друг, Матвей Алексеевич! Письмо твое от 28 апреля я сейчас получил, на которое здесь и отвечаю… Софья Петровна Тутолмина 20-го сего месяца выезжает из Петербурга в Дугино и, конечно, около 24-го или 25-го может быть в Новом, то прошу тебя приготовить для приезду ее все что нужно и для ночлега большой дом… Выпиши, мой друг, по сему времени повара Епишева, чтобы было кому изготовить обед или ужин». Внизу письма Алексей Тимофеевич сделал приписочку: «Планы и фасады церкви сдай поскорей Серафиму архимандриту».

В строительстве нового храма на территории Успенского монастыря активно помогает его настоятель Серафим. Здесь уместно сказать о том, что многие русские монастыри охотно предоставляли свои территории для строительства родовых церквей-усыпальниц. Но разрешение построить Троицкую церковь на территории древнего Старицкого монастыря вплотную к Успенскому собору XVI века представляется случаем уникальным. Доказать целесообразность такой постройки в таком месте мог действительно влиятельный человек, каким и был Алексей Тутолмин.
Но, к сожалению, дело о строительстве нового храма в старицкой обители затянулось. Архитекторский ученик и управляющий имением сельца Новое Матвей Алексеевич Чернятин пишет прошение Тверскому архиепископу Мефодию: «…покорнейше прошу на построение в Старицком Успенском монастыре высочайше соизволенного по просьбе Генерал Майора и Кавалера Алексея Тимофеевича Тутолмина на задание объясненного храма учинить свое Архипастырское разрешение и снабдить храмоздательною грамотою для построения онаго.

16 марта дня 1811 года».

По каким причинам архиепископ Мефодий не давал разрешения на строительство новой церкви в Успенском монастыре, остается загадкой. В 1813 году генерал-майор Алексей Тимофеевич Тутолмин вынужден был обратиться за помощью в высшую инстанцию, в Священный Синод: «… чрез поверенных моих просил Тверскую Духовную Консисторию о снабжении меня храмоздательною грамотою, но они по сие время под разными предлогами ни малейшего не сделали к тому подвига; … Четыре года уже как изготовился я к построению и четыре года терплю убытки тратою заготовленных материалов; четыре года как не исполняется воля Государя Императора…». 28 июня 1813 года храмоздательная грамота была получена.

С этого момента ведется отсчет строительства Троицкого собора на территории Старицкого Успенского монастыря.

Освящение нового храма состоялось 5 июля 1819 года архимандритом местной обители Иринеем. Троицкий собор сохранился до настоящего времени. Он позволяет выявить собственный творческий метод и стиль старицкого зодчего – Матвея Алексеевича Чернятина, достаточно взглянуть на своеобразное конструктивное решение собора. Его нижний ярус выполнен из белого старицкого камня, верхний – из красного кирпича, а своды, перекрытия и главы сделаны из дерева и оштукатурены. Через круглое отверстие в полу в центре Троицкого собора открывается хорошо обозримое помещение некрополя. Каждую могилу отмечало мраморное или бронзовое изваяние, а обелиск над центральным захоронением поднимался из усыпальницы в храм. Открывавшаяся из светлого высокого храма усыпальница с мрачными помещениями и с низкими сводами, где тесно стояли надгробия и куда свет проникал из-за массивных пилонов, настраивала на мистический лад. Идея единения жизни и смерти, светлого и мрачного, сиюминутного, проходящего и вечного в эту эпоху воплощалась наглядно не только в архитектуре, но и в философии, поэзии, живописи.

«…В СТАРИЦКОМ МОНАСТЫРЕ ДЕЙСТВОВАЛ  ПРИХОТЛИВЫЙ ФАНТАЗЕР-БАРИН…»

Что происходило с уникальным памятником архитектуры в дальнейшем, можно судить по малочисленным сохранившимся архивным документам. Так, в описи за 1827 год находим: «… По существу дела это церковь вовсе и не нужна была, да и теперь не нужна для Старицкого Успенского монастыря, в котором и без нея слишком достаточно церквей, особенно если взять во внимание крайне малое число братии, Троицкая церковь построена по личному желанию Тутолмина, человека в свое время богатого и сильного. Недалеко от Старицы находилось на берегу Волги богатое его имение – роскошный дом, в котором собрано было много драгоценных картин, мраморных ваз, серебреных и бронзовых вещей… Вся церковь эта, сама по себе не большая так загромождена этими памятниками и фигурами, что в ней негде народу и поместиться… Надобно удивляться, как духовное начальство дозволило, – если только оно дозволило, – наполнить весь храм такими фигурами… Очевидно, в Старицком монастыре действовал прихотливый фантазер-барин, руководимый не чувством смиренной христианской молитвы за усопших, а духом тщеславия и суетной земной славы…».

В описи за 1880 год дается информация, что «нижний этаж церкви, где находятся эти памятники, до того сыр, что из отворенных в летнюю пору окон храма несло сыро-стью, как из погреба. Понятно после этого, что иконостас и вся утварь церковная скоро истлели; и в 1875 году престол в этом этаже по представлению нынешнего настоятеля монастыря нарушен с разрешения епархиального начальства.

ПОГИБАЮЩИЙ ПАМЯТНИК СТАРОГО ИСКУССТВА

После бурных революционных событий 1917 года размеренная жизнь города Старицы и Свято-Успенского монастыря была нарушена. Через некоторое время президиум Старицкого уездного исполнительного комитета заслушал некоего Словоходова: «пламенный революционер» предлагал ликвидировать Старицкий монастырь и устроить в нем гостиницу, столовую и постоялый двор. Открытый в 1919 году музей расположился во «вполне удобном помещении» – в теплой каменной церкви во имя Введения во храм Пресвятой Богородицы, построенной царем Иваном Васильевичем Грозным в 1570 году. Три других монастырских храма – соборный во имя Успения Пресвятой Богородицы, церковь во имя святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова и Троицкий собор – были   холодными, без печей, и вряд ли  Старицкий  уездный исполнительный комитет был в состоянии без больших затрат приспособить их для каких-либо ведомственных нужд.

В середине 20-х годов ХХ века в Старице побывал один из учредителей Общества изучения русской усадьбы – Алексей Николаевич Греч, который, в частности, оставил такую запись о монастырском Троицком соборе: «… Собственно усыпальницей является и одна из церквей монастыря – розовый с белыми пилястрами храм под куполом в виде греческого креста, пристроенный вплотную к северной стороне соборного храма. Очень продумана была внутренняя архитектура церкви. Здесь, как в парижском Hotel des lnvalides (Дом инвалидов), в полу было устроено круглое отверстие, обведенное парапетом, позволяющее видеть надгробные памятники семьи Тутолминых. Собственно, первоначально находился здесь только один монумент – гранитный обелиск на цоколе с двумя саркофагами по сторонам его, отмеченный высокими бронзовыми аллегорическими фигурами. Этот памятник, не вошедший еще в историю русской скульптуры, должен занять в ней не последнее место, отличаясь и строгой продуманностью композиции, включающей в себя даже архитектуру храма, и высоким качеством исполнения строгих ампирно-классических статуй. Его, скорее всего, следует поставить в круг работ позднего Мартоса или Пименова Старшего.
Однако печальны судьбы и этого памятника старого искусства. Еще давно не в меру рачительный архимандрит застелил досками отверстие в полу, не постеснявшись срезать для этого выступавшую вершину гранитного обелиска, а позднее, верно движимый добрыми намерениями, местный заведующий пытался перенести бронзовые статуи в музей. Одна из них, поверженная на землю, осталась лежать на полу склепа, оказавшись чрезмерно тяжелой для переноски; другая еще украшает памятник, ободранный и никчемно разрушенный. Да и стоит ли он еще сейчас? – не взяты ли на слом в пресловутый «утиль» обе аллегорические фигуры – ведь весовая ценность бронзы в наши дни гибельна для многих памятников старого искусства…

В темной (глубине) усыпальницы Тутолминых среди других более ремесленных надгробий начала прошлого столетия доживает свои последние дни произведение искусства, погибающее на наших равнодушных или, может быть, слишком усталых глазах…»

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Еще совсем недавно Троицкий собор Успенского монастыря постепенно погибал. Смотреть на следы вандализма здесь было особенно обидно и горько. Железных дверей не было, вход был замурован кирпичом, лестничная площадка, выложенная из белого камня, разрушена местными жителями для строительства своих дачных домов. Разве думали в те далекие времена старицкий зодчий Матвей Чернятин и меценат генерал-майор Алексей Тутолмин, что неблагодарные потомки так варварски отнесутся к памяти предков?

Весной 2001 года впервые посетил Старицкий Успенский монастырь Виктор Борисович Христенко. С 2005 года начались реставрационные работы по восстановлению Троицкой церкви, полностью была заменена кровля и восстановлен фасад храма, внутри собора продолжаются работы по реставрации интерьера. На первом этаже Троицкого собора в скором времени будет восстановлена усыпальница рода Тутолминых. Таким образом, возрождается едва не прерванная духовная связь веков и поколений.

Автор: Александр ШИТКОВ, историк
823
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Возврат к списку


Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
Новости из районов
Предложить новость