21 Августа 2018
$56.8
70.53
16+

PDA-версия
К началу
Новости дня
День Победы 17.11.2010

Сильные духом

Когда началась война, Екатерине Михайловне Назаровой было 16 лет. Жила она вместе с родителями, младшими сестрами и братом в деревне Савино Торопецкого района. Отец сразу ушел на фронт, а двух сестер – Екатерину, 1925 г.р., и Нину, 1927 г.р., отправили в школу ФЗО на Урал.

Когда началась война, Екатерине Михайловне Назаровой было 16 лет. Жила она вместе с родителями, младшими сестрами и братом в деревне Савино Торопецкого района. Отец сразу ушел на фронт, а двух сестер – Екатерину, 1925 г.р., и Нину, 1927 г.р., отправили в школу ФЗО на Урал. 

Эшелон привез сестер в город Рыбинск. Там они попали на разные заводы. Питание было очень плохое, а работать приходилось много. Екатерина на станке изготовляла детали для военной техники, работу быстро освоила, «уже шла на премию», но сестры сильно скучали по дому, по матери – первый раз с ней расстались. И решили бежать. 

Почти месяц добирались с Урала сестры Назаровы и их подруга до родного Савина. В дороге с Екатериной произошел очень неприятный случай. Она вскочила на подножку эшелона, который вот-вот должен был отправиться с очередной станции. Рядом с ней на этой же подножке примостился молодой человек приятной наружности, но, как только состав тронулся, парень ножом срезал сумку с плеча девушки – и был таков. Екатерина осталась без запаса продуктов, без одежды. Хорошо, что сестра и подруга не оставили в беде. Девушки прибыли домой в начале сентября, когда по утрам уже случались сильные заморозки. Болели обмороженные ноги, ведь девушки босиком проделали столь долгий путь.

Дома все обрадовались их возвращению. А немцы уже были на подступах к району. Жители села получали листовки, в которых их призывали покинуть деревню и уйти жить в лес. Савино обезлюдело, все жители перебрались в землянки, которые выкопали недалеко от реки Западная Двина. Семья Назаровых взяла с собой и корову: как можно было оставить свою единственную кормилицу? 

До жителей деревни доходили скудные вести о делах на фронте. Знали, что в Андреапольском районе шли жестокие бои. Очевидцы рассказывали, что возле деревни Ивашково вода в Двине была вся красная от крови погибших солдат. В деревне Овинищи фашисты за связь с партизанами согнали всех жителей в большой сарай и сожгли заживо. 

Было очень страшно. И мучил голод, который был сильнее страха. Вот как-то девчонки, три подруги, Настя, Шура и Екатерина, договорились идти на поле за оставшейся там после уборки подмороженной картошкой. Поле находилось на одной стороне Двины, а на другой были немецкие снайперы. Только девчонки согнулись, снайперы стали стрелять, но, к счастью, были далеко и не смогли попасть. Подруги осмелели, стали собирать картошку, как вдруг прилетел фашистский самолет и стал строчить из пулемета. Подруги легли между борозд, буквально вжались в землю. А самолет сбросил бомбу и улетел. Уже он скрылся из глаз, а девчонки лежат, от страха пошевелиться не могут, у каждой в голове мысль: «А вдруг я одна жива осталась?» И вот послышался слабый голос Шуры: «Насть, а Насть, меня убило». «Нет, Шура, ты живая», - отвечала Настя. Сколько раз впоследствии, после войны, вспоминали подруги этот случай, плакали и смеялись! А в те минуты не было для них ничего радостнее слов Шуры, ведь именно близко от нее разорвалась бомба.
Девушки встали, осмотрели друг друга. Все целы и невредимы, только у Шуры пальто было изрешечено осколками. А картошки подруги все-таки принесли в тот день, по торбочке набрали. 
Шесть недель прожили савинские жители в землянках, а потом стало очень холодно, и многие вернулись в деревню. Семья Назаровых была в их числе.

Помнит Екатерина Михайловна, как шли фашисты через родную деревню. Столько техники! Земля дрожала.
Набились в каждую савинскую избу. Довольные, веселые, едят, пьют, по полу катаются, на губных гармошках играют. У каждого немца был этот музыкальный инструмент. «Немцы гогочут, а нам страшно», - рассказывает Екатерина Михайловна. Страх поселился в каждой русской избе. В семье Назаровых - мать, Марфа Петровна, и четверо детей – все на одной печке ютятся и слезть боятся. На вторую ночь мать приказала детям лезть на хлев ночевать. Там и провели всю ночь. Утром непрошеные гости спрашивают, где хозяева ночевали. Мать объяснила, что на хлеву, чтоб никому не мешать. Немцы запретили ночевать вне дома. 
И стала семья коротать ночи на одной кровати за ширмой. И днем, и ночью не снимали верхнюю одежду. Однажды Екатерина заметила, что один немец все поглядывает на нее. Вечером подвыпивший фашист шагнул за ширму и притянул девушку к себе. Катя вырвалась из его объятий и рванулась за дверь, ее шубка так и осталась в руках врага. Девушка добежала до родственников, которые жили в конце деревни, и осталась у них до утра. Бежать по ночной деревне ей пришлось мимо часовых, а был введен комендантский час, и ее могли убить. Утром немцы выясняли, что случилось, почему девушка не ночевала дома. Начальство ругало солдата, который пытался приставать к ней. Офицеры сказали, что больше подобное не повторится, что население может жить спокойно, никто людей не тронет.

Рассказывала Екатерина Михайловна и о том, как отступали немцы. Это были уже не те бравые солдаты. Шли, опустив головы, в молчании. Уходили напрямик через лес, лезли по снегу – видно, были окружены нашими войсками.
А через сутки пришли русские. Вели они с собой и пленных немцев. Две избы в Савине набилось ими. Немцы были голодные, просили теплой воды. Сердобольные жители деревни поили их. «Вдруг и нашего папку кто-то напоит», - говорила Марфа Петровна и несла немцам воду. 
От ее мужа уже давно не было писем, не знали, что и думать. Через полгода он, демобилизованный, вернулся домой. Как оказалось, был тяжело ранен, долго лежал в госпитале в Омске, ногу пришлось ампутировать. 
Тяжело жилось семье, как, впрочем, и всем деревенским, после войны, но старались люди, много работали. Девушки вместе с матерью сами пряли, ткали холсты, шили простыни, полотенца, белье. Отец держал пчел.
… Екатерине Михайловне Назаровой более 85 лет, но она по-прежнему бодра духом, никогда не унывает, хлопочет по хозяйству. Держит кроликов, кур. Сколько болела, никогда не обращалась в больницу, ни разу в жизни не делала уколов и прививок.
«Бог любит трудового человека, дольше его держит. Никогда не надо плакать, жаловаться, что заморился. Бог всегда поможет рабочему человеку в трудную минуту» – это слова Екатерины Михайловны. На вопрос, в чем секрет ее оптимизма и долголетия, она отвечает так: «В деревне прожила всю жизнь, никогда и мысли не было уехать в город, сколько ни звали сестры и дети».

Автор: Анна ЕГОРЕНКОВА, «Авангард» (Западная Двина)
19

Возврат к списку

Полигон ТКО под Тверью перешел в областную собственность
Полигон твердых коммунальных отходов «Славный» на Бежецком шоссе под Тверью официально перешел в собственность Тверской области. С момента заявления губернатора Игоря Рудени о планах по консолидации этих активов прошло менее месяца.
21.08.201809:23
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
Новости из районов
Предложить новость