20 Июня 2018
$56.8
70.53
16+

PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Общество 14.07.2010

Тверской капитан Немо

Фотограф: СЕМЕЙНЫЙ АРХИВ МОРОЗОВЫХ

Герой-подводник из Савелова

Герой-подводник из Савелова

«Наутилус»  Жюль Верна – это, конечно,  не современная атомная лодка. Но в какой-то степени ее прообраз. Продолжая сравнение, можно сказать, что капитан Немо – наш земляк.

В феврале 1966 года  министр обороны СССР Маршал Советского Союза Р.Я. Малиновский заявил с трибуны ХХIII съезда: «Несколько дней назад успешно закончен кругосветный поход группы атомных подводных лодок. Это еще раз показало способность наших славных военных моряков успешно выполнять боевые задачи в океанских просторах от Арктики до Антарктики».

Тогда было принято делать трудовые и прочие подарки партийным съездам. Таким подарком был представлен и подвиг подводников-атомщиков, обогнувших под водой земной шар и закончивших плавание во Владивостоке.

Информация вызвала настоящий шок в странах НАТО. Разъяренный президент США уволил все руководство военно-морской разведки Пентагона и ряд других военных чиновников.

Одним из «виновников» таких кадровых решений американского правительства был наш земляк, сын кимрского рабочего-сапожника, инженер-капитан II ранга Иван Федорович Морозов.

Он родился 3 июля 1930 года в деревне Савелово. Вскоре семья переехала в Ленинград. Ваня  пережил первую блокадную зиму, но потерял сестру и отца. В 1942 году его вместе с матерью эвакуировали на родину. Здесь он учится в 39-й железнодорожной школе на станции Савелово. После десятилетки поступает в Ленинградское высшее военно-морское инженерное училище. Но обстоятельства складываются так, что оканчивать учебу пришлось уже в Севастополе, в высшем военно-морском инженерном училище подводного плавания.

Морозов проходит службу на Северном флоте – командиром боевой части подводной лодки «Б-76». Выполняет ответственное задание во время плавания подо льдами Арктики, обеспечивая четкую работу всех систем и механизмов. Затем осваивает оборудование атомных подводных лодок «К-50» и «К-133». Участвует в первом автономном походе атомохода в экваториальные широты. На корабле произошла авария парогенератора левого борта, но благодаря умелым и грамотным действиям И.Ф. Морозова она была быстро ликвидирована. За проявленное при этом мужество и высокий профессионализм Иван Федорович был удостоен высшей награды СССР — ордена Ленина.
В 1965 году И.Ф. Морозов оканчивает Высшие специальные офицерские классы ВМФ и  назначается заместителем начальника электромеханической службы по спецэнергоустановкам соединения подводных лодок. В 1966 году он участвует в первом в истории советского ВМФ трансокеанском переходе атомных подводных лодок с Северного на Тихоокеанский флот вокруг Южной Америки проливом Дрейка. И.Ф. Морозов шел на подводной лодке «К-133» под командованием капитана
II ранга Л.Н. Столярова. В походе материальная часть работала устойчиво. «К-133» прошла 20045,6 мили, из них в подводном положении — 19899,6. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 мая 1966 года за успешное выполнение специального задания и проявленные при этом мужество и отвагу инженер-капитану II ранга Ивану Федоровичу Морозову присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

В 1971 году отважный офицер-подводник окончил военно-морскую академию. В последующие годы  занимал различные должности: был главным корабельным инженером Балтийского флота, советником флагманского инженер-механика ВМФ Народной Республики Ангола, начальником группы — испытателем военного представительства Министерства обороны СССР.

С июля 1989 года капитан I ранга Иван Федорович Морозов находится в запасе.

Очень немного сведений об этом героическом походе опубликовано в открытой печати. Среди них — воспоминания руководителя похода вице-адмирала А.И. Сорокина, фрагмент которых мы предлагаем нашим читателям.

«Все, что мы делаем в жизни, дни наши, наполненные поисками и ожиданием, радостью и болью, надеждами и разочарованиями, неожиданно оказываются однажды лишь преддверием тех событий, к которым ты, сам того не зная, шел из года в год. Каждый час и каждую минуту. Событий огромных, сразу не вмещающихся в сознание.

…Стою в рубке флагманского корабля и наблюдаю, как снимаются со швартовов атомоходы. На пирсе группа офицеров. Что-то кричат на прощание, но слов уже не разобрать. Машут руками. Иголочкой кольнуло в сердце: на пирсе ни одной женской фигурки. Но такова уж участь подводников — ни жены, ни дети, ни подруги не провожают их в путь.

Пожалуй, каждому моряку хорошо знакомо чувство облегчения, когда после всех хлопот, погрузки запасов, после всех сборов, проверок, множества дел, которые обычно предшествуют большому походу, корабли, наконец, отходят от причалов.

Стоит холодная февральская ночь. Как только атомные подводные лодки отряда вышли в море, надвинулся густой туман. Впрочем, это уже не имело большого значения. Хотя погода отвратительна и почти ничего не видно, я, зная высокую выучку матросов, офицеров, старшин, как командир отряда, принял решение, несмотря на сложные метеоусловия, выходить, так как был убежден, что корабли с первой сложной задачей справятся успешно.

Тщательно проверялись все механизмы. Мы были уверены в наших людях. И ни одна надежда не обманулась. Во время похода не было случаев, чтобы какая-нибудь мелкая неисправность заставила нас изменить ранее намеченные планы...

Никто из экипажей не знает пока, надолго ли мы покинули свой пирс, через какие моря, океаны снова вернемся к нему.

Задраен верхний рубочный люк. Перезвоном «заговорили» клапаны вентиляции. Стрелка глубиномера дрогнула, поползла по шкале. Ракетоносец погружается на заданную глубину, чтобы через много недель, всплывая, замкнуть подводную орбиту. Какой протяженности будет она?.. Когда мы ушли на глубину и легли на заданный курс, я подошел к радиотелефону и сказал:
– Друзья-подводники! Нам предстоит совершить очень важный и ответственный поход. Мы должны пройти в подводном положении вокруг света. Это будет первое в мире кругосветное групповое плавание атомных подводных лодок. Нам нужно пройти без всплытия более сорока тысяч километров.

Подводники в первые же минуты поняли, что идем мы не ради рекорда. Не в обычае это у советских моряков. Все восприняли поход как новый шаг в программе боевой подготовки подводников — главной ударной силы нашего Военно-морского флота. Нам предстояло основательно испытать технику в различных климатических условиях. Кроме того, следовало решить целый ряд чисто практических и научных задач по изучению Мирового океана. Маршрут похода был составлен с таким расчетом, чтобы корабли пересекли все климатические пояса, прошли экваториальные зоны и моря, прилегающие к Антарктиде.

Метод подготовки к походу также вытекал из поставленных перед отрядом задач. Ведь только в том случае, если этот поход готовился в обычных условиях и совершался со штатным личным составом, с обычным для наших подводников рационом питания, с комплектом запасных частей, не превышающим установленные нормы, – только при этих условиях его результаты могли дать настоящие ответы на все вопросы.

«... Рулевые и трюмные! Проходим пролив Дрейка! Выше бдительность!» Такие плакаты появились в отсеках корабля. Когда-то спутник Магеллана писал: «Наконец-то, с Божьей помощью, мы обогнули 6 мая этот страшный мыс... Мы потеряли 21 человека, христиан и индейцев». Сколько трагедий, битв и горя видели эти волны!

Мыс Горн – самая южная оконечность американского континента. На маленьком скалистом островке высится этот утес. Сколько мрачных легенд сложилось о нем на протяжении веков – с тех отдаленных времен, когда первая каравелла в эпоху великих открытий отважилась обогнуть его! И сейчас — это было видно в перископ — он не сделал исключения для советских моряков. Небо и волны, казалось, смешались в неистовом сумасшедшем вихре. И айсберги не заставили себя ждать. Нервы напряжены до предела. Внимательно работают гидроакустики. Докладывают: айсберг! Через перископ мы сфотографировали его. Он возвышался над водой метров на шестьдесят. Значит, невидимая его часть составляла метров триста...

Часто появлялись по нашему курсу американские корабли и самолеты. Мы ни разу не пропускали их появления и в то же время ни разу, хотя на лодках мгновенно все приводилось в нужную готовность, не обнаружили себя.

Для того чтобы выполнять сложное маневрирование, нам нужно было, конечно, всегда знать точно свое положение. Штурманская группа работала очень напряженно. И надо отдать должное, что со своей задачей она отлично справилась. Мы всегда, каждый день, точно знали свое место.
И вот мы снова у родных берегов. Всплываем. Бинокль на мостике переходит из рук в руки. На пирсе что-то кричат, машут руками. «Привет героям-подводникам!» – различаю надпись на кумаче. Поцелуи. Объятия. Поздравления…»

Сейчас Герой Советского Союза Иван Федорович Морозов живет в Санкт-Петербурге, активно участвует в работе ветеранских организаций подводников, встречается с молодежью, бодр и энергичен. В июле ему исполняется 80 лет.

Автор: Вячеслав ВОРОБЬЕВ, профессор Государственной академии славянской культуры
167

Возврат к списку

Игорь Руденя считает необходимым обеспечить художественное и эстетическое образование детям
Развитие системы государственной поддержки одарённых детей и талантливой молодёжи Тверской области стало главным вопросом заседания регионального Правительства, которое 19 июня провёл губернатор Игорь Руденя.
19.06.201815:28
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 1
Новости из районов
Предложить новость