12 Декабря 2018
$56.8
70.53
16+

PDA-версия
Рубрики
К началу
Новости дня
День Победы 12.07.2010

У пулемета, с автоматом наперевес

Город Кременчуг Полтавской области – один из самых промышленных и красивых городов Украины. Здесь в начале прошлого века учился и практиковал известный педагог Антон Макаренко, а в Кременчугском театре миниатюр в 1912 году работал Лазарь Иосифович Вайсбейн, выступавший под псевдонимом Леонид Утесов. Дворяне, высокие государственные служащие, богатые купцы и промышленники строили в Кременчуге свои особняки, а известный инженер и мостостроитель Аманд Струве воздвиг через Днепр самый большой в то время мост. В годы Великой Отечественной войны это грандиозное строение, имеющее важное стратегическое значение, было взорвано, разрушено 97 процентов городского жилого фонда.

Город Кременчуг Полтавской области – один из самых промышленных и красивых городов Украины. Здесь в начале прошлого века учился и практиковал известный педагог Антон Макаренко, а в Кременчугском театре миниатюр в 1912 году работал Лазарь Иосифович Вайсбейн, выступавший под псевдонимом Леонид Утесов. Дворяне, высокие государственные служащие, богатые купцы и промышленники строили в Кременчуге свои особняки, а известный инженер и мостостроитель Аманд Струве воздвиг через Днепр самый большой в то время мост. В годы Великой Отечественной войны это грандиозное строение, имеющее важное стратегическое значение, было взорвано, разрушено 97 процентов городского жилого фонда.

С 3 сентября 1941 года по 29 сентября 1943-го Кременчуг был оккупирован немцами. Они создали здесь три лагеря для военнопленных. За время оккупации фашисты замучили и расстреляли в городе девяносто семь тысяч советских граждан, десять тысяч человек отправили на немецкую каторгу. 

Военный корреспондент «Правды» Борис Полевой отметил: «Отступая, немецкие мерзавцы все же успели поджечь город. Сейчас, когда пишутся эти строки, на город, на Днепр спустилась густая тьма. Подожженный немцами Кременчуг горит, как пылающий факел. Его зарево видно на десятки километров...» Город освободили. Пройдет совсем немного времени и уцелевшим жителям оккупированного Кременчуга будет отказано во вступлении в партию.
 
Станислав Васильевич Корсун родился в Кременчуге 17 сентября 1926 года. Едва ему исполнилось семнадцать, попал на фронт – Четвертый Украинский. В состав 30-й Киевско-Житомирской Краснознаменной стрелковой дивизии 35-го Станиславского полка. Начался боевой путь Станислава Васильевича с города–тезки – Станислава (ныне Ивано-Франковск). Пройдя Львов, Мукачево, Ужгород – сегодня это самые красивые и посещаемые курорты в Карпатах, – наш герой вошел в Чехословакию и встретил Победу в городе Оломоуц, перенесшем тяжелую нацистскую оккупацию. Автомат, пулеметы «Максим», Горюнова, Дегтярева и Шпагина были верными спутниками солдата. Трижды он был ранен, однажды контужен.

– После ранения то уволят в запас, то оставят – бойцов не хватало, – вспоминает ветеран. – Ребята двадцать второго–двадцать пятого годов рождения всю войну прошли, их после Победы почти сразу отпустили домой. Мне же довелось демобилизоваться только в 1950-м. Получается, семь лет срочной службы. 

В первый раз Станислава Васильевича ранило в Мукачево осколками подорванной самоходки. Немец выстрелил прямо в бензобак установки, она сгорела моментально, как спичка. Все, кто находился в ней, погибли. Станислав Корсун был рядом, его автомат обезвредил стрелявшего врага, но осколки САУ задели автоматчика. 

В другой раз на голову старшины Корсуна обрушился удар немецкого ножа. Это произошло в то время, когда поступил приказ обнаружить вражеский склад боеприпасов. Взвод разведки, первый получивший это задание, попал в засаду, почти всех немцы убили. Последующие данные расходились: одни докладывали, что немцы готовятся к наступлению, по другой информации – враг отступает. Было принято решение привести «языка». На выполнение задания отправились семь человек, в их числе был Станислав Корсун. Руководил операцией старший лейтенант Черненко, до войны работавший завучем в школе. Про него говорили: «Смерти ищет». Ему в самом деле нечего было терять: родителей, жену и троих детей немцы бросили в колодец…

– Было лейтенанту чуть больше сорока, на фронте с первых дней – бесстрашный, отчаянный, – вспоминает Станислав Васильевич. – Вот пошли с ним в разведку. Одна машина с немецкими солдатами мимо проехала, другая. Вдруг – мотоцикл. Один человек за рулем, другой сзади (по виду крупная «шишка»), в коляске пулеметчик. Они свернули, и из-за поворота на мотоцикл бросился Черненко. Водителя и пулеметчика убили. Только успели сидевшего сзади немца оттащить в засаду, как снова показалась немецкая машина с солдатами. Чуть-чуть бы промедлили – ни задания не выполнили бы, ни в живых не остались. 

«Языка» обыскали, отобрали оружие, повели в штаб. Он оказался обер-лейтенантом, неким бароном. Я его под левую руку держал, мой товарищ Коровин – под правую. В небе то и дело зажигались ракеты, приходилось ложиться на землю, вставать, снова ложиться. И вот во время очередного падения немец каким-то образом вытащил из рукава шинели финку и ударом в грудь убил Коровина. Замахнулся на меня, но… не дотянулся, я успел отскочить и загородить голову руками, только слегка задело (однако шрам заметен до сих пор. – Прим. автора). Подбежал Черненко, выбил из рук немца нож. На серебряной рукоятке было  выгравировано: «Alles fur Deutschland», то есть – «Все для Германии». В штабе секретарь партбюро дивизии нам сказал, что пойманный обер-лейтенант – крупная птица, при нем были важные документы и карты. Но требовалось подтверждение полученной информации, а немец отказывался говорить. Точнее, он заявил, что все скажет, если… расстреляют лейтенанта Черненко. Тот усмехнулся и попросил привести фашиста к нему. 

– Значит, отказываешься говорить? – спросил у врага лейтенант. 
Немец вскинул голову и нагло ухмыльнулся.
– Ну ладно, смотри, – и Черненко, взяв в каждую руку по пистолету, сделал шесть выстрелов в стену, над головой немца. 
– Я с автоматом наперевес в дверях стоял, – вспоминает Станислав Васильевич. – Видел, как барон пожелтел с перепугу, вся спесь с него сошла, и он заговорил. Когда война окончилась, старшего лейтенанта Черненко мы с почетом проводили на родину. Вообще командиры у нас все были замечательные, их уважали, слушали и, любя, называли «батя», даже если этот «батя» подчиненному в сыновья годился. 

У Станислава Васильевича восемнадцать правительственных наград, Почетная грамота ЦК ВЛКСМ. На парадной форме ветерана с правой стороны – памятный знак «Фронтовик 1941–1945», орден Отечественной войны, нагрудный знак «Гвардия», слева – медали. Станислав Васильевич удостоен также ордена Славы. Получил он его за операцию у притока реки Влтавы, километрах в тридцати от Оломоуца. Не давая врагу продвигаться дальше, наши войска подорвали мост через реку. Немцы в горах хорошо ориентировались – спортсмены-альпинисты, к тому же у них были собаки. Чтобы враги не обнаружили наших бойцов, они спрятались в расположенном рядом озере под огромными листами кувшинок. Не шевелясь, чтобы не появились волны, по подбородок в ледяной воде пятеро наших солдат, включая Станислава Корсуна, просидели около двух часов. А потом начался ливень – спасительный апрельский ливень сорок пятого. Немцы в растерянности вынуждены были уйти. 
Встретив Победу, Станислав Васильевич из Оломоуца был отправлен в Кенигсберг. Автоматная рота, разведка, штаб полка – колонна длиной два километра подошла к Бресту. Вместе с военными прибыли женщины, которых немцы собирались угнать в Германию, но, к счастью, не успели. Из Бреста составы разъезжались по всей России.

– Мы так завидовали тем, кто ехал в этих вагонах, – вспоминает Станислав Васильевич. – Они пели песни, радостно кричали, размахивая флагами и плакатами, а мы продолжали путь пешком. Тысячу двести километров преодолели. Тридцать три дня добирались до столицы Восточной Пруссии. С нами был подполковник Амеев, осетин. Он всегда на коне ездил, машин не признавал и все нам говорил: «Тише едешь – ближе будешь». «Дальше будешь», – поправляли мы его, но он мотал головой: «Ближе, я говорю!»

Неблизкий путь лежал через Варшаву. Часто приходилось очищать дорогу от руин, иногда на это уходило несколько дней. Наконец дошли до Кенигсберга. Здесь на полях работали пленные немцы. Они убирали рожь, пшеницу, ячмень, овес, картофель. Кормили их три раза в день, и работали они сменно, по 25 человек. Спустя несколько дней, утомленные долгой дорогой, победители узнали, что те, кто ехал в поездах, кому они так завидовали, отправились на Дальний Восток, в Маньчжурию, Китай. Большинство из них не вернулись. 

– Вот тебе и «ближе будешь», – вздыхает Станислав Васильевич.
Дальнейшая служба старшины Корсуна прошла в Мигаево, Моршанске, Воронеже. В 1947 году Станислав Васильевич прибыл в Вышний Волочек. В театре на танцах он познакомился со своей будущей женой. В 1951 году сыграли свадьбу. Первое время молодые жили на Желябова, потом переехали на улицу «Правды». Станислав Васильевич работал на хлопчатобумажном комбинате, в стройтресте № 2, жена – на фабрике по ремонту и индивидуальному пошиву одежды. Супруги воспитали двоих детей. 

– У меня часто спрашивают, особенно дети: «Страшно было на войне?», – делится Станислав Васильевич. – Когда сидели в окопах по пояс в воде и талом снеге, о страхе не думали. Но когда летит на тебя колонна самолетов, единиц двадцать, тогда страшно. Не знаешь, на голову бомба упадет или все-таки в стороне. Наш командир роты панически боялся, что его убьют или ранят. За любой столб прятался, в любой яме. В одной такой яме, на первый взгляд безопасной, его накрыло миной… Вместе с тем я встречал людей, которые прошли всю войну, от первого до последнего дня, отступали и наступали, и – без единой царапины. Судьба, значит, такая. 

Автор: Надежда МАЛЕНКОВА, «Вышневолоцкая правда»
94
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Возврат к списку


Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
Новости из районов
Предложить новость