23 Мая 2018
$56.8
70.53
16+

PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Общество 01.06.2010

В улыбчивом прищуре пониманья

Несколько лет назад в погожий осенний день кружила я по улицам Красной слободы в надежде найти хозяйку, которая согласилась бы продавать козье молоко. И вдруг увидела в чащобе старых дерев идиллическую картинку: на крохотном пятачке некошеной травы паслась коза, а рядом на пенечке сидела женщина и читала книгу. Редкая картина даже для такого «деревенского» местечка Твери, как Серебряковская пристань.

Несколько лет назад в погожий осенний день кружила я по улицам Красной слободы в надежде найти хозяйку, которая согласилась бы продавать козье молоко. И вдруг увидела в чащобе старых дерев идиллическую картинку: на крохотном пятачке некошеной травы паслась коза, а рядом на пенечке сидела женщина и читала книгу. Редкая картина даже для такого «деревенского» местечка Твери, как Серебряковская пристань. Познакомились. Договориться о молоке, правда, тогда не получилось.

И вот нынешней осенью неожиданно снова встречаю Нину Васильевну Винокурову и радуюсь, что годы ее не тронули. Она все такая же энергичная, приветливая, открытая душой. Вот только живности, кроме кур, у моей знакомой уже нет. Случилась беда: по соседству с ними сгорел дом вместе с хозяином. После этого испытания, когда ревущее пламя было совсем близко, козочка стала доиться с кровью, а собака Берта ослепла. Теперь во дворе новый сторож – кавказская овчарка Алька.

Внешне дом Нины Васильевны не выглядит красавцем, ему уже больше ста лет, а точнее, 118. Стоит без серьезного капитального ремонта, пережив с хозяевами целые эпохи. У самого забора пролегает дорога, ведущая на автобазу, оттого во дворе беспрестанная пыль. Ну а где ж его теперь в городе взять, идеальное место? Нина Васильевна старается относиться к подобным неприятностям стоически: уже давно в их слободке ничего не решают старожилы. Пришли чужие люди, которых не бьют по нервам стихийные свалки, погибающие столетние липы, ухабы разбитых дорог. Куда ни глянь, здесь натыкаешься на исчезнувшие миры пусть небогатых, но когда-то благополучных усадеб. И кто-то еще помнит дом племянницы знаменитого Морозова, где после революции доживала свой век их горничная Фиона.

Если так подумать, поразмыслить, любя матушку Тверь, земля, прилегающая к Серебряковской пристани, могла бы стать благословенным местом отдыха для многих горожан, жемчужиной Пролетарского района. Ведь это красивейший берег Волги! Сегодня он загажен, перегорожен заборами предприятий. Только представим себе на минуту: здесь могла бы тянуться роскошная набережная с парковой зеленью. Ну почему мы должны наслаждаться лишь небольшим кусочком благоустроенного волжского берега в самом центре? Ведь природа подарила городу гораздо большие возможности.

Обо всем этом мы говорим с Ниной Васильевной уже у нее дома в просторной гостиной.

На стене под стеклом фотографии дорогой ее родни, светлые лики тех, кто так любил этот дом. Они всегда смотрят на потомков «в улыбчивом прищуре пониманья», как сказал поэт. Хозяйка знакомит меня с дальним родственником Евгением Петровичем. За свою историю старый дом, как Ноев ковчег, не раз принимал многочисленных родственников, попадавших в трудные жизненные обстоятельства. Его трех комнат всегда для этого хватало, как и места за круглым столом.

Еще дед Дмитрий Алексеевич Шантаев и его супруга Ольга Васильевна любили по вечерам переброситься здесь в картишки, а проигравший уходил ставить самовар. Образы основателей рода незримо присутствуют в этих стенах и поныне. Простые труженики, ткачи морозовской фабрики. Покупка этого дома, наверное, была самым дерзким, самым основательным поступком в их жизни. До 1913 года Шантаевы, как и многие другие семьи ткачей, жили в морозовской казарме. Здесь рождались их дети, в том числе и Клавдия – будущая мама Нины Васильевны. Для большинства рабочих, недавно оставивших деревню, эта отдельная казарменная комната и огромная, дышащая круглосуточным теплом, печь на общей кухне были пределом мечтаний. Вначале приходилось снимать угол за ситцевой занавеской. Шантаевы через все это прошли.

А почему покупка была дерзкой – тут все понятно. Дом в 1913 году стоил 1150 рублей. Месячный заработок главы семьи насчитывал 40 рублей, Ольга Васильевна зарабатывала даже больше – 60 рублей. Все сбережения семьи составляли 150 рублей. Такой достаток явно не позволял замахиваться широко. Но Шантаевы решились на покупку, заняв денег у родни и знакомых. Рассчитывались за дом ровно три года. Правда, помогло то, что старшие сыновья Семен и Николай в ту пору уже работали. К тому же одну комнату семья сразу стала сдавать квартирантам.

Шли годы, над Красной слободкой зазвучали новые песни, было в них много радости и ожидания счастья:

Как на фабрике была парочка,

Он был слесарь, рабочий простой,

А она была пролетарочкой,

Всем известна своей красотой.

К началу Великой Отечественной войны дедушка и бабушка уже давно не работали на фабрике, они хлопотали по дому и поджидали вечерами своих детей и внуков. Кто-то уезжал из Твери, но проходило время, и родительский дом тянул как магнит. Так после своих странствий вернулась в родную Тверь и семья Нины Васильевны. Нина впервые вступила на это крыльцо в годовалом возрасте. Войну она увидела глазами шестилетнего ребенка. От немцев пришлось бежать в Тургиново, где жили родственники отца. Но и здесь их настигли оккупанты. Лежа на печке, деревенская малышня смотрела сверху вниз, как в избе хозяйничали чужие страшные люди.

А в это самое время свой дом в Калинине охраняла от напасти бабушка Ольга Васильевна. Но и ей пришлось пустить немцев на постой. Первым делом они вырубили в саду замечательные их яблони. Справедливости ради надо сказать, что при уходе ничего из вещей не взяли. Одному из офицеров приглянулся только плюшевый коврик с профилями вождей мирового пролетариата.

Отец Нины, инженер по образованию, Василий Александрович Шульгин перед самой войной работал на Калининской ТЭЦ. Им было приказано взорвать оборудование, чтобы оно не досталось врагу. Этот приказ не был выполнен. Все самые ценные агрегаты рабочие ТЭЦ утопили в Тьмаке.

Когда немцев прогнали, эти бесценные механизмы, извлеченные из-подо льда, сразу заработали на благо города. Правда, отец Нины Васильевны благодарности не дождался. Наоборот, в 1942 году его арестовали и год продержали в тюрьме.

О своем отце дочь вспоминает и с болью, и с жалостью, и с нежностью. Это был талантливый человек, в свое время он окончил горный институт имени Сталина. Был мастер на все руки, заботился о своей семье, хотя и мечтал нередко о дальних краях, больших стройках. Однажды судьба абсолютно по доброй воле его все же забросила на край земли – в Магадан. Там, на урановом руднике, он серьезно подорвал свое здоровье.

Чтобы ни случалось с родными Нины Васильевны, рано или поздно всех их принимал старый дом. В этих уютных дышащих стенах не только рождались, но и встречали свой последний час самые дорогие и близкие люди. Величайшим утешением для них было осознавать, что они покидают этот свет не в казенных стенах, а под крышей родного дома. Дедушка и бабушка умерли еще в войну. Отец дожил до 1993 года.

У самой Нины Васильевны судьба сложилась вполне благополучно. Ее жизненная профессия – строитель. По России пришлось поездить и многое повидать. Самой интересной стройкой она считает космодром в Плесецке. Дети, Вадим и Андрей, теперь, конечно, уже взрослые. Подрастают внуки. Самую младшую зовут Лизочка. Она еще ничего не знает о своей большой семье, ее корнях, славной истории дома. Но в ней продолжается дух рода.

Как-то академик Лотман заметил, что «понять по-настоящему историю можно, только узнавая факты жизни отдельных лиц, живущих в данную эпоху». Это действительно так. И рассказ о неприметном с виду старом доме в Красной слободе, его обитателях тому порукой.

На прощание Нина Васильевна напоила меня чаем с яблочным вареньем. Тяжелую зиму яблони перенесли героически и порадовали, как всегда, урожаем. И столетний клен возле дома нынче весь в золотой листве.

– Сердце научилось радоваться малому, – говорит Нина Васильевна, – в этом своя мудрость.

Татьяна МАРКОВА

23

Возврат к списку

Ведомственным знаком Почты России «За мужество» впервые наградили сотрудницу почты в Тверской области
23 мая состоялось торжественное награждение ведомственным нагрудным знаком Почты России «За мужество» Марины Юрьевны Журавлевой, почтальона из Краснохолмского района. Месяц назад она вступила в единоборство с вооруженными преступниками, которые напали на нее при исполнении служебных обязанностей. 
23.05.201812:02
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость