25 Апреля 2018
$56.8
70.53
16+

PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Культура 01.06.2010

Квартал № 44

Для жителей правобережной части Твери ближнее Затверечье всегда было самым загадочным районом. По делам мы там бываем нечасто, да и дел особых нет - в этой части города не работают, там просто живут. Но мы с вами, дорогой читатель, нарушим традицию. Нет, через Волгу не пойдем - даже при нынешних морозах лед в устье Тверцы не внушает доверия. Цивилизованно доедем до Пожарной площади и углубимся в сплетение когда-то тихих патриархальных переулков.

Для жителей правобережной части Твери ближнее Затверечье всегда было самым загадочным районом. По делам мы там бываем нечасто, да и дел особых нет - в этой части города не работают, там просто живут. Но мы с вами, дорогой читатель, нарушим традицию. Нет, через Волгу не пойдем - даже при нынешних морозах лед в устье Тверцы не внушает доверия. Цивилизованно доедем до Пожарной площади и углубимся в сплетение когда-то тихих патриархальных переулков.

Самый вольный из посадов

По улице с забавным названием Новая Заря пройдем мимо возрожденного Екатерининского женского монастыря на берег Волги. Впечатлительных людей нужно предварительно подготовить: открывающаяся отсюда панорама правобережной части может, что называется, «сорвать крышу» - с непривычного ракурса город выглядит почти чужим. И очень внушительным: отсюда одновременно и во всей красе видны мосты, «единая фасада» здания речного вокзала и бывшего Епархиального училища - последнее мы по сути никогда и не видели толком, оно раскрывается только отсюда.

Полюбовавшись панорамой, обратим внимание на небольшой одноэтажный дом. Сейчас, скромно отремонтированный, он не производит впечатления ценного памятника. Однако он ограничивает с запада квартал № 44, в соответствии со статьей 34 федерального закона «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» и статьей 12 аналогичного закона Тверской области, считающийся зоной охраны объектов культурного наследия.

Этот скромный дом был построен в конце XVIII века, когда вся Тверь перестраивалась после пожара по новому регулярному плану, разработанному Никитиным и его «командой архитекторов». Проект для Затверецкого посада был прислан Сиверсом в Петербург, и утвержден Екатериной 3 августа 1773 года после рассмотрения его в Комиссии о строении.

Затверецкая часть по сравнению с другими бывшими посадами получила самую свободную планировку, здесь были максимально учтены традиционно сложившаяся уличная сеть и система храмовых доминант. Каменные строения располагались по преимуществу на набережных (всего их к началу XIX века было 61), внутри же почти весь район был деревянным и совершенно патриархальным, эдакое традиционное село в черте города. Таковым он и оставался до недавнего времени.

«…Искажает восприятие памятника»

С другой, восточной стороны квартала расположено в высшей степени загадочное сооружение. Начинали его строить немногим позже, чем упомянутый дом, но в конце XIX века он был основательно перестроен. Да так, что специалисту придется долго ломать голову, прежде чем он сможет подобрать определение этого архитектурного стиля. Допустим, так: «интересный образец дома, перестроенного в формах эклектики с включением элементов классицизма». «Лица необщим выраженьем» дом обзавелся стараниями его тогдашнего хозяина И. Е. Миролюбова, дьякона расположенной по соседству церкви Мины, Виктора и Викентия - она и сейчас сохранилась как одна из главных высотных доминант Затверечья.

До недавнего времени, когда этот район был, без преувеличения, «медвежьим углом» города, дом Миролюбова производил почти зловещее впечатление. Массивный двухэтажный объем, непривычные «формы эклектики», в чем-то перекликающиеся с готикой, три зияющих чернотой арочных окна - рядом со скромными деревянными домиками он вполне мог бы сойти за замок. Доводилось слышать об этом доме нехорошее, иногда его прямо называли «домом с привидением». Самая распространенная версия этой легенды вполне традиционна: один из жильцов (или даже сам хозяин) повесился, и дух самоубийцы, оставшийся в этом доме, очень не жаловал его новых обитателей.

Надо сказать, что-то в этом есть. Исключительно добротное здание со стенами метровой толщины, расположенное в престижном районе на самом берегу Волги, очень долго стояло бесхозным даже тогда, когда в Затверечье случился строительный бум. К нему подступались неоднократно, завозились стройматериалы, затевался ремонт - а потом все как-то сходило на нет. То ли у очередного хозяина возникали финансовые проблемы, то ли… Говорили о необычно частых несчастных случаях вроде бы даже со смертельным исходом.

Правда это или нет - неизвестно. Однако с тех пор набережная Волги обросла дорогими особняками, «не имеющими ничего общего с исторической застройкой Твери», а окна дома Миролюбова по-прежнему чернеют пустотой. Сейчас «на данной территории к памятнику с северного фасада пристроено здание, которое искажает восприятие памятника». Действительно, теперь это просто руина, которая уже не выглядит зловещей.

Сказочный домик с большим будущим

Третий памятник квартала № 44 долго скрывался от глаз «правобережного» наблюдателя, обозначаясь лишь забавной башенкой, намекавшей на терем из русских сказок. Несколько лет назад же, когда на набережной были вырублены буйные заросли и снесены ветхие покосившиеся постройки, глазу открылся элегантнейший асимметричный особняк в стиле модерн, построенный в 1910 году. То есть элегантно он выглядел давно, когда был загородной виллой владельца столичного пивоваренного завода, австрийца Отто Эмильевича Мартина (по другим данным, господин Мартин служил бухгалтером на заводе, принадлежавшем Слотинскому).

В советское время в этом особняке размещался строительный участок. Казалось бы, строители вполне могли содержать свой «офис» в должном порядке. Однако нынешний арендатор получил здание, находившееся в аварийном состоянии. Этим арендатором оказался известный ученый и меценат, вице-президент Всероссийского общества охраны памятников Эдвард Човушян.

- Сначала было необходимо расчистить территорию, - рассказывает Эдвард Олегович, - реставраторы вывезли отсюда десятки машин строительного мусора. Были снесены находившиеся на территории домовладения ветхие постройки, руины одного сгоревшего здания еще и сейчас вон там, под снегом. В первую очередь мы провели работы по укреплению фундамента, потом занялись кровлей. Сейчас этот особняк восстанавливается как положено, по обмерным чертежам, проект реставрации, разработанный архитектором Валерием Курочкиным, мы возили на утверждение в Москву. Здесь будет новая городская усадьба, сформированная в соответствии со статусом охранной зоны. В перспективе же мы хотим воссоздать участок набережной в том виде, как это предполагалось согласно первоначальному проекту.

Входим внутрь. Даже неспециалист заметит, что здесь идет именно реставрация, предполагающая максимальное сохранение исторической постройки. Извлекаются и заменяются новыми конструкциями лишь прогнившие участки иногда весьма причудливой формы. Уже есть пол и потолочный настил. А в углу аккуратно составлены сделанные заново взамен утраченных элементы фасадного декора и оконные наличники. Естественно, никакого пластика, все из дерева - высококачественной сосны и лиственницы. Правда, окна будут застеклены каким-то особенным французским голубым стеклом.

Декор, кстати, будет частично изменен. Северный фасад еще и сейчас украшают умилительные завитушки деревенского вида, сделанные явно позднее и к модерну отношения не имеющие. Архитекторы сочли уместным, изучив архивную документацию, воссоздать декоративное убранство фасадов таким, каким оно могло быть в 1910 году.

Но более всего впечатляет новое медное покрытие на шатре башенки. Оно обошлось в полтора миллиона рублей. Всего же на реставрацию дома Мартина запланировано израсходовать около пятнадцати миллионов. Восстановительные работы предполагается завершить к осени. Скорее всего здесь будет размещаться одно из подразделений тверского Ротари-клуба. Хотя возможны варианты.

Отрицательное влияние объекта

Могло так сложиться, что мы с вами, дорогой читатель, гуляли бы по совсем другой набережной, без всяких привидений и модерна. В том случае, если бы был реализован план послевоенного восстановления Калинина, разработанный академиком Николаем Колли и предполагавший создание на всем левом берегу Волги репрезентативной парадной набережной. К сожалению или к счастью, этого не случилось. Но зато сделал свое дело строительный бум девяностых, результатом которого стала плотная шеренга пестрых особняков разной степени заковыристости. Один из них вообще похож на типовое административное здание, каковых очень много в районных центрах Тверской области. Статус охранной зоны этому месту присвоили явно с опозданием - не сносить же теперь, в самом деле, всю эту роскошь? Дисгармоничная застройка (официально это так называется) требует нейтрализации. А именно - «покраски объекта скрывающими его цветами, расчленяющими фасад, и посадки около объекта экранизирующих зеленых насаждений». А еще «снижения дисгармонии их форм крыш» - это относится к домам, которые по высоте и цвету нормальные, но очень уж витиевато украшены. Сомневаюсь я, однако, что их хозяева своими руками будут уничтожать всю эту красоту. Да и то, ровно сто лет назад (а строительство дома Мартина началось аккурат в 1906 году) владелец особняка в стиле модерн тоже, видимо, в глазах соседей выглядел архитектурным радикалом.

Наталья ЗИМИНА

70

Возврат к списку

В "Старом парке" Твери состоялся масштабный субботник
21 апреля мероприятие прошло на территории Тверского областного ДК "Пролетарка".
21.04.201815:05
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 1 2 3 4 5 6
Новости из районов
Предложить новость