20 Мая 2018
$56.8
70.53
16+

PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Общество 01.06.2010

Тверская рулетка

Четвертый год бомжуют судебный эксперт, врач-психиатр Ирина Яковлева и семья Любови Петушковой, в которой есть несовершеннолетние дети. Не по своей воле они скитаются по общежитиям, знакомым, дальним и близким родственникам, а по решению суда.

Четвертый год бомжуют судебный эксперт, врач-психиатр Ирина Яковлева и семья Любови Петушковой, в которой есть несовершеннолетние дети. Не по своей воле они скитаются по общежитиям, знакомым, дальним и близким родственникам, а по решению суда.
Сначала оттяпали сад, потом сгорел дом…

Несколько лет назад администрация Твери отвела частной фирме - ООО «Винея» - земельный участок под строительство 260-квартирного дома на углу улиц Озерная и 15 лет Октября. Стороны подписали договор, что до ввода третьей очереди застройщик обязан возместить администрации города 190,9 кв.м общей площади жилья, «ранее предоставленного гражданам, отселенным с места строительства, путем передачи в муниципальную собственность квартир в построенном доме». На этом же участке, предназначенном под застройку, по ул. Озерной находился дом № 3 - с фруктовым садом и надворными постройками. На протяжении почти 20 лет здесь проживали соответственно прописке И. Яковлева и Л. Петушкова с двумя детьми - до 2002 года. До тех пор пока строители не проложили через сад и под окнами инженерные сети, уничтожив часть дома, сарай, погреб, туалеты, колодец…

- Под давлением строящейся высотки наш дом оказался в окружении талых и грунтовых вод, фекальных масс, которые буквально выдавили нас из жилья, - говорит Ирина Петровна. - Потом средь бела дня случилось два поджога. Дом с нашим имуществом почти полностью сгорел. Попытки получить благоустроенные квартиры взамен предназначенного под снос и уничтоженного дома, как это предписывается исполнительной власти законодательством, результата не дали.

Абсолютно все жильцы соседних домов тем не менее получили муниципальные квартиры. Почему в крыше над головой городские власти отказали именно этим двум семьям? Обе женщины - бывшие жены домовладельцев. С мужьями они разошлись по разным причинам, но продолжали проживать под одной крышей. Позже бывший супруг Яковлевой умер. Петушков уехал в деревню к матери, оставив в доме семью с двумя детьми. По закону (ст. 127 Жилищного кодекса) «…право пользования помещением сохраняется за этими лицами и в случае прекращения семейных отношений с собственниками жилого дома». В свою очередь к отношениям пользования жилыми помещениями между собственником дома и бывшими членами его семьи применяются правила, установленные статьями 131 - 137 ЖК: на муниципальные квартиры при сносе личного дома имеют право претендовать все постоянно в нем живущие. Но Петушкову и Яковлеву городские чиновники пытались убедить в том, что в связи со сносом их дома должна применяться 92-я статья ЖК и жилье им должна предоставить организация, которая ведет строительство на их участке. Но тут получается неувязка.

- Ведь эта самая статья регулирует отношения, возникающие при пользовании жилыми помещениями в домах государственного и общественного жилищного фонда (глава 2-я ЖК, статьи 50-100). А уничтоженный дом по Озерной, 3 относился к индивидуальному сектору, и отношения в связи с этим возникают только между его бывшими жильцами и администрацией города, - объяснил юрист Андрей Ермашев, представляющий интересы Петушковой и Яковлевой в суде. - И регулируются эти отношения совсем другой группой норм Жилищного кодекса: глава 6, статьи 127-139, т.е. пользование жилыми помещениями в домах индивидуального жилищного фонда. В качестве субъектов жилищных правоотношений законодатель имел в виду только граждан и государственные, общественные организации, а не частные строительные фирмы, которых тогда еще просто не было. Что касается 92-й статьи, то и она предполагает только безвозмездную передачу гражданам в пожизненное пользование квартир взамен их жилья в сносимом доме или переоборудуемом в нежилой.

Позиция чиновников

Поначалу Ирина Яковлева и Любовь Петушкова были уверены, что получат не только новые благоустроенные квартиры, но и солидную компенсацию за дом и за сад.

- Заместитель мэра Виктор Прокудин не раз заверял нас в этом. И мы ему верили. Все же лицо ответственное… Иначе кому же тогда вообще верить?! Поэтому когда он предложил нам побыстрее переселиться, подписав договор с ООО «Винея», мы без колебаний это сделали в надежде на то, что уж городская власть-то нас в обиду не даст, - рассказывает Любовь Петушкова. - Мы считали, что она возложила на строительную фирму какие-то организационные обязанности. Например, ускорить освобождение участка под застройку, поторопить жильцов, предоставить жилье из своего маневренного фонда до предоставления нам положенных по закону квартир (т.е. до сдачи 3-й очереди, как следует из договора)… Позже мы поняли, что нас пытаются обмануть, и решили прекратить все отношения с частной фирмой.

Кстати, «ТЖ» располагает обширной перепиской, которая велась на протяжении этих лет между различными инстанциями «по вопросу отселения граждан, проживающих по ул. Озерной, 3». Есть и письмо теперь уже бывшего заместителя главы администрации города Виктора Прокудина тогдашнему заместителю губернатора Александру Тягунову от 20 июня 2001 года, в котором «руководству фирмы (ООО «Винея». - Авт.) предложено пересмотреть очередность застройки, чтобы аварийные дома были отселены в первую очередь. После подписания инвестиционного договора заявители (Петушкова и Яковлева. - Авт.) будут дополнительно проинформированы о конкретных сроках отселения дома № 3 по ул. Озерная».

- Но потом городская администрация поменяла позицию и потребовала заключить с «Винеей» договор коммерческого найма жилья. Причем все наши соседи получили новые муниципальные квартиры. А почему мы обязаны вступать в сомнительные отношения с частной фирмой? - удивляется Любовь Петушкова. - Ведь горадминистрация, приняв постановления о сносе домов, автоматически возложила на себя обязанности предоставить всем нам муниципальное жилье в соответствии со статьями ЖК - 127-й и 137-й и не имела права без нашего согласия передавать эту обязанность другой, тем более частной, организации. Устранившись от этих обязательств, возбудила чрезмерную активность «Винеи».

Позиция застройщика

Началась судебная тяжба. ООО «Винея» предъявила оставленным без крова женщинам разные иски при абсолютно одинаковом правовом положении: Ирине Яковлевой - о признании ее утратившей право на жилье (!), о признании ее не приобретшей права на жилье и об исполнении кабальных договоров. Любови Петушковой - иски об исполнении предварительного договора и о понуждении заключения основного договора о коммерческой аренде жилья. Правда, первый был отклонен судом. Потому что на день его рассмотрения в коммерческом жилье, которое ей выделяла фирма, жила другая семья. Затем первые два иска к Яковлевой «Винея» отозвала, зато предъявила аналогичный Петушковой. Судья Московского райсуда Н. Кокорева его приняла.

Шокируют и «методы доказывания», и процессуальная тактика «Винеи», - говорит Ирина Яковлева. - Не имея возможности обосновать свои требования ссылками на законы и факты, фирма обвиняет нас в нарушении инвестиционного договора. А к нему-то какое мы отношение имеем?

Затем фирма представила в суд справку БТИ, якобы выданную бывшему мужу Петушковой, о нулевой стоимости разрушенного дома, в то время как на руках у него была подлинная, полученная им еще раньше, и техпаспорт. По этим документам дом оценен в 27000 рублей, а степень износа составляет 55 - 60%.

- Не будь этой новостройки, мы продолжали бы жить в своем доме, - говорит Ирина Петровна.

Кроме того, застройщик, предлагая подписать Петушковой предварительный договор, проигнорировал интересы ее совершеннолетней дочери и несовершеннолетнего сына.

Своего апогея история достигла 25 апреля 2003 года, когда юрист фирмы зашла в кабинет врача Яковлевой, положила перед ней два чистых экземпляра предварительного договора и попросила на одном из них хотя бы расписаться в получении для ознакомления.

- Я была по уши загружена работой и, не почувствовав подвоха, машинально поставила подпись. Ведь любой здравомыслящий человек никогда свое реальное право на муниципальное жилье не променяет на кабальный договор коммерческого найма. Этот, на мой взгляд, обман подтверждается документально и материалами двух судебных заседаний, на которых я постоянно твердила, что не хочу вообще связываться с «Винеей». Ни о каких отношениях с этой частной фирмой вообще речи быть не может, - возмущается Ирина Яковлева.

Наконец, на процессе Андрей Ермашев несколько раз спрашивал у юриста «Винеи» о том, соглашалась ли Яковлева заключить с ними договор. Ответ был - нет, на это Яковлева никогда не давала согласия, иначе не встретились бы в суде.

А судьи что ж?

«ТЖ» не раз присутствовала на судебных процессах по «делу» Петушковой и Яковлевой. Открытые заседания любой человек вправе посещать. Однако не единожды без объяснения причины представителя прессы выгоняли из зала суда. Однажды судья Н. Кокорева даже прибегла к помощи двух судебных приставов, используя их как орудие расправы с журналистом, которого они вывели под конвоем чуть ли не под руки. Лишние уши и глаза на заседании, видимо, не нужны. Процесс судья вела ангажированно, на повышенных тонах. Истице (Петушковой) и ее представителю вообще затыкала рот, каждое шевеление занося в протокол как нарушение. Другой стороне, напротив, мило улыбалась и позволяла некоторые «вольности». Например, перешептываться между собой, ходить по залу, выскакивать с речью с места без разрешения… Никакой состязательности сторон, провозглашенной законом, и в помине не было.

С каждым посещением судебных заседаний вопросов становилось только больше. Ответов вообще не было. Например, почему иски «Винеи» оказались у разных судей? Почему чиновники городской администрации отказывались Петушковой и Яковлевой выдать необходимые копии документов? Почему представители частной фирмы чувствуют себя хозяевами в суде, а доказательства подменяют требованиями? Почему власть отреклась от своих граждан, трепетно защищая интересы бизнесменов?..

17 февраля 2003 года мы предъявили встречный иск к ООО «Винея» и городской администрации, предложив объединить все исковые материалы в одно производство - из-за однородности наших дел, - говорит Петушкова. - Но судья Кокорева мне сказала, что у нее нет оснований его принимать. Я много раз пыталась получить решение, но она отказывалась мне его выдавать из-за того, что у меня не было постоянного места жительства. Потом все же выдала определение об отказе - через 51 (пятьдесят один!) день, вместо пяти положенных, после подачи встречного иска. Далее началось нечто для нас непонятное. Нам было отказано в отводе судьи, вызове свидетелей, должностных лиц прокуратуры Московского района, которые видели затопление нашего дома и отслеживали ситуацию нашего вынужденного переселения. При этом судья заявила, что эти люди заняты более важным делом и их не следует беспокоить. Что же может быть важнее защиты интересов своих граждан?…

Таким образом, открытый судебный процесс превратился в закрытый: неугодных гнали из зала суда при помощи приставов. Прокуроров и свидетелей не приглашали. Тут же административному преследованию со стороны судьи подвергся Андрей Ермашев. Однако постановления мирового судьи о наложении штрафов были впоследствии отменены решениями председателя суда Московского района Татьяной Першиной.

- Своей грубостью судья Кокорева спровоцировала нервный срыв моей дочери, которая была беременна. С ней случился сердечный приступ, - рассказывает Любовь Михайловна. - В суд вызвали «скорую помощь», Нелли отвезли в 6-ю горбольницу. Потом судья пыталась привлечь ее к уголовной ответственности якобы за оскорбление суда… Со мной она общалась грубыми окриками, заставляла меня одну стоять на протяжении всего процесса до боли в ногах. А на судебном заседании, которое было 6 февраля 2004 года, она прямо заявила, что нечего мне и надеяться на получение муниципального жилья. И потребовала, чтобы я заключила договор коммерческого найма с частной фирмой. Наконец, судья и меня привлекла к административной ответственности.

Однако постановление мирового судьи вновь было отменено председателем суда Татьяной Першиной. Кстати, корреспонденту «ТЖ» «посчастливилось» присутствовать как раз на этом заседании. Было все именно так, как рассказала Любовь Михайловна. Она почти весь процесс простояла на ногах. И плакала, не в силах сказать слово, - от агрессии, грубости, окриков, постоянного (простите за слово, так не подходящее по отношению к представителям судейского корпуса) «наезда». Действительно, без слез на подобное правосудие невозможно было смотреть.

Но, так или иначе, решения были вынесены. Исковые требования «Винеи» к Яковлевой судья Н.Кокорева удовлетворила, т.е. понудила ее к заключению договора коммерческого найма жилья с частной фирмой. Дело Петушковой было передано другому судье - Е. Радионовой, которая «Винее» в иске отказала.

- Не могу не отметить корректное ведение новой судьей процесса. Однако не могу согласиться с частью решения об отказе мне в иске к горадминистрации и возмещении морального вреда, - говорит Любовь Михайловна.

Весь этот разнобой был одобрен областной судебной инстанцией. Различие в решениях по однородным делам, видимо, не привлекло внимания. Где таится единообразие в понимании иных правоприменителей, пока остается загадкой. К тому же договор коммерческого найма, который фирма навязывает и Яковлевой, и Петушковой, возможен только с юридическими лицами, каковыми женщины не являются.

Обе семьи намереваются обратиться в квалификационную коллегию судей Тверской области и к председателю облсуда с надзорными жалобами. Они намерены защищать свои права до конца. Пока крутится «барабан».

Сегодня судебные исполнители делают свою работу.

- Они говорят, что «Винея» якобы требует снять нас с регистрационного учета с Озерной, 3. А куда прописываться? - недоумевает Петушкова. - Это, видимо, никого не волнует. За эти годы скитаний у сына развилась депрессия. Страдает вся семья…

- Нет жилья, куда я могла бы прописаться, - говорит Яковлева. - По существу под угрозой мой статус, моя работа, моя личность, наконец. Четыре года без права на личную жизнь… Это привело к стрессовой ситуации. Я часто болела, что подтверждается документально. А как может человек реагировать на перспективу бездомности в 46 лет?

Пока шли процессы, Любовь Петушкова стала бабушкой. Внука по месту регистрации мамы Нелли не прописывают. Органы опеки и попечительства, по всей видимости, не знакомы с ситуацией. В паспортном столе Московского района порекомендовали зарегистрировать ребенка у матери через суд. Иначе частная фирма все равно выпишет его из дома на Озерной. Правда, посоветовали прописать малыша к прабабушке в однокомнатную малогабаритку, где сейчас вся семья пережидает зиму.

Но вот вопрос: при чем тут прабабушка?

Дарья ОСОКИНА

50

Возврат к списку

В Тверской области прошел ежегодный усадебный праздник "Сиреневое Домотканово"
В залах усадебного дома были представлены подлинные работы Валентина Серова – живописный эскиз к картине "Русалка" и графические работы из фондов Тверской областной картинной галереи.
20.05.201811:55
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость