18 Августа 2018
$56.8
70.53
16+

PDA-версия
К началу
Новости дня
P.S. 01.06.2010

Как Фандорин попал на кладбище

В свое время, когда на книжных прилавках страны появился первый роман о сыщике Эрасте Фандорине, его автору Григорию Чхартишвили, эссеисту и члену редколлегии журнала «Иностранная литература», было, видимо, не совсем прилично ставить на обложку «Азазеля» свою фамилию

В свое время, когда на книжных прилавках страны появился первый роман о сыщике Эрасте Фандорине, его автору Григорию Чхартишвили, эссеисту и члену редколлегии журнала «Иностранная литература», было, видимо, не совсем прилично ставить на обложку «Азазеля» свою фамилию. Тем более псевдоним придумался хороший, с намеком. Но время-то идет. Одному человеку, пишущему под разными фамилиями и разные совершенно вещи, волей-неволей приходится раздваиваться и «воевать» по разные стороны баррикад - «высокой» и «массовой» литературы.

Предпринятый двумя авторами - Григорием Чхартишвили и Борисом Акуниным - литературный проект «Кладбищенские истории» есть своеобразный эксперимент. Хотя изначально, по всей видимости, задумывались прежде всего документальные эссе о самых знаменитых некрополях мира. А беллетристика, написанная «рукой» Бориса Акунина, прибавилась позже. Пять лет работы над книгой - прямое тому доказательство. И на самом деле. За месяц посетить шесть кладбищ в разных концах света сложно. Впечатления к тому же надо осмыслить, придумать, как их подать, написать текст, наконец. А учитывая то, что на Еврейское кладбище на Масличной горе в Иерусалиме г. Чхартишвили приезжал аж дважды, в общей сложности пять лет и получается. Другое дело с кладбищенскими страшилками от Бориса Акунина. Как можно судить по их содержанию, создавались они примерно в одно и то же время, причем явно в 2004 году.

Итак, шесть некрополей - Старое Донское кладбище в Москве, Хайгетское в Лондоне, Пер-Лашез в Париже, Иностранное кладбище в Иокогаме, Грин-Вуд в Нью-Йорке и Еврейское в Иерусалиме. В каждом тексте о них авторы изображают различные лики, варианты смерти - от забытой (здесь живописуется история душегубицы Салтычихи) до нестрашной (о переходе в жизнь вечную на Святой земле). Каждый рассказ - это рассказ о людях, которые жили когда-то, но никуда не делись и продолжают свое уже не бренное существование в альтернативных временах. Одновременно это еще и повествование о самих городах - старых и не очень, - где до нас свою жизнь прожили сотни тысяч, миллионы человек, до которых нам, за редким исключением, нет теперь никакого дела. Неважно, по большому счету, кто жил и живет сейчас в каждом конкретном городе: в конечном итоге все они станут соседями по «подземным кварталам». И старинные города вроде Парижа или Рима, как сообщает «Разъяснение» к «Кладбищенским историям», знают об этом лучше и больше. Жаль только - о Риме в книге нет ни строчки. А ведь еще в поэме Перси Биши Шелли сказано: «Иль в Рим иди, что сделался гробницей… Да, в Рим ступай, он сразу - склеп…»

Г. Чхартишвили описывает могильные плиты, памятники, склепы и деяния Петра Чаадаева, Диккенса, Маркса, Оскара Уайльда и многих других славных и совсем бесславных представителях рода человеческого. А Борис Акунин документальные свидетельства своего соавтора перелицовывает в занимательные и не очень страшные страшилки, изобилующие реальными фактами из жизни кладбищ, которые тот подсмотрел. В одной из них фигурирует и сыщик Фандорин. Он ведет расследование смертоубийства на иокогамском кладбище, причем заканчивает его почти бесславно, не так, как все привыкли. Основоположник коммунизма под пером затейника Акунина превращается в милого и вечно голодного вампира. Маркс-Мавр вынужден довольствоваться кровью многочисленных на Хайгете лис и боится отравиться русским коммунистом, у которого «строгий выговор с занесением в учетную карточку в 1982 году! Регулярная неуплата членских взносов» и который ко всему этому спал на лекциях в Университете марксизма-ленинизма. В общем, весело, но, читая акунинские истории, ловишь себя на мысли: где-то это уже было, кем-то это уже было написано. В том ли, впрочем, дело. Потому как если сама тема - вечная и, стало быть, общая, так и сюжеты тоже не принадлежат никому конкретно.

Впрочем, детективные новеллы имеют свое значение. Во-первых, без них книга была бы, наверное, скучнее, а объем - меньше. А во-вторых, что немаловажно, в них, как и в очерках, можно проследить мысль авторов. В общих чертах сформулировать ее можно примерно так: сначала эссеист Чхарташвили и герои Акунина боятся таинства смерти и самого факта перехода из живого состояния в неживое, в финале же актуализируется противоположный тезис - о возможном и даже необходимом избавлении от этих фобий.

Петр РУЧНИКОВ

14

Возврат к списку

В Тверском Императорском дворце проходит выставка "От Екатерины Великой к Екатерине Павловне" ВИДЕО
Особенность этой выставки в том, что на нее привезены экспонаты из коллекции музея Царского Села и частных коллекций. Впервые посетители выставки смогут увидеть личные вещи членов императорской семьи, в том числе уникальную редкость - платье, которое носила молодая Екатерина Великая.
17.08.201800:01
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
Новости из районов
Предложить новость