21 Февраля 2019
16+

PDA-версия
Рубрики
К началу
Новости дня
Общество 01.06.2010

Типун им на язык

Недавно Заволжский районный суд рассмотрел очередное дело о мошенничестве. Впрочем, это дело было особенным. И не только потому, что аферу провернули милые интеллигентные молодые мамы. Недоумение участников процесса вызвала дикая байка, которой пользовались мошенницы, – ради сомнительной прибыли они едва не «похоронили» собственных родителей.

Недавно Заволжский районный суд рассмотрел очередное дело о мошенничестве. Впрочем, это дело было особенным. И не только потому, что аферу провернули милые интеллигентные молодые мамы. Недоумение участников процесса вызвала дикая байка, которой пользовались мошенницы, – ради сомнительной прибыли они едва не «похоронили» собственных родителей.

1.Суп жидок, и бриллианты мелки

Катя Н. и Ира С. были давними подругами, хоть и принадлежали к разным социальным кругам. Катя – мать-одиночка, работница завода, а Ира – из состоятельной семьи. Но, как говорится, кому суп жидок, а кому бриллианты мелки – легких денег девушки хотели одинаково сильно.

Как рассказали в прокуратуре Заволж-

ского района, «идеологом» мошенничества можно назвать Иру. Начав карьеру практикующего юриста, она по служебной надобности часто общалась с владельцами нескольких фирм. Вот у кого-нибудь из них девушки и решили выманить деньги. Легенду придумали вместе: мол, мать Кати, якобы Ириной «коллеги», попала в автокатастрофу, она при смерти, срочно нужно триста тысяч рублей на операцию. Для большей убедительности девушки назначали встречи в холле управления регистрационной службы – люди ожидают встретить мошенника где угодно, только не в учреждении юстиции.

Перед будущим потерпевшим девушки разыграли целый спектакль. Катя всхлипывала и поддакивала, а Ира в красках расписывала критическое состояние ее матери. Говорила, что родственники Кати уже начали собирать деньги, да и сама любящая дочь может обменять квартиру на худшую, а до-

плату использовать на лечение матери, или взять кредит. Но это за один день не делается, а счет жизни мамы пошел на часы. Они убедили его одолжить Кате триста тысяч, изъяв их из оборота. Ира уверяла: когда родственники соберут деньги или банк выдаст кредит, Катя деньги вернет, даже с процентами. Все это было ложью: возвращать деньги они не собирались.

2. Психологическая обработка

Кто-то скажет: сам виноват, нужно было сначала проверить информацию, а уже потом спешить на помощь. Но поставьте себя на место потерпевшего. Чтобы все проверить, потребуется не один день, а тут говорят, что каждый час промедления может стоить жизни. К тому же за порядочность заемщицы и достоверность истории ручалась давняя знакомая, в чьей честности кредитор был уверен. На руку девушкам сыграл и случай. Передавая им деньги, потерпевший ошибся – дал на пятьдесят тысяч больше и не заметил этого. Вскоре Катя привезла лишние деньги обратно, чем окончательно убедила кредитора в своей порядочности.

И наконец, у людей существует инстинктивное табу, не позволяющее играть такими понятиями, как жизнь и смерть своих близких. И уж если кто-то говорит, что мать при смерти – это по определению не может быть неправдой.

Примерно через месяц девушки попросили отсрочку: мол, родственники еще не собрали деньги. Затем Катя позвонила, сказала, что находится в другом городе, где лечится ее мать, и отдаст деньги, как только вернется в Тверь. Затем нашла еще с десяток причин повременить с расчетом. Кредитор шел ей навстречу.

3. Здравствуйте, я ваша мама

Договариваться о последней отсрочке уплаты Катя пришла с женщиной средних лет. Она представила ее как свою тетю, обещавшую помочь с деньгами. Первый же вопрос, заданный потерпевшим, был о состоянии мамы. Девушка рассказала о болезненных медицинских процедурах, которые та переносит. Женщина взорвалась: «Я не могу больше это слушать! Я – ее мать!»

Оказалось, мать поняла, что Катя должна крупную сумму. Она решила во всем разобраться на месте. Чадушко умоляло не говорить кредитору, что они мать и дочь. Узнав почему, мама испытала настоящий шок. Уж если она когда и была близка к госпитализации, то именно в тот момент.

Кредитор пытался решить дело миром. Мать Кати была готова возместить ущерб, но по частям и со временем. А родители Иры уверяли: доказать злой умысел их дочери не удастся. Она лично уговорила потерпевшего выручить ее подругу, пользуясь давним знакомством, она подтвердила достоверность придуманной истории? Это ничего не значит – деньги-то просила не для себя, а для подруги. Так что их девочке ничего не грозит, даже если потерпевший обратится в правоохранительные органы.

Так он и сделал. Следствие установило вину Кати. А Ира вначале действительно проходила по этому делу свидетелем. Но, решив, что ей и в самом деле ничего не грозит, утратила «бдительность» и в ходе допроса допустила несколько оговорок, позволивших сделать выводы, что она-то вовсе не была введена подругой в заблуждение. К тому же при изучении ее личности всплыла еще одна криминальная история.

4. Папин карман не бездонный

Примерно в то же время, когда был обманут потерпевший, Ира провернула еще одну аферу, не отходя от своего рабочего места. Сначала, чтобы подготовить почву, она взяла в долг у коллег крупные суммы денег и вскоре их вернула. Создав себе репутацию честного человека, рассказала, что ее отцу требуется дорогостоящая операция. Коллеги собрали на операцию 8 тысяч долларов. Ира взяла деньги и исчезла. На работе были уверены, что она днюет и ночует в больнице. А потом выяснилось, что она прихватила еще и 600 тысяч рублей, принадлежавших деловым партнерам, – она взяла их якобы для совместных сделок от имени своей начальницы.

Проясняя ситуацию, руководство фирмы узнало, что отец Иры жив-здоров и ни в какой операции не нуждался. Мошенницу нашли и поставили условие: либо она возвращает деньги сама, либо они подают заявление в милицию.

Отец, которого Ира «уложила» на операционный стол, умолял не портить девочке будущее. Он вернул деньги. А дочь решила, что любая афера так же легко сойдет ей с рук – если что, папа заплатит. Ошиблась: чтобы не довести до суда хотя бы одно дело, отец взял кредит, намеревался продать квартиру… Покрывать прочие «подвиги» дочери он был уже не в состоянии. Да и потерпевший, убедившись, что мошенницы всерьез рассчитывают выйти сухими из воды, к тому же за счет «заживо похороненных» ими родителей, пошел на принцип: аферистов нужно судить.

5. Встать, суд идет

Сотрудники фирмы, где Ира провела ту аферу, были вызваны в качестве свидетелей – и роль девушки в деле стала ясна. Также ее подтвердило СМС-сообщение, отправленное Ирой подруге в день, когда афера раскрылась. Кроме того, по ходатайству потерпевшего к делу был приобщен диск с аудиозаписью его разговора с родителями мошенниц. Те произнесли несколько фраз, по которым можно судить о степени вины каждой из девушек.

На суде защита выражала сомнение в достоверности доказательств. В частности, велась речь о том, что СМС могло быть… подделано органами следствия. В суд вызвали эксперта, подтвердившего невозможность подделки.

Были сомнения и насчет приобщения к делу аудиозаписи – ведь она не была санкционирована, потерпевший сам решил записать разговор и после предоставил копию следователю. Но, как пояснили в прокуратуре Заволжского района, человек имеет полное право записывать собственную речь. А если при этом кто-то вступил с ним в диалог и заговорил о преступлении, вполне естественно, что законопослушный гражданин довел эти сведения до правоохранительных органов. К тому же суд в данном случае счел возможным рассматривать эту аудиозапись как доказательство.

Также защита пыталась доказать, что это дело не должно рассматриваться уголовным судом, так как займ одного частного лица у другого относится к области гражданско-правовых отношений. Но ведь гражданско-правовые отношения продолжаются, пока стороны пытаются решить вопрос без обращения в правоохранительные органы. Если же дело доходит до милиции и прокуратуры, которые находят в нем состав преступления, оно превращается в уголовное. В данном случае в мошенничество в крупном размере. За которое Катя была приговорена к двум, а Ира – к двум с половиной годам лишения свободы. Учитывая, что Катя – одинокая мать, а Ира незадолго до приговора тоже родила ребенка, наказание было решено считать условным, хотя гособвинитель за-

прашивал реальные сроки. Суд обязал их в равном объеме вернуть деньги с учетом инфляции – 347 тысяч рублей.

Пока дело рассматривалось в суде, Катя выплачивала потерпевшему долг. В общей сложности на момент вынесения приговора она успела вернуть 260 тысяч рублей. Ира не отдала ни копейки.

Прокуратура Заволжского района и потерпевший оспорили это судебное решение. Как пояснила помощник прокурора Юлия Семенова, обвинение сочло приговор неоправданно мягким. Поскольку мошенничество было совершено группой лиц по предварительному сговору в крупном размере и подсудимые всячески пытались запутать следствие. Кассационная коллегия областного суда оставила приговор без изменений. Потерпевший намерен оспорить и это решение, и, если понадобится, дойти до Верховного суда – он считает, что преступницы не осознали свою вину.

Раскаялись подсудимые или нет, это еще вопрос. Но они явно так и не поняли: есть то святое, что нельзя упоминать всуе. Пытаясь разжалобить суд, Катя говорила: ей позарез нужна была крупная сумма на лечение маленькой дочки. Мол, девочка страдает серьезным врожденным заболеванием. Эта информация не подтвердилась.

Из этических соображений имена осужденных изменены

Маргарита ВАСИЛЬЕВА

204
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Возврат к списку


Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость