20 Мая 2018
$56.8
70.53
16+

PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Общество 01.06.2010

Вместо заключения

25 декабря 2001 года в нашей газете была опубликована статья «Место «заключения». Речь шла о проблемном доме № 1 в I Пролетарском поселке. Это в общем-то и не дом, а кельи Христорождественского женского монастыря. Заселены они, однако, не послушницами, а простыми мирянами

25 декабря 2001 года в нашей газете была опубликована статья «Место «заключения». Речь шла о проблемном доме № 1 в I Пролетарском поселке. Это в общем-то и не дом, а кельи Христорождественского женского монастыря. Заселены они, однако, не послушницами, а простыми мирянами.

Около 40 человек живут здесь в коммуналках. Вернее, существуют. Получить нормальное, соответствующее здоровому образу жизни, жилье у них нет никакой возможности. Приватизировать и продать ныне имеющееся нельзя: как и сам монастырь, дом является памятником архитектуры.

Николай Корягин, один из жильцов, занимающий со своей семьей две комнаты в коммуналке более 20 лет, узнав, что приватизация запрещена, нашел вариант обмена. Семью, которая решилась въехать на его метры, устраивало все абсолютно. Но когда стороны стали оформлять документы, оказалось, что и обмен производить тоже нельзя… по причине аварийности, вернее, угрозы обвала (ст. 73 п. 3 Жилищного кодекса РСФСР). Жильцы, правда, почему-то до сих пор не знали, что их исторический дом может вот-вот обрушиться на их головы!

Проектный институт «Тверьжилкоммунпроект» еще в 1998 году обследовал дом № 1 в I Пролетарском поселке. В результате было установлено, что балки над частью помещений дома повреждены гнилью и домовым грибом на глубину до двух третей сечения. Были обнаружены массовые продольные и поперечные трещины, прогиб штукатурки потолков, состояние которой над многими помещениями предаварийное, вследствие чего возможно внезапное обрушение. Грозят «провалом» и полы, так как балки и переводы совершенно прогнили…Комиссия «Тверьжилкоммунпроекта» на основании обследования сделала вывод, что строительные конструкции и системы инженерного обеспечения здания имеют повышенный (!) физический износ, что объемно-планировочные решения не соответствуют требованиям СНиП 2.08.01 – 89 «Жилые здания» и что дом подлежит ускоренной (!) постановке на капитальный ремонт. А в пункте 14 «Технического заключения» значится, что необходимо «эксплуатацию жилых помещений, кухни и санузлов с аварийными участками перекрытия прекратить». Черным по белому! Но даже в договоре найма между жильцами и ЖЭУ-22 об этом ни слова. И это настораживает. Если все так угрожающе, значит, необходимо выселять из дома людей в срочном порядке. Но не тут-то было.

Н.Корягин, не нарушая ни строки договора, все же пытался найти правду. Обратившись в администрацию Пролетарского района с просьбой об отселении всех проживающих в аварийном доме жильцов, получил отписку: со всем согласны, только вот вопрос отселения граждан вызывает затруднения, и на сегодняшний день эта задача нереальна.

Побегав по кабинетам городской и Пролетарской районной администраций, Н.Корягин похоронил идею с обменом своего жилья. Однако то, что произошло позже, достойно большой сцены. 25 апреля 2002 года из администрации Твери за подписью В.Прокудина, заместителя главы города, ему пришел ответ: «…учитывая, что отдельные граждане, проживающие в этом доме, хотели бы самостоятельно улучшить свои жилищные условия, администрация не возражает против обмена вашего жилого помещения». Беда лишь в том, что семья, которая была согласна на обмен (даже в аварийный дом!) с Николаем Владимировичем, нашла уже другой вариант, устав от волокиты и ожидания. Поезд ушел. Возможность улучшить свои жилищные условия Н.Корягин упустил, а виноватых, как всегда, не найти.

Отсутствие логики наблюдается и в дальнейших действиях чиновников. Мы уже знаем, что в соответствии с постановлением главы администрации Твери № 1684 от 13.07.1998 г. дом признан аварийным (заметьте, аварийным, а не грозящим обвалом!) на основании заключения института «Тверьжилкоммунпроект», и проживание в нем без проведения капитального ремонта представляет опасность. Николай Корягин обратился в суд с иском к администрации города о предоставлении ему и членам его семьи благоустроенного жилого помещения. Однако представители городской и Пролетарской администраций Т.Березовская и В. Белов его требования не признали… за неимением законных оснований: истец не представил суду доказательства в подтверждение заявленных требований. Как это ни покажется странным, но заключение специалистов серьезной организации «Тверьжилкоммунпроект», а также изданное по результатам их обследования постановление за подписью А.Белоусова для суда не являются доказательством, а для исполнителей – руководством к действию. Ведь в документе, самим Александром Петровичем подписанном, значится, что д. № 1 в I Пролетарском переулке признать «аварийным и включить в список аварийных жилых домов муниципальной собственности, предлагаемых для первоочередного отселения жителей по Пролетарскому району». Вот только кому «предлагаемых»? Самому себе? Или главе администрации Пролетарского района А.Николаеву, на которого возложен «контроль за исполнением настоящего постановления»? И вообще насколько оно «настоящее», это постановление, которое даже для суда ну ничего не значит?

За неимением доказательств Н.Корягину в иске было отказано. Ведь выселить граждан из этого жилого дома, согласно ст. 91 ЖК РСФСР, можно в том случае, если он грозит обвалом. Круг опять замкнулся. В постановлении главы города речь идет об аварийности, но не об угрозе. Хитрая игра терминов оборачивается для жителей злополучного дома опять же боком. Когда удобно, аварийность можно отождествить с угрозой обвала, когда нет – наоборот. Например, в обмене Корягину отказали в свое время на основании статьи 73 п. 3 ЖК РСФСР: обмен не допускается, «если дом … грозит обвалом, подлежит сносу или переоборудованию для использования в других целях либо передается для государственных или общественных нужд». Или мы что-то не так поняли? Поэтому просим уважаемых чиновников городской и Пролетарской районной администраций разъяснить поподробнее и попонятнее: существуют ли постановления о переоборудовании дома для использования в других целях, о передаче для государственных, общественных нужд, или о постановке на капитальный ремонт с переустройством и перепланировкой жилых помещений? А то ведь как-то странно получается: в обмене отказано по причине угрозы обвала, а в иске – по причине отсутствия этой самой угрозы. Непонятно!

Наталья РАЧЕНКОВА

14

Возврат к списку

В Тверской области прошел ежегодный усадебный праздник "Сиреневое Домотканово"
В залах усадебного дома были представлены подлинные работы Валентина Серова – живописный эскиз к картине "Русалка" и графические работы из фондов Тверской областной картинной галереи.
20.05.201811:55
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость