22 Мая 2018
$56.8
70.53
16+

PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Культура 01.06.2010

Скажу вам правду про большой хинган…

Словно кто наворожил, до чего жарким выдался минувший август! Совсем как в солдатской его юности, на далекой маньчжурской границе, 60 лет назад

Словно кто наворожил, до чего жарким выдался минувший август! Совсем как в солдатской его юности, на далекой маньчжурской границе, 60 лет назад. Николай Владимирович, казалось, вновь ощущал тяжелое, знойное дыхание пустыни, а сердце колотилось так, словно из обманчиво-сонного, слепящего полдневного морока его опять ловил на мушку «жоржик» - японский снайпер…

36-я армия, боевой заслон дальневосточных рубежей. До войны здесь стояло пять армий, а в 40-е, когда опасность вторжения неизмеримо возросла, границу прикрывала лишь одна - на западе силы были нужнее. Так уж сложилось, что в 36-й армии служили сотни наших земляков, в основном 1926-1927 гг. рождения. Для них, «самых молоденьких» из ветеранов великой войны, она закончилась 3 сентября 1945 г., с капитуляцией Японии. Правда, лишь официально! Укрепрайон у японцев там был огромный, мощный, с траншейными бомбометами. Готовились к войне они очень основательно, даже амбразуры орудийных дотов обшивали каучуком. Подземная узкоколейка, опоясывающая город Хайлар, продержалась еще две недели. О тех событиях книг и фильмов создано немного. «Забытый, малый эпизод войны!» - вздыхает мой собеседник, для которого этот «малый эпизод» был боевой юностью. Не открывать огонь!

Даже если твой друг убит, а сам ты вжимаешься в пересушенный, обжигающий песок и пули свистят над головой. За ответный выстрел - расстрел на месте! А провокаций было ох как много…

Воды не хватало, в день - котелок на человека. Хочешь - пей, хочешь - мойся. Паек скудный, да и тем они делились с местными жителями. В тех краях русских было много - все больше бежавших подальше от революции. Но… хоть и белые, а свои! Как не накормить ребятишек, просящих хлеба на твоем родном языке? Последнюю буханку разломишь!

От цинги их спасал хвойный отвар, который варила в медсанбате младший лейтенант медслужбы Турышева, - Николай Владимирович не помнит ее имени, но до конца своих дней этой девушке благодарен будет. Она была чуть постарше их, совсем зеленых, и заботилась, как старшая сестра. Опекала, берегла, порой даже с командованием из-за них ругалась. Вроде мамки. И, как мамка, спасла полторы сотни раненых пацанов, когда японский десант ночью начал вырезать походный госпиталь. Могла в темноте уползти за палатки, в сопках был шанс спрятаться. А она подняла тревогу и отстреливалась, защищая своих раненых, хотя, казалось бы, что могла поделать одна девчонка против натренированных убийц? Помощь подоспела, большинство солдат были спасены. А ей дали звание Героя Советского Союза - посмертно, конечно…

Но это было уже летом 45-го, когда им, наконец-то разрешили ответить ненавистным «жоржикам». А до того они годами терпели и обстрелы, и издевательские выкрики, и прочее хорошо обдуманное хамство. Диверсантов было немерено, и они помогали пограничникам их ловить. Обиднее всего, что то были все больше свои, русские, и мужчины, и женщины. И сколько раз у этих, таких родных - русых и сероглазых - женщин они находили ампулы с холерным вибрионом и другой страшной заразой. Не пропустить ее в и без того истощенную войной страну - это тоже была их задача.

Границу они патрулировали вместе с пограничниками - сил не хватало, от заставы до заставы - до 50 километров, а вокруг степь, сопки, зной. «Цветущее Забайкалье! - смеется Николай Владимирович. - На веник и то нарвать нечего!» Впрочем, добавляет, на приличную баньку все равно ни воды, ни времени не хватало.

Здрасьте, я тетя Мотя!

Боевое мастерство им, в общем-то, понадобилось летом 45-го. А до того надо было охранять границу, учиться, держать нервы в узде и ловко обманывать врага. Сил у наших было очень мало, но японцам о том знать не следовало вовсе. И чего только ребята не придумывали! Представьте, что с десяток солдат носится по нашей территории и лупит холостыми до 40 выстрелов в минуту. С японской стороны казалось, что это целый батальон, который к тому же на учениях совсем не экономит патронов. Называлось это «движением бойцов-скоростников», а придумал его однополчанин Николая Владимировича сержант Девятков.

Приемчики такие у наших бойцов были отработаны до блеска. Например, по сигналу они вмиг заскакивали в стоящие наготове «студебеккеры» и кружили в них, хоронясь за сопками. В нужном месте выходили и намеренно попадались на глаза японцам, изображая постоянно дислоцированное подразделение.

А главной актрисой была пушка «тетя Мотя», она тоже путешествовала секретно, появляясь там, где надо. Скажем, заметят оживление на японской стороне - подвезут ее и вроде невзначай из-за сопки дуло выставят: вот она я, уважаемые господа самураи!

Где же вы, друзья-однополчане?

Все они стоят у него перед глазами - молодые и красивые, милые его боевые друзья. Мы назовем наших земляков, которые служили с Николаем Николаевским в 298-й стрелковой дивизии. Это Николай Виноградов из Красного Холма, Михаил Бубнов из Кимрского района, Александр Дроздов и Александр Скворцов из Лесного, Николай Горячев и старшина Громов из Удомли, старшина Павлов из Осташкова, Альберт Шамаев из Твери. А еще Алексей Балакирев, Анатолий Шелепин, сержант Жуков… Не все имена сохранились в памяти, но если кто жив и себя узнает, пусть позвонит в редакцию, мы охотно организуем встречу с Николаем Владимировичем.

Сам он с Альбертом Шамаевым после войны дружил долгие годы, тот всю жизнь трудился на вагоностроительном заводе. Жаль, всего чуток не дожил до 60-летия Победы. А Александр Скворцов стал врачом, много лет работал рентгенологом в Лесном районе, на своей малой родине.

Мы поздравляем всех ветеранов Забайкальского фронта с 60-й годовщиной их Победы. Назвали тех, кого знаем, но всем им - земной поклон и самые добрые слова благодарности. Наверное, как и Николай Владимирович, они помнят строки фронтового поэта капитана Тельканова, который в 40-е словно предвидел, что будут они чувствовать много лет спустя:

….Коль мне приснится снова
Военных лет суровых ураган,
Я поднимусь с постели и душевным словом
Скажу вам правду про большой Хинган.

Дивизии потом присвоили имя Хинганской. Николай Владимирович служил в ней аж до 1948 года, а потом вернулся в Тверь, где живет и сейчас с дочками и внуками. Нам остается добавить, что продолжают они род славный. Дед Николая Владимировича - знаменитый полковник Николаевский из 8-го Гренадерского полка, в Твери дислоцировавшегося и отсюда уходившего на первую германскую войну, был полным Георгиевским кавалером. А внук его вернулся домой с орденом Отечественной войны и 16 медалями. Дед был бы доволен…

Лидия ГАДЖИЕВА

34

Возврат к списку

В Тверской области прошел ежегодный усадебный праздник "Сиреневое Домотканово"
В залах усадебного дома были представлены подлинные работы Валентина Серова – живописный эскиз к картине "Русалка" и графические работы из фондов Тверской областной картинной галереи.
20.05.201811:55
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость