17 Декабря 2018
$56.8
70.53
16+

PDA-версия
Рубрики
К началу
Новости дня
Спорт 01.06.2010

Александр АБТ: «Я – счастливый человек!»

Безупречно откатав зажигательную короткую программу «Яблочко» и единожды ошибившись в произвольной на музыку Равеля «Болеро», Александр Абт замкнул тройку лидеров на пятом этапе гран-при по фигурному катанию, завершившемся на малой спортивной арене столичных «Лужников» в воскресенье

Безупречно откатав зажигательную короткую программу «Яблочко» и единожды ошибившись в произвольной на музыку Равеля «Болеро», Александр Абт замкнул тройку лидеров на пятом этапе гран-при по фигурному катанию, завершившемся на малой спортивной арене столичных «Лужников» в воскресенье.

Несправедливо низкое «бронзовое» место возмутило и зрителей, и журналистов, однако сам Саша Абт не терял присутствия духа, шутил, улыбался и, несмотря на усталость, согласился ответить на вопросы «Тверской Жизни».

– Александр, в мае вы поменяли тренера и теперь работаете с Александром Жулиным. В прессе выдвигаются различные причины вашего ухода от Арутюняна, в том числе и версии, что вы якобы были недовольны пятым местом на Олимпиаде.

– Первый раз на Олимпиаде, и пятое место – это же хорошо. А по поводу перемены моего тренера – с ним я проработал одиннадцать лет. Мы вместе проделали огромную работу, он очень хороший человек и мы расстались по-дружески.

– Так в чем же причина?

– Дело в том, что мы друг к другу притерлись и на какие-то вещи закрывали глаза. А в работе, если идешь наверх, то нужно всегда что-то новое. А я уже не ощущал этого – все, что можно было взять за 11 лет, я взял. Мне кажется, Рафаэль Арутюнян отдал мне все, что знал, научил меня всему. Огромное ему спасибо за это.

– Насколько хорошо вы знали Александра Жулина, когда переезжали к нему?

– Хорошо знал – вместе с ним тренировался. Он мой друг, а теперь и мой тренер. Сейчас мы работаем в одной связке, Саша – и мой тренер, и мой хореограф.

– Насколько Жулин компетентен в техническом плане тренировок? Над техникой с вами работает он или Елена Чайковская?

– И Елена Анатольевна, и Александр Жулин. Я немножечко помогаю. (Улыбается). Короче, все вместе мы тренируем меня.

– А какую роль в тренировочном процессе играет жена?

– Жена играет роль жены. (Смеется). Жена – это и психолог, и тренер: все в одном флаконе.

– Александр, сильно ли изменилась ваша жизнь со вступлением в брак?

– Я не думаю. Но это организовывает, обязывает, появляется ответственность.

– Как вы познакомились с Еленой? (Елена Павлова – жена А. Абта. – Прим. автора).

– Для меня это тоже загадка. На соревнованиях друг меня познакомил – и вот сейчас живем.

– Поклонниц не поубавилось с тех пор?

– Нет, их много – и это здорово. Я их всех люблю!

– Жена вас не ревнует?

– Нет… (Задумывается). Но об этом надо спросить у жены.

– Она сейчас вместе с вами в Москве?

– Нет, в Америке, работает. Да и вообще нечего ей делать на войне!

– Почему Елена перестала заниматься фигурным катанием?

– Одного чемпиона в семье вполне достаточно.

– Вы известный фигурист, ваша жена – также из мира фигурного катания. Не хотите ли, чтобы ваш сын пошел по стопам родителей?

– По моим стопам – нет. Но, конечно, хочу отдать его в спорт. Сейчас масса идей, в какой... В хоккей, наверное.

– Наверное, не знаете, какой ценой там достаются победы…

– Везде, в любом спорте, если он поставлен на профессиональный уровень, будь то гимнастика или хотя бы даже катание на велосипеде, победа достается дорогой ценой. А фигурное катание – не знаю…. Макар – крепкий такой человек, и нравится ему хоккей. Ему два годика и семь месяцев, а уже нравится хоккей. Может, потом и теннис понравится, а в шесть лет еще что-нибудь. Если фигурное катание – кто против-то?

– Макар следит за вашими выступлениями?

– Следит, смотрит, хлопает – все, как положено. Но хоккей – это ему больше нравится. Он говорит: папа, там дяди играют…интересно! В принципе, я же тоже хотел стать хоккеистом. И когда меня в шесть лет привели в хоккей – меня не взяли, потому что здоровья маловато было.

– И вы решили подправить его в фигурном катании.

– Ну да. Всех слабеньких детей отдают в фигурное катание. В то время была система, и всех болезненных ребятишек вели на лед. Там все нынешние чемпионы начинали свою карьеру.

– Из-за травмы Ягудина сейчас стали говорить о том, что между вами и Евгением Плющенко теперь обострилась конкуренция. Однако вы же друзья…

– Я, Леша Ягудин, Женя Плющенко – мы вместе уже очень давно. Лет десять уж как друг друга знаем. Я к ребятам очень хорошо отношусь. Но с течением времени мы становимся взрослее, у каждого появляются свои интересы; но до сих пор у меня с Женей прекрасные отношения – он мне нравится как человек.

– У вас с ним общее увлечение – гитара.

– Да, и гитара, и музыка, и машины – всё. А вот Лешу я уважаю как спортсмена, но не могу сказать, что с Лешей я друг. Мы дружили, когда были помоложе. Женя мне ближе. У него тоже достаточно сложная судьба.

– Вы с ним не соперничаете?

– На льду с Женей мы заклятые враги. Никто никогда никому не уступит и будет до последнего драться. Так и должно быть. Но когда мы снимаем коньки, то начинается совсем другая жизнь с другими, человеческими, отношениями.

– Теперь ваша жизнь навсегда связана с Америкой? Не планируете ли когда-нибудь переехать обратно в Россию?

– В России я прожил до 25 лет, а в Америке живу только один год. Я собираюсь ездить и в Россию, и туда. Могу и здесь поработать, и там поработать.

– Как вам живется в Штатах?

– В Америке, я вам скажу, очень непросто жить. Там очень серьезная «система жизни». Например, за что мы здесь не платим – там стоит денег. И когда с этим сталкиваешься, это тяжеловато. Вообще-то Америка очень организует – там может выжить только сильнейший. Но у меня хорошее окружение, хорошие друзья. И вообще я счастливый человек: то, что мне хотелось, у меня есть. А вот теперь мне еще захотелось чемпионский титул. Правда, мне его и раньше хотелось, но из-за травм это все время отодвигалось. А сейчас как раз идем к этому. И тьфу-тьфу-тьфу. (Стучит три раза по столу).

– Как успехи в качестве тренера?

– Тот мальчик, которого я тренировал, выступил очень хорошо, но он, к сожалению, бросил фигурное катание и пошел учиться – в Америке это куда более выгодное дело, чем кататься на коньках. Сейчас у меня катается новенькая девочка, маленькая, я ее тренирую потихонечку.

– Не возникало ли у вас желания выступать за другую страну?

– Было и такое. Но я катаюсь за Россию – это идейное что-то.

– Патриотизм?

– Можно назвать и так, глупый, но патриотизм.

– Но вы тренируете американцев.

– Мне кажется, я уже достаточно отдал России. Я тренирую потому, что мне надо на что-то жить. Думаете, это легко? Я откатаюсь две тренировки, нужно же и отдыхать. А я не могу себе этого позволить – и иду работать, чтобы вкладывать эти деньги в свое дальнейшее развитие.

– Насколько сложным было решение остаться в спорте после тяжелых травм и прошлого сложного сезона?

– Всегда должна быть идея – что делать дальше. Например, после Олимпиады у меня возник такой вопрос: что мне делать теперь? Я посмотрел, взвесил все, сравнил все плюсы и минусы и решился. Вот сейчас перед вами результат, плохой он или хороший – я считаю, что после такого сложного сезона борьба продолжается. Я участвовал этапах Гран–При и попал в финал. За последние три года я не попадал в финал и в рейтинговой таблице пускай я даже второй – разве это плохо?

– Насколько я поняла, олимпиада-2006 – ваша последняя?

– Да-да. Я буду кататься еще ровно четыре года.

– А потом?

– Новая цель. Сейчас же моя цель – Олимпийские игры. А до того дня нужно дожить и посмотреть, что получится.

Елена КУЛАГИНА

3626
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Возврат к списку


Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
Новости из районов
Предложить новость