16 Декабря 2017
$58.9
69.43
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Культура 30.03.2017

Тверитянка Светлана Ситникова рассказала о том, как следует относиться к народному творчеству

Фотограф: Семейный архив

В последнее время у многих наших соотечественников заметно вырос интерес к национальной культуре. Однако, пытаясь больше узнать о традициях своего народа, информацию они нередко берут из сомнительных источников, базируются на идеях псевдонаучной литературы или собственных фантазиях. Это, конечно, проще, чем изучать труды ученых-фольклористов, но вряд ли верно.

Формула миротворения

В Твери работают уникальные специалисты, изучающие практически все жанры народной культуры, исследователи фольклора Владимир и Светлана Ситниковы. О том, как следует относиться к народному творчеству, мы беседуем со Светланой Ситниковой, доцентом кафедры народного художественного творчества Тверского филиала института славянской культуры при РГУ имени А.Н. Косыгина (бывший ГАСК).

– Светлана Алексеевна, понятно стремление вернуться к русским традициям, реконструировать древние обряды, праздники.

– Только не надо ничего придумывать. Войдите в то, что есть, возьмите былины, сказки, тексты свадебные или обрядно-календарные, откройте на них глаза, и вы будете навсегда потрясены.

Представьте себе: едет масленичный поезд, на нем ткацкий станок, на котором ритуально ткут. Это формула миротворения, так называемый прядильно-ткацкий код. Пряхи прядут мир, ткачи ткут мир. Этот ритуал сохранился до XXI века. Разве это неинтересно?

Любой ремесленный код напрямую связан с идеей космотворения, осуществляемой по божественному образцу, – гончарное дело, кузнечное, взбивание масла. Наши предки говорили: мир пахтался. Эти эпизоды обрядового действа и поэтического миропредставления мы записываем в экспедициях.
И разве не поучительно узнать, как это было у нас и у других народов, и сравнить? Нам есть чем гордиться, в России сильная фольклористическая школа. Плеяда блестящих ученых собирает, сохраняет, научно, талантливо и профессионально интерпретирует бесценный материал, который является нашим достоянием.

– Как может трактоваться какой-нибудь известный сюжет?

– Вот пример: 33 года лежит Илья Муромец на печи. Пришли калики перехожие, просят принести воды. «Как же я принесу – руки недержалые, ноги нехожалые». Но после третьего приказа он встал и пошел. Выпил воду. «Что чувствуешь?» – «Большая сила». Историк и фольклорист Александр Афанасьев считал, что в основе всех произведений лежит миф, и этот эпизод объяснял так: лежит Громовник в зимнюю стужу и не может двинуться. Но засветило солнце, потекли ручьи, и эту влагу выпил и обрел былую силу.

Другая историческая школа, многое не принимающая у мифологов, трактует этот сюжет по-другому. Все, что сохранилось в образцах фольклора, является отражением истории. В данном случае налицо эпизод инициации. До ее проведения человек не может считаться полноценным, но пришли специальные люди, научили нашего героя: «Теперь ты будешь не Илейко, а Илья да по отчеству Иванович, да по прозванию Муромец, и на роду тебе написано за Русь стоять великую и смерть в бою тебе не писана». Вот программа действий, которая выполняется в обрядах инициаций.

Но больше всех прав крупнейший исследователь фольклора Александр Веселовский, который говорил, что нельзя абсолютизировать ни одну теорию – для трактовки произведения необходим подбор инструментария.

И швец, и жнец, и на дуде игрец

– На что вы обращаете особенное внимание в фольклорных экспедициях – на танцы, пение или слово?
  
– Фольклор – явление синкретичное. Здесь есть слово, ритуальное движение, костюм, орнаменты, причем каждый со своим смыслом, и многое другое. Наша специальность уникальна, мы категорически стоим на том, что фольклор надо изучать только в комплексе. Поэтому нас интересуют наличники, ткацкие станки, песни, еда – ритуальная и обрядовая, постройки, музыкальные инструменты. Частушка, рассказ, миф, заговор, горшок, полотенце – все находится в центре внимания фольклористов. В отличие от филологов, которые на своих полевых практиках записывают только то, что связано со словом, мы берем все.

– Но как современный человек вместит в себя образ жизни, мировоззрение своего предка? Разве можно научить правильно исполнять народные танцы и песни, ткать и вырезать из дерева и при этом еще разбираться в славянской мифологии?

– Нашим студентам мы предлагаем выбирать доминанту. Тот, кто учился в музыкальной школе, сосредоточивается на музыкальных инструментах. Тот, у кого художественная жилка, рисует, лепит, ткет. Но все выпускники способны сшить костюм и освоить вышивку. Также все осваивают дисциплины теоретического плана – устно-поэтическое творчество, славянскую мифологию, народные праздники, этнопедагогику. Беда в том, что современная молодежь даже сказки знает плохо. Система образования такова, что к песням и сказкам относятся как к чему-то несерьезному.

Что касается декоративно-прикладного творчества, здесь возможно разделение на мужские ремесла – резьбу по дереву, берестоплетение, лозоплетение, глиняную игрушку. Девочки знакомятся с этими видами искусства только для того, чтобы понять технологию, и больше склоняются к ткачеству, вышивке.

– А профессор Ситников – к глиняной игрушке?

– Хотя музыка – его главная специальность, он, благодаря своему художественному образованию и большой заинтересованности, стал делать замечательные глиняные игрушки. Но это, собственно, те же музыкальные инструменты фольклорной традиции, как и гармошка, балалайка, гусли, окарины, владению которых Владимир Иванович учит студентов.

– Как давно вы занимаетесь вместе фольклором?

– Мы познакомились, когда поступали в Астраханскую консерваторию. Окончив отделение народных инструментов, поехали по распределению в Челябинский институт культуры, где отработали 19 лет. Мы были очень увлечены фольклором и поэтому поступили в аспирантуру в Российский институт дружбы народов в Петербурге. Вернувшись в Челябинск, открыли кафедру фольклористики. Набрали студентов, работали вместе с замечательным филологом-фольклористом Александром Лазаревым. Знаете, зона традиционной народной культуры притягивает к себе лучших. Другие здесь не задерживаются. Все наши выпускники работают по специальности, очень часто бывают в Твери, называя свои поездки «путешествием в наши Гималаи».

– Как в вашей жизни появилась Тверь?

– В Челябинске родился долгожданный сын Добрыня. Но из-за неподходящего климата у него развилась ужасная аллергия, врачи сказали: надо уезжать. Мы получили приглашения из разных городов,
свой выбор остановили на Твери. Приехали в 1999 году, открыли отделение «Народное художественное творчество» в ГАСКе.

Живой эксперимент

– Нам говорили: «Нельзя так воспитать человека, чтобы он все это знал и умел. Ваши фантазии невозможно воплотить в жизнь». И мы стали доказывать, что это возможно, на примере своего сына. Начали с устного народного творчества – сказок, поговорок, былин. Читали, напевали. С малых лет он держал в руках окаринку, ходил на все наши занятия, слушал, смотрел, пел, танцевал. Пытался повторять. В четыре года отдали в музыкальную школу. Нам попались гениальные педагоги – преподаватель сольфеджио Галина Алексеевна Морозова и скрипач Валерий Михайлович Касеян. После окончания второго курса Тверского музыкального колледжа Добрыня отслужил в армии, вернулся и продолжает учиться у Валерия Михайловича.

– Лауреат российских конкурсов, победитель Дельфийских игр, он мог не идти в армию.

– Если в нашей семье родился, не мог. Мои деды воевали, отец – военный. Мужчина должен отслужить в армии. На Руси не было специальной армии – мужчина был пахарем, но всегда мог пойти громить врага.

– Было бы интересно узнать о каких-нибудь тверских обрядах.

– Исследователи фольклора уверяют, что для русской земли в масленичной обрядности нехарактерно возжигание факела, что эта традиция западная. Но в материалах нашей экспедиции много случаев, отрицающих это убеждение.

В такое же противоречие с действительностью вступило распространенное мнение, что для России нехарактерно ранневесеннее выпекание из теста змей, которое свойственно южнославянским народам. Но в Тверской области наряду с жаворонками, воробышками и другими птичками выпекаются также s-образные спиральные змейки, которых называют все равно жаворонками. Это свидетельствует о том, что традиция почитания змей, свойственная славянской культуре, сохраняется.

И еще. Может быть, не все знают, что благодаря победам на международных выставках тверской пряник стал известен раньше тульского. Он часто делался в единственном экземпляре, снабжался каким-нибудь текстом, например, «Прошу простить», и считался дорогим подарком.
Автор: Валерия ПЛЕТНЕВА
664

Возврат к списку

Тверь отпраздновала 76-ю годовщину своего освобождения от немецко-фашистских захватчиков
16 декабря в 11 утра, преодолев мощное сопротивление противника, батальон под командованием старшего лейтенанта Степаненко пробился в оккупированный Калинин со стороны силикатного завода. Вслед за ним по соседним улицам с боями прорывались части под командованием майора Второва. А с юга с боем вошли в город правофланговые части 256-й стрелковой дивизии.
16.12.201718:54
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
Новости из районов
Предложить новость