28 Февраля 2017
$57.94
61.26
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Безопасность 30.06.2016

Самооборона – где ее границы?

Фотограф: www.tverlife.ru

«Если нашей жизни угрожают какие-либо козни, насилие, оружие разбойников или недругов, то всякий способ самозащиты оправдан. Ибо молчат законы среди лязга оружия и не велят себя ждать, если тому, кто захочет ожидать их помощи, придется пострадать от беззакония раньше, чем покарать по закону».

Право на спасение

Так утверждал римский оратор Марк Туллий Цицерон более двух тысячелетий назад. Анна Д., молодая женщина из старинного русского городка Калязина, никогда его не читала, а может, раньше даже о нем и не слышала. Но волею судьбы недавно убедилась в его правоте.

Сестра моя, беда моя

Домой Аня старалась приезжать пореже, и не потому, что не милы были ей город детства и старая родительская квартира. Просто жить с Дарьей было невыносимо. Они остались одни – Аня и ее сводная сестра. По крови – родные люди, а вот не сложились у них отношения. Аня-то в детском доме выросла, домой вернулась уже взрослой. И чем только тихая, покладистая, простодушная девочка не угодила своей властной, крикливой и частенько нетрезвой родственнице? А только раздражала она ее всегда – казалось, самим фактом своего существования. И лупила она Аню чем ни попадя, и из дома выгоняла, и убить грозилась не раз. Может, если бы не довелось сестрам расстаться на несколько лет, так трагический финал произошел бы раньше. И кто знает, кто стал бы тогда жертвой?

Но Дарью посадили. Она действительно совершила убийство – схватилась за нож и зарезала собутыльника. Какое-то время Аня могла жить спокойно, но все когда-нибудь кончается. Сестра вернулась, и все оказалось еще хуже. После отсидки Дарья стала агрессивнее – напивалась чуть ли не каждый день, и кабы еще пила одна – так нет же, приводила «друзей» – таких же, как она. Аня с маленькой дочкой запиралась в своей комнате, старалась не попадаться на глаза и не подавать голоса, но этим, казалось, раздражала пьяную компанию еще больше. Ходила за помощью в полицию, с Дарьей проводили «воспитательные беседы», грозились посадить снова, но дальше этого дело не шло, а вечно пьяной бабе было море по колено. В конце концов, Аня решила уехать – в Твери она нашла работу и сняла комнату. В Калязине появлялась нечасто, с кем-нибудь оставив малышку – та под Дашкины крики заснуть не могла. В тот декабрьский вечер Аню навестила подруга, и они сидели у нее в комнате. Дарья, как обычно, выпивала со своим очередным приятелем, постепенно входя в раж. Не раз врывалась, набрасывалась с кулаками. Сожитель, надо признать, приходил и ее оттаскивал, но чуть погодя все повторялось.

– Опять ты здесь? Я же тебе велела здесь не появляться! Надоела ты мне! Убью, дрянь!

И дальше следовали слова, которых не стерпит газетная бумага. Аня давно уж привыкла это слышать и старалась не обращать внимания ни на брань, ни на нож, которым сестра любила перед ней угрожающе размахивать. Вот выпьет Дашка еще пару стаканов – угомонится и заснет. Так уже не раз бывало. Но на этот раз вышло иначе.

Когда молчал закон

Подруга ушла от греха подальше, посоветовав Ане утром уехать пораньше, пока буйная сестрица будет отсыпаться. Дашка тоже вроде стала затихать. Аня стелила постель, когда услышала, как скрипит дверца кухонной тумбы, и все поняла сразу. Там лежали ножи.

Она пыталась удержать дверь, но Дашка была гораздо сильнее. Она металась по комнате, но сестра догоняла и раз за разом взмахивала ножом. Аня прикрывалась руками, и обе были уже изрезаны. Раны неглубокие – фактически порезы, но кровь текла, а боль и страх делали свое дело. Наконец Дарья толкнула ее в кресло и навалилась сверху. Еще раз полоснула ножом. По касательной. Но каким будет cледующий удар?

Ане удалось перехватить нож, вывернув руку сестры – ужас придавал ей силы. Как потом объясняла на суде, она просто хотела, чтобы Дашка почувствовала боль и опомнилась. Может, и так. Но могла вообще ни о чем не думать – просто следовать естественному инстинкту самосохранения. Несколько лет назад один алтайский мужик, отбиваясь от двух разъяренных собутыльников, сам уже израненный, выхватил у нападавшего нож и нанес несколько роковых ударов. Так вот, Верховный суд, отменив ранее вынесенный ему суровый приговор, подтвердил право человека защищать свою жизнь всеми возможными способами.

…Аня говорила, что метила в плечо, но порезанная Дашей рука была нетвердой. Удар пришелся в шею – от левого уха и вниз, повредив сонную артерию. Аня сама вызвала «скорую» и позвонила друзьям. Приехавшие медики уже ничего не смогли поделать – только предложили саму Аню свезти в больницу, чтобы зашить раны. Она отказалась и стала ждать полицию. Та приехала, и на рыдающую женщину одели наручники.

Без вины виноватая

Раз есть труп, так найдется и убийца. К сожалению, этому неписаному правилу все еще зачастую следуют и оперативники, и следователи. В большинстве случаев, даже если человек убивает, защищаясь от жестокого нападения и с полным основанием опасаясь за свою жизнь, его обвиняют по ст. 105 УК РФ.

Аня объясняла, что действовала в рамках самообороны. Что если бы она не выхватила у сестры нож и не остановила ее, то на полу в крови лежала бы она, а не Дарья. Не замышляла она никакого убийства!

Ее слова подтверждали и обстоятельства дела, и все свидетели – подруга, врач «скорой», представитель волонтерской организации, куда Аня позвонила, чтобы позаботились о ребенке. Даже приятели самой Дарьи, даже ее сожитель, честно рассказавший, как было дело. Подтвердивший, что ни тогда, ни раньше Аня с ними не пила и драк с сестрой никогда не затевала – ссор избегала, старалась спрятаться. Но ни Аню, ни всех остальных словно не слышали вовсе.

Понимаете, грань между убийством и причинением смерти в порядке самообороны вообще очень зыбкая – такие дела требуют максимально тщательного предварительного расследования и судебного следствия. В советское время самооборону признавали крайне редко! У нас долгие годы почти нормой был простой подход – кто убил, тот и виноват. Вот если бы Дарья убила сестру, так в СИЗО в ожидании суда сидела бы она.

Так что не стоит удивляться, что предварительное следствие квалифицировало действия Анины по ч. 1 ст. 105 УК РФ – убийство. Умышленное причинение смерти другому человеку. Теперь она могла рассчитывать лишь на профессионализм судей. Ну и на их принципиальность, потому что наше общество тоже не привыкло к тому, чтобы убивший уходил из суда домой. И реакция могла быть неоднозначной. От бурного возмущения горожан – как же? Да эдак каждый убивать станет, а потом скажет, что защищался! До их же не менее бурного одобрения: а что делать, если тебя убивают? Сказать: подожди, я позвоню в полицию, а то мне самому тебя бить закон не позволяет? Да если так, то пока полиция приедет, я буду лежать уже готовенький…

К чести суда (а председательствовала федеральный судья Екатерина Сиротина), в деле Анны Д. он разобрался, не пожалев ни времени, ни усилий.

«Лишь в краткие моменты»

Исследовав все материалы дела и выслушав свидетелей, суд пришел к достаточно редкому в нашей судебной практике выводу об уменьшении объема обвинения и переквалификации действий подсудимой с ч. 1 ст. 105 УК РФ (умышленное убийство) на
ч. 1 ст. 108 УК РФ (убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны).

Суд решил, что обороняться Аня имела все основания. События происходили в замкнутом пространстве, в полумраке (свет проникал в комнату из коридора), нападавшая была сильно пьяна, вела себя агрессивно, угрожала ей убийством и нанесла несколько ударов ножом. Причиненные ранения не были тяжелыми, но она могла счесть их таковыми. Вся ситуация, эмоциональное состояние молодой женщины после общественно опасного посягательства, к тому же совершенного в ночное время, не позволяли ей объективно оценить обстановку. И даже отняв нож, она имела основания считать, что угроза не миновала и нападение продолжается. «Для Анны Д. не был ясен момент окончания преступного посягательства, и она не утратила право на оборону, а переход оружия от посягавшего лица к обороняющемуся лицу сам по себе не может свидетельствовать об окончании посягательства», – значится в приговоре суда. Это не означало, что Анна оказалась в безопасности! Кстати, именно так подобные ситуации трактует Верховный суд в комментариях Судебной коллегии по тому нашумевшему алтайскому делу.

К тому же молодая женщина никак не спровоцировала применение к ней насилия, все свои действия она совершала исключительно с целью защиты, а не под влиянием душевного волнения. Хотя способ защиты избрала несоразмерный интенсивности нападения – такие жесткие меры не были вызваны характером нападения и его опасностью.

Вот почему Анна Д. была признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 108 УК РФ. Ей было назначено наказание в виде исправительных работ сроком на один год восемь месяцев с ежемесячным удержанием 10% заработной платы в доход государства.

И в заключение – мудрое предостережение одного французского философа, которое верно для всех времен и всех народов:
Шарль-Луи де Монтескье: «Человек может осуществлять право самообороны лишь в краткие моменты такого положения, когда он погиб бы, если бы стал дожидаться, пока ему помогут законы».

Из приговора Калязинского районного суда. Меру пресечения в отношении Анны Д.: заключение под стражей – отменить.
Освободить Анну Д. из-под стражи в зале суда немедленно.
Автор: Лидия ГАДЖИЕВА
546

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

Верхневолжье показало участникам инвестиционного форума «Сочи-2017», куда бизнес должен вкладывать деньги
Что объединяет производство по выпуску сыров, предприятие по переработке масличных культур и создание авиационных теплообменников? Все эти проекты реализуются или будут реализованы в Тверской области.
27.02.201721:44
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию