24 Мая 2017
$56.56
63.62
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Общество 07.07.2016

Мамуля, мама, мам| В гостях у мамы Михаила Круга

Фотограф: Семейный архив Воробьевых-Медведевых

Михаила Круга помнят все, кто жил на рубеже последних столетий, дружил с шансонье, слышал его песни. Многие близкие барду люди, а их в России не счесть, знакомы с Зоей Петровной Воробьевой. 18 июня она отметила 80-летие.

О своих любимых она готова рассказывать часами

Как живет сейчас мама известного певца? За ответом мы отправились в семью Воробьевых-Медведевых. Годы сделали свое: преодолевать жизненное пространство Зое Петровне приходится с помощью инвалидной трости. Немного подкачал слух, и внук Дмитрий купил несколько специальных аппаратов – если не сейчас, то в будущем бабуле могут пригодиться. Она не замыкается, охотно идет на контакт, доброжелательна и коммуникабельна.

Незадолго до юбилея в дверь дома, адрес которого известен всем поклонникам популярного певца, позвонили туристы. Прямо с теплохода группа из 30 человек отправилась на кладбище в Дмитрово-Черкассы, где покоится Михаил Круг, а оттуда к его маме, в Мамулино. Два часа пролетели незаметно. Зоя Петровна отвечала на вопросы о себе, о своих родных и близких. Рассказывала о том, как Михаил служил в армии, работал на автобазе, где боролся с несправедливостью и неожиданно сделал карьеру. Как подружился с гитарой и стал знаменит на всю страну. Об этом любит говорить и сестра Круга, Ольга Медведева, создавшая после гибели брата фонд его имени.

Пролетарские дворы детства

Миша и Оля, 1966 год Каким образом в потомственной семье калининских ткачей появился певец и музыкант, история умалчивает: и не такое в жизни случается. Зоя Петровна, вспоминая родо­словную, с особой теплотой отзывается о маме – Вере Михайловне и бабушке Христинье, которая в свое время родила восьмерых детей. Линия судьбы каждого из них была предначертана заранее: хоть профессия ткача барствовать не позволяла, но на хлеб с маслом денег хватало. Впрочем, двое птенцов от семейной стаи отбились: один из четырех сыновей стал музыкантом, другой – военным. «Я из потомственных ткачей», – с гордостью говорит о себе Зоя Петровна. Большая семья Клинских жила в Калинине в Морозовских казармах. С Пролетаркой связаны судьбы нескольких поколений. Во втором роддоме, которому суждено было стать своеобразным родовым гнездом, в 1917-м родилась мама Зои Петровны, в 1936-м – она сама, а потом ее дети. Женская гимназия под номером 13 даст Зое путевку в жизнь, но это будет позже. Детские воспоминания делят картину на «до» и «после» фашистской оккупации.

Каша от «дяди Фрица»

О своих любимых она готова рассказывать часами Одним из самых сильных ощущений 5-летней девочки станет чувство голода, которое преследовало ее холодной зимой 1941-го постоянно. Если днем спасали сосульки, которые охотно грызла детвора, ночью не помогал даже сон. «Недалеко от нас стояла немецкая полевая кухня. Однажды мы сидели с соседским мальчишкой на крыше и вдруг увидели, что немец, раздававший кашу, машет рукой. Мы испугались – вокруг ни души, но любопытство одержало верх. Тихонько подошли, а он знаками показывает: сложите руки. Сгреб со дна огромного котла холодную кашу и положил нам в ладошки», – рассказывает собеседница. На следующий день Зоя с Вовкой побежали к пожарной площади, совсем не подумав, что на месте «доброго дяди Фрица», как они окрестили немца, может оказаться другой. Враждебно настроенный солдат выставил палец, имитируя пистолет, сказал «пух-пух», и дети кинулись наутек. К счастью, все обошлось. «Дядю Фрица» ребятишки видели еще несколько раз, и он всегда угощал их остатками еды. Город от фашистов освободят уже в декабре, но война еще долго будет напоминать о себе разрушенными зданиями, могильными крестами и слезами соседок.

Зоина коммуна

Зоя и Миша В Морозовском городке прошли детство и юность. Комната №68 на втором этаже 156-й казармы казалась райским уголком. «В 16-метровом помещении было тесно, но мы этого не замечали», – говорит Зоя Петровна. После первой смены, которая заканчивалась в три часа дня, народ возвращался домой. А вечером соседи собирались на большой кухне, служившей красным уголком. Пили чай из свеклы, одуванчиков и листьев малины. Совместные посиделки с соседями грели души и сплачивали крепче семейных уз. Здесь делились друг с другом всем, чем могли: одеждой, едой… Денег никогда не просили, да их и не наблюдалось. Зато радость была общая на всех, горе – тоже. Маленькой Зое вечно хотелось сладкого, и отец Петр Алексеевич, которого соседи звали Пьером, придумал хитрость: «Положи на хлеб сахар, поглядывай на него, но откусывай с другой стороны». Сила самовнушения давала результаты. «Сладко», – жмурилась девочка. Петр Алексе­евич слыл мастером на все руки. Инвалидность не позволяла ему ходить на работу, но он никогда не оставался без дела: лудил кастрюли, ремонтировал обувь, столярничал, шил, плел сети, был заядлым рыбаком и грибником. Всему, что умел, научил свою дочь. Зоина мама получала небольшое пособие на детей. Как-то принесла домой американское пальто и чулки, о которых в эти годы мечтала каждая девочка. Радовались обновкам всей казармой. Папа сшил дочурке стеганые сапожки с подошвой из автомобильных покрышек. «Скользко», – сказала Зоя. Немного подумав, Петр Алексеевич приклеил жесткую ткань, напоминающую дерюгу. Соседки от восторга всплеснули руками. Вечера семья Клинских тоже проводила на кухне, где женщины пели про черного ворона и бродягу, скитающегося по диким забайкальским степям, а мужчины играли в шахматы и шашки. Коммунальная идиллия осталась в памяти навсегда.

Давай поженимся

Зоя и Владимир Окончив школу, Зоя оказалась на распутье. Отец к тому времени тяжело болел, на руках у мамы маленькие дети, родившиеся после войны. Хотелось учиться, но не было возможности. Так она оказалась в Осташкове, в финансовом техникуме, где навыки профессии можно было освоить за полтора года. Окончив учебу, пошла работать в сберкассу. Папы к тому времени уже не стало. Чем могла Зоя поддерживала маму. О том, как вышла замуж, рассказывает с улыбкой. Конфетно-букетный период не сложился. Юношу по имени Владимир она хорошо знала с детства – жил в казарме напротив. Звездам было угодно, чтобы однажды Воробьев увидел в симпатичной соседке свою спутницу. «Давай поженимся», – сказал он Зое в клубе, куда парочка пришла на танцы. Справив свадьбу, молодожены поселились у Воробьевых. Все, чем располагал новоиспеченный супруг, – несколько квадратных метров в комнате с мамой и сестрой. Совместное проживание было веселым и счастливым. Разборок, которые время от времени слышались из-за двери, на их территории не наблюдалось. Здесь появились на свет дети – сначала Оля, потом Миша. Когда сыну исполнилось полтора года, семье дали двухкомнатную квартиру на улице Орджоникидзе. Однако детство и юность Воробьевых-младших были связаны с Морозовскими казармами, там оставалась бабушка. Зоя Петровна к тому времени ушла из сберкассы на хлопчатобумажный комбинат. Трудилась бы там и дальше, но в дом пришла беда: у мужа случился инсульт. Владимир Михайлович служил начальником отдела в управлении дороги Москва – Рига. Нервные перегрузки сказались на здоровье. Пришлось жене оставить хорошо оплачиваемую должность. Зато работала по скользящему графику, позволявшему ухаживать за супругом.

А сын как раз решил обзавестись семьей. «Невестку привел в дом. Позже им дали общежитие за Волгой, но жизнь не сложилась, слишком разные сошлись характеры. Михаил был человеком общительным, любил друзей и шумные компании, а Света предпочитала домашнюю обстановку», – вспоминает Зоя Петровна. Внука Диму после Мишиного развода она воспитывала сама – у Круга началась бурная гастрольная деятельность.

Я у тебя такой один

Миша Стоит Зое Петровне начать рассказывать о сыне, ее глаза наполняются теплом и нежностью. В школе он был настоящим сорванцом, каждое родительское собрание заканчивалось для мамы подсчетом замечаний от классного руководителя: здесь Воробьев-младший пальму первенства не уступал никому. Но именно к нему учителя нередко обращались за помощью. И не только они. Приходили мамы взрослых ребят: Пролетарка была беспокойной, мальчишки дрались едва ли не каждый день. Миша, отличавшийся крепким телосложением, кулаками размахивать не любил, зато умел убедить словом. Лидерские качества проявились у него еще в детстве.

Задать вопрос о страшной июньской ночи 2002 года, оборвавшей жизнь популярного шансонье Михаила Круга в зените славы, решиться не могла. Пока я подбирала нужные слова, Зоя Петровна заговорила об этом сама. Рассказала, как в больнице пыталась объяснить врачу, что мать должна быть рядом с сыном. И не могла, не хотела поверить, что Миши больше нет. Незадолго до рокового события вместе они отметили 65-летие Зои Петровны, в апреле – 40-летие Михаила. Казалось, ничто не предвещало несчастья, а беда уже ходила по пятам...
  
Справиться с потерей близкого человека помогли родные, друзья Круга и хлопоты. Теперь надо было заботиться о другом внуке – Саше, сыне Миши и его второй жены – Ирины. Молодая вдова искала себя в профессии, а Зоя Петровна тем временем занималась крошечным малышом. «Я – бабушка-одиночка», – приговаривала она, качая коляску. Внуки выросли. Дмитрию сейчас 28, Александру – 14 лет. Рядом с Зоей Петровной дочь Ольга, зять Юрий, внучка Ксения, правнучка Эля. И большой дом, снизу доверху наполненный воспоминаниями. По этой лестнице поднимался Михаил, в бильярдной он любил проводить время, а в беседке во дворе собираться с друзьями. Когда на сердце камень, Зоя Петровна слушает песню, которую сын посвятил ей: «Мамуля, мама, мам…»
Автор: Ольга ЧУДИНА
2597

Возврат к списку

Крупнейшие компании России идут делать бизнес в Тверской области
На этой неделе в Верхневолжье открылся новый операционно-логистический комплекс. Объем вложенных в него инвестиций – 1,5 млрд рублей.

23.05.201717:18
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию