25 Марта 2017
$57.42
61.86
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Безопасность 15.07.2016

Буран разбушевался | Судебный очерк

За проделки пса ответит хозяин 

Нет, не всякая, возмутятся завзятые собачники и станут убеждать, что у хорошего хозяина четвероногий друг миролюбив и воспитан не хуже английского лорда. Что не хуже – охотно верю. А вот в абсолютном миролюбии все же сомневаюсь.

При каких-то обстоятельствах агрессивным может стать любой пес, даже самый славный и милый. И не дай вам Бог тогда увидеть мгновенный оскал острых, как нож, зубов, налитые кровью глаза… Боюсь, самый опытный зоопсихолог затруднится назвать все причины, которые могут привести в действие спусковой механизм. А потому требованиями безопасности пренебрегать нельзя, ведь проделки Лорда или Шарика порой дорого обходятся людям. Да и сами животные – без вины виноватые жертвы нашей беспечности – платят за нее высокую цену. Вы оставите дома пса, чьи челюсти обошлись вам в четверть миллиона? Вот то-то же.

Собака бывает кусачей

С Олегом Лиза была знакома не первый день, и к отцу тот привозил ее не раз. Подружку сына Степан Алексеевич встречал приветливо; ей тоже нравились и он, и уютный загородный дом, и просторный двор, где так забавно было играть с веселым псом Бураном. Участок обнесен высоким и глухим забором, так что Буран бегал без привязи. Он вообще был миролюбив – никогда раньше ни на кого не набрасывался.

В то августовское утро они с Олегом, как обычно, загнали машину в гараж и уже шли к дому, когда подлетел Буран. Она обернулась, думая, что тот радуется их приезду. А он вдруг вскинул лапы на плечи, и клыки впились ей в лицо…

Это мгновение сотни раз возвращалось в ее снах. Лиза никогда не боялась собак, а Бурана и гладила, и даже кормила. Она не понимает, что случилось, и теперь цепенеет от ужаса, завидев на улице какого-нибудь пса.

Олег с отцом отогнали Бурана, промыли раны и поехали в больницу. Мама, которой Лиза, с трудом шевеля разорванными губами, сообщила о случившемся по телефону, примчалась вместе с сестрой, когда мучительные процедуры уже завершились. Она хотела забрать дочь домой, но Степан Алексеевич уговорил оставить ее у них в доме.

Это неразумно и даже опасно для здоровья девушки, доказывал он. Не стоит менять врачей – пусть ведут ее до выздоровления. Да и больничный Лизе здесь уже оформили. А домой сколько добираться? Часа три, и это при таких швах?! А вдруг растрясет в дороге, и они разойдутся? Нет уж, пусть Лиза остается здесь, а на перевязки он ее сам возить станет – от его дома до больницы за полчаса добраться можно…

Лиза слишком измучилась, чтобы спорить. Мама и тетя растерялись. Степан Алексеевич и Олег были очень убедительны. Ну, ясное дело, женщины согласились – пусть мужчины решают, они же знают, как лучше.

Первое время о Лизе действительно очень заботились, возили на перевязки и уколы, утешали и успокаивали. Как медсестра, девушка понимала, что без пластической операции не обойтись, а они отвечали, что все организуют в лучшем виде. Потом повязки сняли, и она чуть не потеряла сознание, взглянув в зеркало. А вскоре Степан Алексеевич уехал по делам, оставив их с Олегом вдвоем. Еще через неделю ей закрыли больничный, и Лиза позвонила маме: приезжай поскорее, меня выгоняют из дома…

Укушенная рана

Так в истории болезни записано. Я не знаю, какая из двух ран была больнее – та, что на лице, или в сердце? Только думаю, что Буран причинил этой девушке меньше боли, чем его хозяева. Однако на процессе эту тему не поднимали – просто я не смогла промолчать. Так что вернемся в зал суда и послушаем, что было дальше.

Вскоре Лиза поняла, что надо искать другую работу. Понимаете, будущим мамочкам нехорошо смотреть на медсестру с деформированными губами и рубцами на щеках. Нет, коллеги ей ничего не говорили и очень сочувствовали, но она же замечала, как беременные женщины, завидев ее лицо, вздрагивают и отводят глаза.

Вы представляете, какие душевные муки испытывала эта девушка? Еще недавно ей завидовали подруги: сама красивая, рядом отличный парень, работа интересная и любимая. Надо же, как повезло! И вот она изуродована и одинока…

Необходима была пластическая операция, причем не одна. Это стоит дорого, и мама Лизы отправилась к Олегу: давай решим дело миром. Помоги с деньгами на операцию – мы больше ничего не просим.

– А причем здесь я? – хладнокровно ответил он. – Собака-то не моя, а отцовская, вот к нему и обращайтесь.

И отказался дать отцовский телефон – понимал, что в дом, где по двору гуляет Буран, женщины зайти побоятся…

Тогда они обратились в полицию, но в возбуждении уголовного дела им отказали, причем абсолютно правильно: хозяйского умысла в нападении Бурана не было, и сама Лиза этого не отрицала.

А вот хозяйский недосмотр – налицо. И для гражданского дела оснований было предостаточно.

Степень страдания

Лизу прооперировали в Твери, в областной больнице. Это первая операция – зимой девушку ждет вторая. Деформация лица у нее очень серьезная (и по этой причине мы не называем ни настоящего имени девушки, ни даже места, где она живет – город маленький, все секреты быстро раскрываются), и за один раз ее природные черты не восстановить. А значит, Лизу снова ждет общий наркоз, а затем различные болезненные процедуры. Ну и расходы, конечно.

Вот они с мамой и подали иск – просили суд взыскать со Степана Алексеевича возмещение расходов, уже понесенных на лечение и оплату юридических услуг, а также компенсацию морального вреда, который они оценили в полмиллиона.

Моральный вред – это физические и нравственные страдания, испытываемые человеком. Вынося свое решение, суд учитывает как степень этих страданий, так и степень вины ответчика, а также иные обстоятельства, которые считает заслуживающими внимания.

Вину Степана Алексеевича суд счел неоспоримой, несмотря на все старания его адвоката убедить, что виновата в случившемся сама Лиза. Знала же, что в доме есть собака, вот и должна была понимать, что она бывает кусачей. Надо было соблюдать осторожность.

А как она могла это сделать? Поймать пса, отвести его в конуру, посадить на цепь? Еще как-то изолировать, а уже потом идти в дом и здороваться с хозяином? Степан Алексеевич гостей ждал – это в ходе судебного заседания было установлено. Вот и обязан был, как собственник животного, принять разумные меры предосторожности, пусть даже Буран пока никого не трогал. Именно потому, что любая собака хоть раз в жизни бывает кусачей, вопреки старой доброй песенке.

Из материалов дела

«Судом установлено, что он, зная о том, что на его придомовую территорию имеет беспрепятственный доступ принадлежащая ему собака, не принял всех необходимых мер для соблюдения прав и законных интересов окружающих, в том числе истицы. В результате таких виновных действий ответчика ей был причинен легкий вред здоровью в виде укушенной раны лица, следовательно, этот вред должен быть им возмещен в установленном законом порядке. При этом для разрешения настоящего спора в гражданском порядке те обстоятельства, что в отношении ответчика было отказано в возбуждении уголовного дела и что ответчик не был привлечен к административной ответственности, юридического значения не имеют».

Материальные затраты Лизе возместили в полном объеме – они составили больше 50 тыс. рублей. Разумеется, лишь те, которые она смогла подтвердить документами, а это, к сожалению, не всегда возможно. Моральный вред также оценили практически в половину запрошенной ею суммы – в 200 тыс. рублей. Всего же, вместе с судебными издержками и компенсацией расходов на услуги адвоката истицы (их также возмещает ответчик, проиграв процесс), Степан Алексеевич должен выплатить пострадавшей 257 тыс. рублей.

Лиза надеялась на большее – предстоит вторая операция, да и зарплату она сейчас не получает. Степан Алексеевич возмущен – он был готов возместить материальные потери тысяч на 50, а моральный вред оценивал в 10 тыс. – никак не больше.

Так что, возможно, это дело еще будет иметь продолжение. Однако его уже сейчас можно считать знаковым.

На моей памяти это самая большая и первая разумная компенсация морального вреда, причиненного по беспечной неосмотрительности владельца собаки. Но даже если потом сумма будет пересмотрена (и лучше бы в сторону повышения, ведь девушке опять ложиться под нож), то Рубикон все равно уже перейден.

И не только у нас. Подвижки наметились 3–4 года назад, и сейчас подобные примеры есть по всей стране. Недавно в Волгограде одной даме, которую пес цапнул за руку, присудили компенсацию в 37 тыс. рублей. Конечно, в Европе она получила бы раз в 10 больше, но и такая компенсация не идет ни в какое сравнение с теми, что назначались раньше. Слава Богу, мы учимся уважать человеческую личность – именно это стоит за признанием нашего права на достойную компенсацию морального вреда. Добиваясь ее, гражданин требует уважения к своему страданию.

Из приговора суда. В результате виновных действий ответчика истице причинены физические и нравственные страдания, выразившиеся как в болевых ощущениях от самого укуса собаки, так и в необходимости переносить болезненные операции по восстановлению природных черт лица, а учитывая ее возраст – нравственные и психические переживания, связанные с обезображиванием лица, вынужденностью скрываться от окружающих, невозможностью вести полноценный образ жизни, возникающими трудностями при трудоустройстве.
Автор: Лидия ГАДЖИЕВА
853

Возврат к списку

Вода идет | Тверской регион готов к прохождению весеннего паводка
Лед на реках Верхневолжья вот-вот тронется. Паводок – дело серьезное, встречать его надо во всеоружии. И, как сообщают в оперативном штабе Главного управления МЧС России по Тверской области, к нему уже готовы и люди, и техника.
24.03.201722:44
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию