12 Декабря 2017
$59.23
69.8
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Общество 06.10.2015

Ограничить нельзя лишить

Фотограф: Юлия КРУТОВА

Точку в этом предложении предстоит поставить суду

Точку в этом предложении предстоит поставить суду

Ситуацию, когда детей изолируют от нерадивых родителей, нельзя назвать экстраординарной. Неблагополучные семьи, к сожалению, всегда были, есть и будут. Но недавний случай в Калязинском районе наделал много шума, искусственно созданного. Некие общественные деятели обвинили органы опеки в неправомерных действиях в отношении семьи Николая А. и Татьяны В., имеющих 4-месячного сына Сашу и 8-летнюю Юлю. 24 августа из дома родителей детей увезли в детское отделение ЦРБ, затем они были направлены в калязинский детский дом «Родничок».

Не прошло и года

Поводом для этого события послужил телефонный звонок в отдел соцзащиты Калязинского района от медработника того села, где проживает семья. Фельдшер Валентина Смирнова сообщила, что в местном магазине родители, находящиеся в состоянии сильного алкогольного опьянения, покупали очередную партию спиртного. И попросила проконтролировать ситуацию.

Из официального заключения территориального отдела соцзащиты: «Входная дверь была заперта на навесной замок. Запасной вход родители закрыли изнутри, так как увидели проверяющих в окно. На просьбы впустить не реагировали. С учетом того, что в доме находились два беспомощных ребенка: один грудного возраста, второй – инвалид, а семья состоит на учете как находящаяся в социально опасном положении, было принято решение сломать замок. Взрослые были в состоянии сильного алкогольного опьянения, с трудом передвигались по дому. На полу, столах, постелях валялся бытовой мусор вперемешку с пустыми бутылками, окурками, остатками пищи. …И на следующий день, как мы вы­яснили, родители не могли выйти из состояния запоя».

– Эта семья была поставлена на учет 2 февраля 2011 года, – рассказывает главный районный специалист-эксперт ТО СЗН по опеке Галина Погонина. – Основанием для этого было частое злоупотребление спирт­ными напитками, драки между родителями, ненадлежащее выполнение ими обязанностей по лечению дочери. В 2013 году суд уже ограничивал их в правах, и некоторое время девочка находилась под опекой своей тети, которая живет в Талдоме Московской области. Потом было принято решение вернуть ее родителям: мать взялась за ум, пролечилась от алкогольной зависимости, семья осталась жить в Талдоме. 

Не прошло и года, как эти люди опять дали о себе знать. 13 мая Татьяну привезли в родильное отделение ЦРБ в пьяном состоянии. (Новорожденному повезло: сейчас, когда ему исполнилось 4 месяца, врачи отмечают, что никаких отклонений в здоровье и развитии нет.) 

С этого момента прибавилось обязанностей у сельского фельдшера. Как известно, в их обязанности входит наблюдение не только за грудничком, но и за условиями его содержания. 

Как отмечает Галина Погонина, за лето инциденты с запоями родителей случались неоднократно. Один из сигналов поступил из Талдома, куда Татьяна отправилась погостить с детьми к родственнице. Прохожие на улице позвонили в полицию, увидев, как две пьяные женщины пытаются везти по улице коляску с младенцем и инвалидную коляску. 

Пусть мама услышит

В инвалидной коляске сейчас вынуждена передвигаться Юля, но это временно, у девочки врожденный вывих бедра. Ответственные родители с этой патологией ребенка справляются в его раннем детстве, и это удается сделать более быстро и безболезненно. Но несмотря на неоднократные предложения помощи со стороны всех структур профилактики, Юле сделали первую операцию только после того, как сотрудники детдома, куда она попала в 2013 году, оформили необходимые медицинские документы. В Петербургской клинике, куда было предоставлено направление по квоте, она лежала тогда с мамой.

С Юлей мы встретились в детдоме. Очень разумный и оба­ятельный ребенок. 

Старшая медсестра Елена Мареева подтверждает: никаких отклонений в развитии у девочки нет. Так же как и у ее брата, несмотря на то, что привезли его очень худенького. Сейчас ребенок поправился, щечки порозовели. 

Пока Саша крепко спал в коляске на террасе, его сестра скучала, поджидая ребят из школы. Она на индивидуальном обучении во 2-м классе именно потому, что пока не может ходить. Мама навещает девочку по пятницам, говорит заместитель директора Светлана Смирнова, привозит гостинцы. Сейчас Юле предстоит еще одна операция, вызов из клиники уже получен. И в сложившейся ситуации ее будет сопровождать медсестра детдома.

Девочка рассказывает, что в детдоме ей уютно, много читает, общается с ребятами, никто ее не обижает. Задаю вопрос, ответ на который вполне ожидаем. Да, она скучает по дому, хочет к маме. 

– Этот вопрос, конечно, один из главных, – считает Галина Погонина. – Каждый ребенок любит своих родителей любыми, но он не может оценить свои условия жизни, понять, что иногда они бывают опасными для его здоровья и развития. У нас в области, так же как и на федеральном уровне, развивается такая тенденция: использовать любую возможность, чтобы ребенка оставить в семье, помогая решить какие-то проблемы с трудоустройством, лечением. Ограничение в родительских правах – это крайняя мера, но в некоторых случаях она необходима. За детей, которые воспитываются в асоциальной семье, ответственность лежит не только на родителях, но и на органах опеки. И мы стараемся добросовестно выполнять свои обязанности. Сейчас в доме уже долгое время живет сестра Татьяны с мужем, которые ведут такой же образ жизни. И мы считаем, что находиться там, где взрослые пьют запоем, опасно для детей.

Ни цветочка, ни кустика

Я побывала в деревне, пообщалась с героями истории, поговорила с местными жителями. Есть те, кто жалеет непутевое семейство. Мария Мазурина отдала им кроватку, коляску, ванночку, когда родился малыш: «Сейчас многие пьют, а детям всегда лучше с матерью». Но в основном мнение у сельчан было противоположное. «Ни в коем случае нельзя оставлять их! Да они погибнут! – категорически настроена Вера Чижова. Она тетя Николая А. и знает жизнь этой семьи изнутри. – Мы Юлю еле подняли, лишь благодаря тому, что был жив отец Николая. Сколько раз я ее к себе брала, вещи им носила, продукты. Все как в пропасть. Нет у них денег – трезвые, а как только Колька где-нибудь подзаработает, пока все не пропьют, не остановятся. Теперь еще и маленький по­явился. Нельзя им детей оставлять!»

Николая и Татьяну я застала дома. Обычный деревенский дом удивил тем, что на участке ни цветочка, ни кустика, ни грядки. В деревне так не живут, тем более люди, по сути, безработные и с детьми. Хозяева были трезвые, правда, Татьяна сначала не хотела выходить из комнаты. Потом стало понятно почему, на лице – следы, видимо, очередного веселья. Она показывает сложенные стопочкой детские вещи, говорит, что все необходимое у них есть. В общем, семья – не крайний случай, если бы не алкоголь. Даже в нормальном состоянии родители все же производят впечатление регулярно употребляющих спиртное. Но кодироваться от алкогольной зависимости, а в этом органы опеки предлагали Татьяне свою помощь, она отказалась. 

Источник дохода у главы семейства ненадежный – разовые работы. Говорит, что имеет на этом 10 – 15 тысяч. Еще есть Юлино пособие по инвалидности, которое тоже идет на общие нужды, а не на лечение ребенка, которому нужны массажи, занятия ЛФК и т.д. Но родители считают, что детей увезли безосновательно, и если их ограничат в родительских правах, то решение суда будут обжаловать. 

Интернет поможет?

Надеются они в этом на чью-то поддержку. О помощниках Николай говорить не стал, но, видимо, речь идет о тех самых общественниках, которые запустили в Интернете петицию в защиту семей Тверской области. Подобные петиции, которые в Интернете в последнее время получили массовое распространение, весьма таинственный документ. Где их предъявляют и насколько весомым аргументом для кого-то они являются – неведомо, а вот как появляются подписи, очень даже понятно. Пользователи соцсетей в большинстве своем даже не утруждают себя прочтением текста, а просто реагируют на броский, берущий за душу заголовок (ничего, что даже он написан с ошибками). Судя по бессмысленным комментариям к данной петиции, некоторые все же поинтересовались содержанием, но задумываться, насколько все соответствует действительности, не стали. 

Заместитель министра соц­защиты области Николай Крылов отмечает, что региональное ведомство держит ситуацию под контролем. Почти каждое дело о лишении родительских прав является предметом спора, но в данном случае оно не ограничится только одним судом. Потому что сотрудники Калязинского ТО СЗН подали еще одно заявление: на защиту чести и достоинства, против клеветы, которую распространяют в Интернете и СМИ активные защитники нерадивых родителей. 

Заместитель главы администрации района Татьяна Афанасьева говорит, что, несмотря на давление, органы опеки Калязинского района намерены отстаивать свое решение, которое уже направлено в районную прокуратуру. Руководствуясь ст. 73 Семейного кодекса РФ, ТО СЗН считает необходимым временно ограничить взрослых в родительских правах и оставить детей в детдоме «Родничок». Это значит, что у мамы с папой есть достаточно большой срок – 6 месяцев, чтобы пересмотреть свою жизнь и что-то в ней исправить. В противном случае слово «ограничить» заменит слово «лишить». И тогда уже ничего исправить будет нельзя.

Юлия КРУТОВА
Автор: Юлия КРУТОВА
33

Возврат к списку

Владимир Путин пойдет на выборы-2018
Заявление Владимира Путина о намерении вновь баллотироваться на пост главы государства оправдало ожидания подавляющего большинства россиян. Делались предположения, где и когда это важное событие произойдет. Как и в прошлый раз, глава государства не спешил. 
08.12.201720:31
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
Новости из районов
Предложить новость