26 Июня 2017
$59.66
66.68
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
День Победы07.05.2010

На войне как на войне

Фотограф: Лидия ГАДЖИЕВА

В Берлин Григорий Сидорович Плясенко не попал, его часть шла севернее.

В Берлин Григорий Сидорович Плясенко не попал, его часть шла севернее. На Эльбу они вышли к 6 мая и больше в бой уже не вступали. 10 мая 1945 года, в первый мирный день, ему исполнилось 20 лет. А скоро родные и друзья будут поздравлять ветерана и с 65-летием Великой Победы, и с его личным 85-летним юбилеем.

В армию Григория Плясенко призвали из села Медное. Вначале он служил в Забайкалье – в 1943 году туда из Калинина направлялся эшелон с двумя тысячами парней. В просьбах отправить на фронт ему постоянно отказывали, мол, слишком молод. Но потом у бойца появился к немцам личный счет: пришло письмо от матери с сообщением, что отец погиб под Орлом... «Надо мстить за отца!» – решил он и пошел к командиру. Сперва тот строго-настрого запретил обращаться по этому вопросу впредь, однако вскоре пришла «заявка» на 10 человек для отправки на передовую. Девятерых набрали, а десятым «напросился» Григорий.

Случилось это в конце 43-го, их доставили под Иркутск, где формировались подразделения для отправки на фронт, и обучили военному делу. Григорий освоил противотанковое ружье ПТР и уже в звании младшего сержанта отправился на фронт – сначала  на Четвертый Украинский, но там оказался «перебор», поэтому два вагона переправили в Белоруссию. Так Григорий Плясенко попал в знаменитую 82-ю стрелковую дивизию. Сформирована она была из пограничников- тихоокеанцев, начала воевать под Москвой, затем в Калининской, Смоленской областях, освобождала Ярцево, после чего и получила название «ярцевской». За Смоленск дивизия была награждена орденом Красного Знамени, а за Белоруссию – орденом Суворова, а позднее, за бои в Прибалтике, на Украине, в Польше и в Германии, – орденом Кутузова.

В Белоруссию Григорий попал к началу операции «Баг­ратион» командиром отделения противотанковых ружей. И после первого же сражения  был награжден орденом Славы III степени.

– В моем отделении было 6 человек. На вооружении – два противотанковых ружья Симонова и одно противотанковое Дегтярева, два карабина и один автомат.… Наша 82-я дивизия находилась во втором эшелоне. Первый эшелон 24 июня 1944 года еще до окончания мощной артподготовки вступил в бой. Последовала команда выступать и нам. Командиром нашего взвода был мой земляк лейтенант Николай Смирнов из Лихославля. Потом он погиб… Перешли реку быстро – по самодельным мостикам. На другом берегу были две немецкие траншеи. Полки нашей дивизии тотчас перебежали на западный берег. Противника нет. Мы, не задерживаясь, миновали первую вражескую траншею. Казалось, вторую траншею, отстоящую примерно в трехстах метрах, тоже с ходу пройдем, но не получилось.

Раздалась?очередь.?Поступила команда окопаться. Явно стреляет пулемет, а откуда – непонятно. Изучили карту. Обнаружили нечто похожее на бревно – это было прикрытие для пулеметного расчета: под бревном – щель, из нее-то и строчил немецкий пулемет. Мы уже знали по опыту, что такой пулемет может остановить атакующую роту или даже батальон.

Ко мне подползает мой взводный командир Смирнов и ставит  задачу уничтожить тот дзот. Я беру «дегтяря» (ПТР Дегтярева) – это как обыкновенная винтовка, только длиннющий ствол. Прошу взводного отвлечь огнем внимание пулеметчика. До немца было метров 200–300. Делаю полный выдох, замираю, прицелившись, и… нажимаю курок. Сильная отдача приклада в правое плечо отдается страшной болью (напоминанием о «дегтяре» – выемка в плече, которая сохранилась и поныне). Нужен второй выстрел, для надежности. Перезарядил и снова стреляю. Смирнов кричит мне на ухо: «Молодец! Заткнулся, проклятый!» Выходит, бронебойная пуля калибра 14,5 мм сделала свое дело. Это видел командир батальона и приказал представить к ордену. То был мой первый бой. Поэтому этот орден мне так дорог.

За время оккупации Белорус­сии противник укрепился основательно. Глубина коммуникаций местами достигала 8 километров, оборона состояла из трех линий.

– Артподготовка про­должалась два часа. Затем наши части пере­шли в наступление, – вспоми­нает Григорий Сидоро­вич. – И окончательно про­рвали оборону противника 25 июня. Двинулись вперед, на Минск, и 29 июня к вечеру наш полк вышел к реке Березине, там, где в нее впадает Свислочь, в местечке под названием Елизово. Оста­новились на короткий отдых: после 6 дней непрерывного движения бойцы валились с ног от усталости. Слева от Елизова – город Боб­руйск, где находилась окруженная группировка немцев. По данным разведки, от 3 до 5 тысяч человек. В 4.30 полк подняли по тревоге: противник все-таки прорвал кольцо окружения.

– Не знаю, кто их там пересчитывал, – качает головой Плясенко. – Но нем-цев в лесу оказа­лось не меньше 15 тысяч. Они пытались прорваться к Минскому шоссе и дальше, к своим. Терять им было нечего. Смелость отчаяния – кажется, так это называется?!

Неполная тысяча смертельно уставших бойцов против 15 тысяч отчаявшихся, готовых на все врагов. Драться пришлось всем: и медработникам, и поварам, и прачкам, и связистам. Огонь вели с расстояния 25 – 30 шагов, то и дело вступали врукопашную. Полк оказался в крайне тяжелом положении – немцам удалось прижать его к реке.

– На помощь пришли «ка­тюши» и дали залп по немцам прямо через наши головы, – продолжает Плясенко. – Море огня, страшные крики германских солдат, клочья разорванных тел… Никакими словами не передать!
После этого залпа гитлеровцы стали в панике разбегаться. Порядка 7000 вражеских солдат было уничтожено, около 6,5 тысячи взято в плен.

Григорий Плясенко участвовал и в освобождении Прибалтики, после чего в полку осталось лишь 13 человек. Второй орден получил он за Ригу. Затем была Польша, а к концу января 1945 года уже пополнившийся полк вступил в Германию.

– Одер мы форсировали дважды, – вспоминает ветеран. – Берег реки ограждала дамба, за нее мы и зацепились. А там немцы! Они взорвали дамбу в стороне от нас, и нам пришлось взорвать ее с другой стороны – иначе всех затопило бы. Мы вернулись и второй раз поплыли уже южнее, у  Кюстрина. На деревянную лодку-плоскодонку погрузили пулемет и ящик с патронами. Со мной плыли два солдата-молдаванина и сержант-пулеметчик, который греб лопатой, а я отталкивался шестом. Два раза оттолкнулся, а на третий уже не достал дна. Крикнул: сидеть, не шевелиться!  Но солдаты как начали раскачивать лодку, она и перевернулась… Мы с сержантом выплыли, а молдаване утонули – они речки никогда не видели. Затем мы погрузились на понтон, переправились  на ту сторону.
На Одере Григорий Плясенко стал офицером: 16 марта ему было присвоено звание младшего лейтенанта. А после войны про­должил службу сначала в Финляндии на военно-морской базе, затем в пограничных войсках – на Дальнем Востоке, потом на Кавказе. И гордится тем, что за всю «мирную» службу не потерял ни одного солдата. В 1968 году Григорий Сидорович был уволен в запас в звании майора. Возвратившись в родные края, еще долго преподавал на­чальную военную подготовку в 34-й школе, а затем в музыкально-педагогическом училище. Да и сейчас его часто приглашают побеседовать с ребятами: такого рассказчика, как он, еще нужно поискать. Мы поздравляем Григория Сидоровича с двумя его юбилеями: здоровья Вам и долголетия!

Автор: Григорий ОСИПОВ
30

Возврат к списку

Сегодня столица Верхневолжья отмечает 882-й день рождения
Атмосфера большого праздника витает в воздухе с самого раннего утра. К полудню к городским площадкам, задействованным в торжествах, начали стекаться горожане и гости областной столицы. На Театральной площади развернулся фестиваль ретро-автомобилей и выставка «АвтоСТОП: 20 лет вместе».
24.06.201720:23
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 1 2
Новости из районов
Предложить новость