27 Июля 2017
$59.91
69.68
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
День Победы07.05.2010

Всем смертям назло

Фотограф: семейный архив Ключеровых

Вера Михайловна Ключерова живет на Тверском проспекте. Таким, как она, и жить на лучших улицах областной столицы: фронтовичка, труженица

Вера Михайловна Ключерова живет на Тверском проспекте. Таким, как она, и жить на лучших улицах областной столицы: фронтовичка, труженица

Ей хорошо за 80, но годы не согнули плечи, осанке и молодые позавидуют. Брючный костюм с красивой белой блузой, уложенные волосы – язык не повернется сказать про эту женщину «старушка». «Я медик, должна держать себя в форме», – улыбается она.

Родом из Сонкова. Перед войной окончила Московскую фельдшерскую школу, вернулась на родину работать. Только уже совсем скоро молоденькая медсестричка  из отделения охраны здоровья детей и подростков районной больницы стала начальником обмывочно-дезинфекционного отделения полевого госпиталя.

Госпиталь отправили под Вязьму. Тяжелое время для наших частей, сложное время для медиков. Еле успевали принимать раненых, оказывать им помощь. Тут уж не смотрели, кто кем значится в штатном расписании. Каждая пара рук была на счету, и только успевали промывать и бинтовать раны, отправлять тяжелораненых в тыл, ухаживать за оставшимися.

Два с половиной месяца работы днем и ночью, когда для сна еле-еле удавалось урвать часа 3–4 в сутки. А потом  пришел приказ в течение получаса свернуть госпиталь и отступить  вместе с действующими частями.
Госпиталь был перегружен, поэтому в полчаса не уложились. Раненых, правда, в основном отправили. А вот сами работники госпиталя оказались в окружении. Все вокруг сотрясалось и грохотало, снаряды рвались буквально в двух шагах.

Медики пытались углубиться в лес и скрыться, но гитлеровцы вышли на них раньше. К тому же низко над деревьями, едва не задевая ветки, пролетел немецкий самолет, безжалост-но стреляя по людям в белых халатах.
Веру ранило осколком снаряда. Он вошел в спину и застрял в брюшной полости, другой осколок почти начисто оторвал большой палец левой руки. Ранило и других сотрудников.

 Коллектив госпиталя построили и повели под конвоем. Тех, кто не мог идти, убили на месте. Такая участь была уготована и Вере, но два солдата из ее отделения вовремя успели разорвать на бинты свои  рубахи  и перевязать ее. Идти она была не в силах, и они фактически несли ее.

Конечно, долго так продолжаться не могло, но в деревне, через которую проводили пленных, к молодому немецкому часовому, охранявшему их, подбежали две пожилые женщины. «Это дочка, дочка моя! Будь человеком, отпусти,  тохтэр, тохтэр, понимаешь?» – твердила одна. Обе плакали.

Трудно сказать, что повлияло на солдата, но, оглядевшись и не увидев поблизости своего начальства, показал винтовкой на кусты: «Шнель, шнель». И даже не стал возражать, что  ушли все трое.

Первое, что сделали женщины, приведя домой нежданную «родню», – переодели в крестьянскую одежду. Раны промыли отваром трав. Наложили чистые повязки. Накормили и уложили на ночлег. Но на следующий день женщины пришли к ним встревоженные: «Староста забеспокоился. Сегодня вряд ли в комендатуру поедет, но ночью уходите». И они ушли.

 Шли ночами через лес в направлении к Калинину. Вера вся горит – температура под сорок, ребята вымотались. Повезло, что попался мужик на машине. Увидел их усилия, остановился: «Садитесь, подвезу». Добрались до Мигалова, а в городе немцы. И снова совсем незнакомые люди пришли к ним на помощь, пустили и спрятали в подполе. По счастью,  Калинин  через неделю освободили. Вера понимала, что ребятам хотелось бы присоединиться к действующим частям. Но госпиталей  в городе еще не было, и она решила добираться до Бежецка. Одной, конечно, не справиться. Они договорились, что один из бойцов, Иван Старома, поможет ей, второй вернется в армию. Добрались до старого моста, он взорван. Перешли Волгу по льду, дошли до Бежецкого тракта. Тут, на счастье, машина с нашими солдатами. Их подобрали. Но в Бежецке госпитали были переполнены. Вера  попросила: довезите до Сонкова. И вот, не веря себе, она наконец дома. Наталья Соломоновна Стародуб и Зинаида Яковлевна Игонец, делавшие ей операцию, поразились, что она выдержала столько времени с осколком в животе. Полостные операции всегда тяжелы, а когда рана в таком запущенном состоянии, за успех вообще ручаться нельзя. Мама дежурила у ее постели днем и ночью, но положение оставалось тяжелым. Тут к ним на доформирование приехал белорусский госпиталь, в нем два военных хирурга. Их консультации очень помогли тому, что Вера наконец пошла на поправку. Со второй раной тоже возникли серьезные проблемы. Палец пришили, но шов на распухшей почерневшей руке и не думал заживать. Дело шло к гангрене. Хирурги заговорили о том, что необходимо отнять кисть руки. Вера плакала, но на операцию не соглашалась. Что больше помогло – лекарства, народные рецепты или просто очень большое желание  выжить, трудно сейчас сказать, но гангрена отступила.

Так  получилось, что, как только  она поднялась с больничной койки, слегли ее спасительницы Наталья Соломоновна и  Зинаида Яковлевна. Сыпной тиф. А в больнице всего-то четыре человека, ухаживать за  ними некому. И теперь Вера просиживала у  их постелей с утра и до ночи, меняя мокрые повязки на лбу, делая уколы через положенное время. В больнице и осталась работать после выздоровления. На фронт ее больше не  взяли.
В 1944 году поступила в институт и  тогда же вышла замуж. О замужестве надо сказать отдельно.  Приехала в Сонков-
ский район на доукомплектование дивизия с Воронежского фронта. Молодой красивый комбат старший лейтенант Геннадий Ключеров остановился в доме по соседству с  Вериным. Приглянулись друг другу. Походили на свидания, обменялись адресами. Скоро пришел Вере фронтовой треугольничек. Мать ругалась, говорила?о?краткосрочных военно-полевых романах, намекала, что он вполне может  быть женатым, и когда первой забирала почту из ящика, то письма капитана попросту жгла. Но Ключерова в конце войны отправили учиться в  Москву, в военную академию, и он снова оказался в Сонкове с самыми серьезными намерениями. Мать сдалась, на замужество дочери согласилась. К слову, ни разу ни ей, ни Вере пожалеть об этом не пришлось. Жили они с Геннадием Степановичем душа в душу.

Ну а после замужества пришлось Вере поездить вместе с мужем-офицером по всем местам его службы. Работа для медика всегда находилась. Окончательно осели в Твери. В запас Геннадий Степанович уходил полковником. К сожалению, из жизни ушел до срока.

Сейчас Вера Михайловна живет в их с мужем квартире вместе с внучкой и ее семьей. Силы, конечно, не те, но по возможности помогает молодым. Жизнелюбия не растеряла. Любит бывать в школах, училищах, рассказывать подросткам о годах войны. Слушают ее с таким вниманием, что некоторые учителя начинают слегка ревновать. С наступающим праздником, Вера Михайловна!

Автор: Аксана РОМАНЮК
52

Возврат к списку

«Тверская Жизнь» узнала, как проводят лето дети
Лето диктует свои правила жизни. Хочется гулять по лесу, купаться, пить холодный квас, путешествовать, да и просто бездельничать. Поэтому именно в это время года люди берут отпуска, а у детей – каникулы. У взрослых, конечно, время отдыха пролетает гораздо быстрее.
26.07.201719:30
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
Новости из районов
Предложить новость