04 Декабря 2016
$64.15
68.47
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
День Победы06.05.2010

ПОДВИГ 260-Й СТРЕЛКОВОЙ ДИВИЗИИ

На фронтах Великой Отечественной войны погибли 13 тысяч кимряков, из них почти каждый третий – из 260-й стрелковой дивизии.

На фронтах Великой Отечественной войны погибли 13 тысяч кимряков, из них почти каждый третий – из 260-й стрелковой дивизии.

История этой дивизии полна легенд. Несмотря на то, что с каждым годом благодаря усилиям местных энтузиастов обнаруживаются всё новые факты её боевого пути, многое остаётся неизвестным. В нашей газете впервые обнародуются документы, ставшие известными лишь спустя 69 лет, они позволяют в полной мере оценить трагические события тех далёких лет и узнать о подвиге кимряков.

Спустя три недели после объявления о начале Великой Отечественной войны в Кимрах началось формирование 260-й стрелковой дивизии. Призвано в неё было около 4 тысяч жителей Кимр, Кимрского и существовавшего тогда отдельно Горицкого районов. Дивизия воевала в составе 50-й армии и под Брянском приняла на себя жестокий удар превосходящих сил противника, планировавшего в ходе операции «Тайфун» захват Москвы и скорую победу. Бойцы Красной Армии  не дали планам врага осуществиться. Попав в окружение, наши воины героически сражались и ценой огромных потерь пробили вражеское кольцо. Те немногие из кимряков, кто остался в живых, продолжали бои под Тулой.

Операция «Тайфун» – кодовое название плана фашистской Германии по быстрому захвату Москвы и полному поражению Советского Союза. В середине сентября 1941 года немецкое командование приступило к подготовке этой грандиозной операции, которая включала в себя два этапа, первый – окружить и разгромить группировки советских войск Западного и Брянского фронтов в районе Вязьмы и Брянска. На втором этапе предполагалось произвести охват Москвы с севера и юга, замкнув кольцо окружения. Этот план, по замыслу немецкого командования, должен был привести к падению Москвы и завершению войны до наступления зимы 1941 года.   

ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ

В состав дивизии вошли в основном люди среднего возраста – призванные из запаса сапожники, мастеровые. Она состояла из нескольких полков. Формирование 1026-го стрелкового полка происходило в районе Мыльцевского бора, 1028-й стрелковый полк находился около деревни Красиково недалеко от Шевелёво, 1030-й стрелковый полк – в  Абрамовском бору, 839-й артиллерийский полк – в районе деревни Борки. Штаб 260-й дивизии размещался в здании, которое сейчас является историческим памятником – бывший Гостиный Двор, расположенный на Октябрьской площади.

Одновременно в Калязине формировалась 290-я стрелковая дивизия. Обе эти дивизии в начале августа были отправлены эшелонами под Брянск, где в составе 50-й армии заняли боевые позиции. Немцы к этому времени уже находились на подступах к Брянску.

Немало интересного о боевой судьбе 260-й дивизии можно узнать из брошюры, выпущенной в 1995 году кимряком, ветераном войны Борисом Петровичем Муравьевским. При подготовке исторического буклета он встречался с теми немногими кимряками из 260-й дивизии, которым посчастливилось вернуться домой, записывал их воспоминания.
Сейчас, спустя пятнадцать лет, я не могла не задать Борису Петровичу вопрос: «Остался ли кто в живых среди кимряков из 260-й?». «Нет, – ответил он, – они все ушли…» Ветераны о фронтовиках не говорят «умирают» – «уходят». Это слово, наверное, легче произнести, оно вселяет надежду. Для того, кто ушёл, есть возможность и момента возврата – в воспоминаниях однополчан, в фотографиях, в детях и внуках...

СЕНСАЦИОННАЯ НАХОДКА

Она появилась благодаря исследовательской деятельности директора Кимрского краеведческого музея Владимира Покудина, сотрудников Объединённого института ядерных исследований в Дубне Алексея Жемчугова и Екатерины Вороненко. Они объединили всех, кто занимался историей 260-й дивизии, и установили связи с Тверским фондом «Жить и помнить», брянскими поисковиками, родственниками погибших, изучали постоянно поступающую новую информацию на сайте «Мемориал». И удача улыбнулась – в результате их работы был найден офицер 260-й стрелковой дивизии, ветеран ВОВ,  проживающий ныне в Канаде, Яков Гельфандбейн!

Ему сейчас 88 лет. В 1941 году Яков Гельфандбейн, девятнадцатилетний выпускник Ленинградского артиллерийского училища, уже принявший боевое крещение под Лугой,  был направлен в Кимры в 839-й артполк 260-й дивизии. Он воевал в её составе, вырвался из вражеского окружения под Брянском, затем продолжил службу в артполку 45-й дивизии в Воронеже, через месяц был ранен в бою под Курском. В настоящее время Яков Гельфандбейн является вице-президентом Организации русскоговорящих ветеранов Второй мировой войны в Канаде. Он доктор технических наук, профессор, полковник-инженер в отставке, по сей день занимается исследовательской работой, пишет брошюры о войне. Через Интернет он прислал документальный рассказ под заголовком «Рессета Кровавая», в котором описал в подробностях, многие из которых были ранее не известны, как сражалась 50-я армия, а в её составе и 260-я дивизия, под Брянском. К сожалению, формат газеты не позволяет воссоздать рассказ целиком, поэтому он печатается в сокращении. Но, безусловно, воспоминания участника боёв, очевидца тех трагических дней, представляют собой бесценный материал, свидетельствующий о героизме кимряков в годы Великой Отечественной войны.

Мы благодарны директору музея Владимиру Покудину и ветерану войны Якову Гельфандбейну за то, что спустя много лет  появились уникальные сведения об исторических событиях, столь значимые для нашего культурного наследия.

РЕССЕТА КРОВАВАЯ

Рессета – река, которая берёт своё начало из болота Болонь северо-восточнее Брянска. По её берегам до сих пор сохранились заросшие окопы мощной линии обороны времён Великой Отечественной. По рассказам местных жителей, тут можно легко найти оружие и останки бойцов. В октябре 1941-го Рессета стала ареной одного из самых кровавых сражений войны, братской могилой более чем ста тысячам советских воинов 50-й армии.  

В то время немецкое командование продолжало подготовку для наступления на Москву на Брянском фронте, и 2 октября гитлеровские войска перешли в наступление, нанося главный удар по войскам 50-й армии. Храбро сражались соединения и части армии, но под ударами превосходящих сил врага фронт их обороны был прорван. Дивизии с тяжёлыми боями отходили на восток, обстановка с каждым днём ухудшалась.

К 8 октября 50-я армия была полностью отсечена от остальных войск Брянского фронта. Со всех сторон её окружал враг. Гитлеровские отряды заняли все важные населенные пункты, перекрёстки дорог, железнодорожные станции и разъезды. Стало ясно, что пробиваться надо на восток – по кратчайшему пути. Но дороги на восток перерезаны, а кругом множество непроходимых болот, рек и речушек, затягивающихся льдом.

9 октября прекратилось снабжение армии продовольствием и боеприпасами. Единственное подходящее место, где армия могла переправиться, была река Рессета. Командование принимает решение форсировать реку.
Далее Яков Гельфандбейн так описывает переправу через Рессету и героическую битву 260-й стрелковой дивизии:
Утром 11 октября дивизия, почти полностью потеряв как боевую единицу попавший накануне в засаду 839-й артполк и сбив заслон противника, устремилась к Хвастовичам, где встретила упорное сопротивление врага, пытавшегося не допустить переправы через реку Рессета. Бой длился два дня. Под сильным артиллерийским и миномётным огнём, непрерывной бомбёжкой насквозь промокшие, отощавшие от недоедания, израненные, но сильные ненавистью к врагу наши воины чуть ли не в рукопашной схватке прорвались к реке и форсировали её. Прорыв дался ценой больших потерь.

В этот день погода стояла хмурая, с морозным, пронизывающим ветром. С неба, как слёзы, лились струи дождя вперемежку с зарядами снега, словно оплакивая тысячи погибших и погибающих ежесекундно солдат. Вода в Рессете стала буро-красная от крови. В воздухе стоял непрерывный гул от разрывов снарядов, мин и гранат, воя авиабомб и падающих в пике вражеских самолётов, пулемётной и оружейной стрельбы, человеческого крика, воя, стонов, просьб о помощи, многоголосого «ура». Дым от сгоревшего пороха смешался с землёй, поднятой тысячами ног и разрывов, застилая и разъедая глаза, сдавливая дыхание до хрипоты. Даже сегодня здесь находят участки земли, насквозь пропитанные кровью…

Но впереди вновь был противник. Дивизия резко меняет направление на северо-восточное и берёт курс на Белёв. После отчаянного боя 17 октября она прорывает фронт.

Далее Яков Гельфандбейн приводит воспоминание участника октябрьских сражений 1941 года, ветерана дивизии В.С. Грибачёва: «В этих боях старшие командиры проявили твёрдость в управлении, непоколебимое желание пробиться. Командиры среднего и младшего звена, красноармейцы – высокое понимание долга, выносливость, личное мужество, массовый героизм. В целом дивизией за две недели этого изнурительного похода был нанесён серьёзный урон противнику: враг потерял более 2000 человек убитыми, большое количество автомашин, мотоциклов, орудий и миномётов».

Уцелевшие части 260-й дивизии понесли громадные потери – к Белёву из окружения вышли лишь 674 человека с четырьмя пулемётами (на 1 сентября 1941 года дивизия  насчитывала 10 464 человека). Поэтому командованием 50-й армии, вследствие невосполнимых потерь, 17 ноября 1941 года было принято решение о расформировании 260-й и слиянии её с 290-й (калязинской) стрелковой дивизией, которая тоже имела ощутимый урон – из окружения вышли только 2119 человек.  

Яков Гельфандбейн пишет, что «260-я стрелковая дивизия героически сражалась и, героически погибая, героически победила». Она просуществовала всего четыре месяца...

Несколько позднее, в 1942 году, в городе Коломне была сформирована новая 260-я  дивизия. В ней уже не было кимряков. Эта дивизия прошла всю войну, освобождала Брянск, Сталинград, воевала до самой победы. За славный боевой путь получила много боевых наград. Но это была другая дивизия.

…В 1989 году брянским поисковикам удалось обнаружить сейф с партийными документами 1026-го полка 260-й кимрской дивизии, а в 1992 году на 41-м км Рессеты –железный ящик с записями хозяйственного значения 290-й дивизии. Все эти документы стали настоящим историческим кладом, ведь по сей день в братских могилах, расположенных на территории Брянской и соседних областей, погребены тысячи неизвестных солдат и офицеров, которые не учтены ни в каких архивах, и родственники безрезультатно разыскивают их.

На берегу Рессеты сейчас учреждена мемориальная зона и установлен памятник воинам 50-й армии – два семиметровых стальных штыка с охватывающей, символизирующей разрываемую ленту окружения, надписью: «Товарищ, помни, по какой земле ты идёшь, на каких стоишь берегах. Здесь, на реке Рессете, в урочище Кресты, на Лихом болоте в октябре 1941 года приняли неравный бой с фашистами защитники Родины. От жестокого огня горел песок, плавился металл, Рессета потемнела от крови, стонала земля, устланная телами павших. А оставшиеся в живых бесстрашным ударом прорвали смертельное кольцо и пронесли знамя 50-й армии к победе над врагом». Эти слова звучат как реквием нашим землякам, не вернувшимся с поля брани…

УВЕКОВЕЧИТЬ ПАМЯТЬ

Жители Кимр также не остаются равнодушными к подвигу солдат из 260-й стрелковой дивизии. Борис Петрович Муравьевский в своей брошюре предлагает на стене бывшего Гостиного Двора, где располагался штаб дивизии, разместить памятную доску. В настоящее время это здание находится в аварийном состоянии. Поэтому в честь героев-кимряков можно было бы, к примеру, установить памятный знак на въезде в город со стороны Мыльцевского бора, где формировались основные части 260-й дивизии.  

ПОИСК ПРОДОЛЖАЕТСЯ

Исследовательская работа Кимрским музеем не прекращается. Его директором Владимиром Покудиным найдено много новых материалов. В частности, персональные карточки из немецких лагерей, по которым просматриваются судьбы многих солдат, числящихся погибшими в сражениях или пропавшими без вести. Большинство из них погибли в гитлеровских застенках, но некоторые выжили. Для их родственников эти сведения будут ценными, т. к. позволят узнать, где похоронены близкие. Также составлена карта боевых действий 260-й дивизии. Но и эти сведения не могут считаться полными и точными. Поэтому Владимир Петрович обращается ко всем жителям Кимр, родственники которых сражались в составе 260-й дивизии, с просьбой предоставить сведения о них: фотографии, письма с фронта, похоронки и т.д. Музей не претендует на то, чтобы эти материалы были переданы в его фонды. С документов могут быть сделаны копии, с помощью которых будет воссоздана более полная картина боевых эпизодов 260-й стрелковой дивизии и судьба каждого  солдата, а также организована экспозиция, посвящённой их подвигу. В музей можно обращаться по тел. 3-27-43, 3-12-67 или по адресу: ул. Кирова, д.13/8.

Автор: Елена НИКУЛИНА, «Кимры сегодня»
212

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В тверском регионе отметили День клубного работника
День клубного работника, который проходит в нашей области с 2002 года, можно смело назвать уникальным, поскольку нет больше ни одной отрасли, специалисты которой в календаре имели бы отдельный, подчеркнем, региональный профессиональный праздник.
02.12.201623:03
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию