17 Декабря 2017
$58.9
69.43
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Гордость земли Тверской 29.06.2015

Никогда не жила эта дверь под засовом

Фотограф: СЕМЕЙНЫЙ АРХИВ

Свои шестьдесят пять известный тверской краевед, писатель и общественный деятель Вячеслав Воробьев встретил с ощущением Времени, которое прорастает корнями в будущее

Свои шестьдесят пять известный тверской краевед, писатель и общественный деятель Вячеслав Воробьев встретил с ощущением Времени, которое прорастает корнями в будущее

Пропах стариной уютный особнячок Тверского филиала Академии славянской культуры на улице Крылова, где состоялась наша встреча. Кстати, в стране это учебное заведение имеет только один филиал, и он располагается в Твери. Доктор культурологии Вячеслав Воробьев исполняет обязанности его директора и преподает студентам теорию и историю культуры.

К истокам старины

Мы сидим в его кабинете, сплошь заставленном книгами. Одна стена сверху донизу – грамоты, благодарности и дипломы. Из общественных наград у него немало медалей и нагрудных знаков. Есть даже кортик от Главкома ВМФ. Моего собеседника можно назвать уникальным автором: около 70 изданных книг – это сложно представить. Романов среди них нет. Для себя он давно открыл, что жизнь гораздо богаче выдуманных историй и нужно только успевать «выкапывать» то, что не должно забываться для нашей же пользы. 

Заметила, что многие его книги по истории, культуре, географии, топонимии тверского края в тонких обложках. Не всегда находились средства на золотое тиснение. Эти книги уходят к читателю, как «горячие пирожки», чтобы хоть в какой-то мере восполнить пробелы в краеведении, которые и поныне весьма ощутимы. В самом деле, мы изучаем историю Древнего Рима и не ведаем, что у нас под ногами. Как жили наши предки, «те безымянные ныне поколения, что стали тленом, гумусом, питательной почвой современной цивилизации. Те, что сотворили нас».

Эта цитата из книги Вячеслава Воробьева «Камень, бронза, железо». Рассказы археологов часто бывают наукообразные, а здесь такой живой увлекательный язык! Он сам был участником многочисленных экспедиций к истокам тверской истории. А она объемна, уходит в глубину на несколько тысяч лет. Только стоянок каменного века в области найдено почти три тысячи. 

Вячеслав Михайлович рисует на листочке кварцитовую мотыгу, которую они нашли на стоянке Красново возле Твери. Это эпоха мезолита: 7 тысяч лет до нашей эры. На мотыге кремневым резцом нанесен рисунок: несколько равнобедренных треугольников, вписанных один в другой. Похоже на изображение жилища в виде чума. Своеобразный оберег на инструменте. Находок, подобной этой, в мире единицы. Много раз у археологов бешено билось сердце на стоянке Языково в Кашинском районе. Это третье тысячелетие до нашей эры. Одна картина у моего собеседника до сих пор перед глазами: детский скелет, на грудной клетке две подвески – янтарная каплевидная и яшмовая плоская. Янтарь мог быть только с Балтики, яшма – из Сибири. Наши представления о том пласте времени гораздо беднее, чем это есть на самом деле. Не могу не привести еще слова автора:

«Экспедиция, приближение к собственным предкам, осознание связи с ними, смутное ощущение того, что когда-то это уже происходило с тобой, что ты видел эти вещи, держал их в руках, что они были нужны тебе для чего-то важного. Это лучший способ припасть к единому стволу истории, услышать, как текут по нему соки земли, давая жизнь молодым побегам сегодняшнего дня». 

Эта бледная королева Марго

А с чего все начиналось у весьегонского мальчишки в отцовском кителе с цыпками на руках? Вячеслав Михайлович бесконечно благодарен учителю географии Марату Михайловичу Верхоланцеву за то, что он пробудил в нем интерес к родному краю. Стоять с указкой у карты – это одно. Учитель увлек их в походы, окунул в местную историю, которую можно было потрогать. Это с его легкой руки Слава еще школьником попал в археологическую экспедицию московского Исторического музея. Событие стало поворотным в его судьбе, когда, как он сам пишет: «История отделилась от вымысла, документ – от мифа, памятник археологии – от легенды о нем». А еще мальчишку захлестнул мир ночных костров, разведочных маршрутов, песен Визбора, Окуджавы, Городницкого. Позднее Воробьев сам сочинит «Привальную», которую поют в экспедициях:

Кто-то сладко сопит
Под надежною крышей,
Полистав перед сном «Королеву Марго»,
Жаль беднягу.
Ведь он никогда не услышит,
Как играет подъем соловей на Орго. 

(Орго – это Орлов городок в Молоковском районе, где они вели раскопки).

Низкий поклон старожилам

Писать очерк о Воробьеве сложно, потому что можно утонуть в материале. После окончания Тверского государственного университета он работает преподавателем на историческом факультете. Счастливы были студенты, которые получали у него знания и ездили с ним в экспедиции. Это середина семидесятых–восьмидесятых годов. На эту же пору приходится его фундаментальный труд: составление свода памятников археологии Тверской области. После одной такой работы можно было почивать на лаврах. Но это только начало его блестящих исследований. Работая в Тверском областном институте усовершенствования учителей, Воробьев создает учебник для школьников «История тверского края». Многие регионы о такой увлекательной и полезной книге для детей могут только мечтать. Единственное, о чем приходится жалеть, не в каждой школе есть талантливый учитель, с кем ребята могли бы ведать свой край. Не все предметники для этого годны. Им надо иметь сердце такого весьегонского романтика и наставника, как Марат Верхоланцев.

В последние годы уже в Академии славянской культуры талантливый краевед увлекся историей Отечества, которая высвечивается в судьбах наших замечательных земляков. Так появился пятитомник «Герои Советского Союза на тверской земле», серия книг по тверской родословной и истории флота. Многие из этих очерков публикуются в нашей газете. Вячеслав Михайлович большой друг «Тверской Жизни». Собранный им материал по церковной гео­графии позволяет хоть сейчас издать путеводитель для паломников. Невидимым защитным куполом покрывают тверскую землю намоленные места. На карте они словно горят неопалимыми свечами. 

Воробьев создал огромную базу данных по тверской топонимии. Она существует в электронном и печатном виде, «посажена» на карты районов. К сожалению, каждый из этих районов может исполнить свой реквием по навсегда утраченным деревням. Но главное, можно еще успеть поддержать те селения, где проживают одинокие старики. Воробьев называет их держателями земли русской. 

Человек интеллигентный и деликатный, он может страстно и резко защищать дорогие ему понятия. В восьмидесятых годах прошлого века вместе с другими учеными сражался за Волгу-матушку. Тогда серьезно разрабатывался проект Ржев­ского гидроузла. Под затопление попадал еще нетронутый пре­образованиями участок Верхней Волги. Для великой реки, символа России, это могло стать последним нокаутирующим ударом. В защиту Волги выступили многие неравнодушные люди. А тверской ученый постарался, чтобы его стихи под заголовком «Размытая память» дошли до правительства. Если поэзию считают колоссальным ускорителем сознания, то это как раз и произошло:

Под шумок суетливо, подло
Волге кляп затолкают в горло,
Чтоб расчетливо и жестоко
Задушить ее у истоков.

«Я человек воды», – говорит о себе Вячеслав Михайлович. Для ученого берега наших рек и озер несут драгоценную информацию о жизни. В протяженном времени эти берега «дышат», меняются их очертания, но они всегда будут притягательными для людей, которые связывают с ними судьбу. А как поэт, он не может налюбоваться тихой среднерусской красотой.

Душа открытая, родная 

Кроме своего Весьегонского района Воробьева тянет еще на торопецкую землю, где голубая гладь озер и купола церквей неизменно дарят душе праздник. На этой земле он свой, всегда желанный на краеведческих чтениях и народных праздниках. В благодарность торопчане присвоили ему звание почетного гражданина своего района. А Вячеслав Михайлович подарил им поэтическую книгу с очерками в стихах о тех, кто прославил торопецкую землю, начиная от первых князей Мстислава Храброго и Мстислава Удалого, Александра Невского и заканчивая нашими современниками.

Открываю книгу на стихотворении, посвященном поэту Владимиру Львову:
Поднимусь на крыльцо, коридором тесовым
Тихо-тихо пройду, трону дверь не спеша…
Никогда не жила эта дверь под засовом,
И открытой была, как родная душа.

Эти строки можно назвать ключевыми к творчеству самого Вячеслава Воробьева. Ведать свой край невозможно без сердечной любви и верности. Все, что делает он в науке и литературе, освещено этим бережным, теплым светом.

И все-таки задаю своему собеседнику вопрос, который он часто слышит: «Когда вы все успеваете? Может быть, литературные пародии и эпиграммы рождаются у вас ночью?»

Вячеслав Михайлович улыбается:

 – Мне помогают хорошая память и библиотечные полки. Архивами пользуюсь меньше, в них можно «закопаться». Интернет – полезен, но некоторые вещи там надо воспринимать критически. А эпиграммы я обычно сочиняю по пути на работу в маршрутке.

Надо представить эту картину: доктор наук едет в маршрутке и сочиняет стихи. Абсолютная редкость для нашего времени. А он, Воробьев, такой: совершенно не горит желанием заиметь личный автомобиль, при любой возможности избегает парадного костюма. Прост в общении, считает, что даже это экономит время, когда ты можешь «быть, а не казаться». А Время для него ощутимая, стремительно текущая категория – четвертая мера пространства.

У археологов есть такое понятие: культурный слой. Живем, коробчим что-то на этой земле. А пройдут тысячелетия, что от нас останется в глубине почвенного горизонта? Что найдет неведомый археолог будущего в нашем культурном слое, когда превратятся в прах книги и носители цифровой информации? По каким черепкам возьмется судить о нас? 

И Вячеслав Михайлович рассказал историю о фировском камне. Этот огромный пятиметровый гранитный валун до сих пор лежит в потаенном лесном уголке Фировского района. Археологи набрели на него случайно и поразились его необычности. Камень хранил в себе тайну далекой от нас осмысленной жизни. Она проявилась сразу, как только люди отмыли его с мылом от лишайника. Под строгим прямым углом, вероятно, кремневым долотом на нем были выбиты углубления. Их было 97. Некоторые имели схожесть с ракеткой для настольного тенниса – так изображали в древности капканы. Но когда археологи пригляделись к общему рисунку, то ахнули: это же карта звездного неба с Большой Медведицей и путеводительной Полярной звездой! Вот этот камень и через тысячелетия будет с усмешкой взирать на потомков. С усмешкой потому, что мы слишком обольщаемся достижениями технического прогресса и плохо бережем живое. Процитирую еще раз тревогу ученого: «Как от белка желток в яйце, отделены мы от природы». Поэтическое сгущение смысла. Для того, чтобы задуматься.

 – Мы отвечаем перед Богом за то, что нам подарена осмысленная жизнь, – говорит Вячеслав Михайлович, – расходовать ее на суету сует расточительно. Тебе твое отведено, вот и выполняй наказ.

Татьяна Маркова
Автор: Татьяна Маркова
1173

Возврат к списку

Тверь отпраздновала 76-ю годовщину своего освобождения от немецко-фашистских захватчиков
16 декабря в 11 утра, преодолев мощное сопротивление противника, батальон под командованием старшего лейтенанта Степаненко пробился в оккупированный Калинин со стороны силикатного завода. Вслед за ним по соседним улицам с боями прорывались части под командованием майора Второва. А с юга с боем вошли в город правофланговые части 256-й стрелковой дивизии.
16.12.201718:54
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
Новости из районов
Предложить новость