18 Ноября 2017
$59.63
70.36
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
К 70-летию Великой Победы 10.06.2015

Больше вражьего шага не слышит

Фотограф: Семейный архив

Отдыхает моя земля

Отдыхает моя земля

Витька ругал себя в душе последними словами. И дернуло же его похвастаться, что расквартированные в избе немцы бросают папиросы на столе и подчас вообще о них забывают. Друзья тут же пристали: так надергай нам из пачки, они, возможно, и не заметят. Трудно сказать, обратили бы внимание гитлеровцы на «похудевшую» пачку или нет, но все обернулось куда хуже: дымящую подростковую стайку увидел проходивший мимо немец. C куревом в деревне было плохо, а тут вдруг даже не самокрутки, а папиросы в руках. А когда обнаружил, что они к тому же немецкие, немедленно погнал ребят в комендатуру. 

Комендант рявкнул:

– Расстрелять!

Солдат снял автомат, заложил магазин и махнул мальчишкам на дверь – вперед, мол. В это время у стола раздалось:

– Герр капитан, стоит ли, ведь это всего лишь дети…

– Это не дети! Это воришки! И если их не остановить, они вырастут настоящими ворами!

– Но, может быть, урока, который мы им сегодня преподадим, будет достаточно?
Комендант задумался и махнул рукой:

– Отставить! Запри их пока в амбар, там решим!

И вот теперь они жмутся в углу и ждут, чем же все кончится. Ждать пришлось долго. Ребята уже в красках представляли себе, как выгонят их к оврагу, может, и деревенских сюда приведут – в назидание, и громко объявят перед расстрелом, что так будет с каждым, кто покусится на собственность новой власти… Поздно вечером пришел тот же солдат, только в руках у него был не автомат, а дубина. Подростков развели по домам, и в каждой семье гитлеровец говорил родителям: «Выпороть нещадно, чтобы на всю жизнь запомнил!» Мать после такого напутствия повела Витьку в закуток на кухне, где стоял мешок с картофельными очистками, и шепнула: «Кричи громче!» Ремень со свистом рассек воздух и ударил по очисткам. Витька орал что есть мочи, мать колотила мешок, приговаривая: «А не хулигань!», и минут через десять у немца не выдержали нервы, он заглянул на кухню и сказал: «Матка, хватит!»

Побег под носом у немцев 

В целом их деревне повезло: здесь находились немецкие полевые кухни, отсюда гитлеровцы возили обеды на передовую. Правда, мальчишек заставляли носить воду для котлов. Это было тяжело, дети уставали. Зато семьям перепадало по тарелке варева, а с продуктами было очень плохо: немцы, войдя в деревню, отобрали все, что могли. Но до сельчан доходили слухи, как фашисты лютовали в других оленинских деревнях, и на этом фоне их собственные горести казались незначительными. 

К началу оккупации в семье Сперанских осталось четверо: отец, Федор Панкратович, участник Гражданской войны, вернувшийся с нее инвалидом, мать Варвара Александровна, 9-летний Витя и 5-летняя Зоя. Старший сын Николай перед войной был призван на флот, служил на военном крейсере «Червона Украина», воевал в Севастополе, Керчи. Крейсер разбомбили, матросы добирались под пулями вплавь, много друзей брата погибло. Самому ему удалось доплыть. Но подобные испытания не проходят даром: после Победы он прожил всего девять лет и умер в неполные 35. Старшая сестра Маруся перед приходом немцев вместе с еще одной колхозницей погнала общественный скот в Горьковскую область, а вернувшись, сразу отправилась в военкомат, и все годы Великой Отечественной проработала в госпитале. А вот родителям и младшим детям пришлось жить, как тогда говорили, «под немцем». 

В марте 1943-го началось активное наступление наших войск, и фашисты стали сгонять жителей окрестных деревень для отправки в Германию. Колонна оленинцев растянулась на добрых два километра. В ней были и Сперанские. Немцы с собаками постоянно подгоняли идущих: «Быстрее, быстрее!» Но старики и дети – а их было много – такого темпа не выдерживали. Кто-то, не в силах идти дальше, просто садился на обочину. Таких расстреливали. Дошли до Орши, потом до литовской границы. Подогнали платформы, стали грузить на них людей. Мать шепнула отцу: «Чем в Германии пропадать, лучше уж здесь умереть» – и, подхватив Зою на руки, нырнула в заросли. Отец с Витей последовали за ней. Все время ждали выстрелов в спину, но, похоже, им повезло – уход остался незамеченным. Просидев в кустах до тех пор, пока состав не уехал, они двинулись по литовской земле искать какую-нибудь деревню. Набрели на хутор. Хозяин, конечно, понял, кто они такие, но в комендатуру не пошел, предложил работать в своем хозяйстве за еду. У него Сперанские и продержались до прихода наших.

60 лет в любви и согласии

Возвращение домой было горьким – район оказался полностью разоренным фашистами. Но теперь они были свободны, а это главное. Конечно, крапивы и лебеды с конским щавелем поели вдосталь, зато в поле зрел первый послеоккупационный урожай, из полуобгорелых бревен строились времянки, и снова открылась школа. Жизнь налаживалась.

После войны Виктор работал механизатором в Оленинской МТС. В местный медпункт приехала по распределению симпатичная девушка Тамара. Разок Виктор с другом мимо окон с песнями прошел, другой… Затем решился и в медпункт заглянуть – молодому фельдшеру на здоровье пожаловаться.
Только какие тут жалобы – парень чуть не двухметрового роста, косая сажень в плечах. Посмеялись, пошутили, слово за слово… В общем, вскоре поженились, и дочка у них родилась. А тут Виктора взяли в армию, в танковые войска. Служил он в Нижегородской области, командиром автотранспортного взвода. Через какое-то время жена с дочерью к нему переехали. Тамара устроилась медсестрой в госпиталь.

Наступил 1956 год, а с ним и известные венгерские события. Сегодня отношение к ним однозначно отрицательное, но тогда ситуация была иная. Рассуждали примерно так: не для того в годы войны за Венгрию кровь проливали, ее освобождая, чтобы сегодня империалисты там хозяйничали! Впрочем, у военных мнения не спрашивали – их откомандировали «в помощь венгерскому народу», и все. Правда, как говорит Виктор Федорович, у населения ко всему происходящему отношение действительно было разное, многие откровенно радовались прибытию советских танкистов. За выполнение интернационального долга Сперанскому вручили знак «Фронтовик», и он был приравнен в правах к участникам Великой Отечественной войны.

Демобилизовавшись из армии, работал в Горьковской области. Потом решили перебираться на родную тверскую землю, где уже работала дочь Татьяна, ставшая, как и мать, медиком. Здесь же живут и две внучки. Тесновато, конечно, – шесть человек в квартире, но Виктору Федоровичу обещают помочь как ветерану, и этого события семья ждет с нетерпением. Не так давно они с женой отпраздновали 60-летие супружеской жизни.

Сперанского хорошо знают в школах Затверечья – до последнего времени он часто выступал перед школьниками. Сейчас ноги подводят, но от помощи совету ветеранов все равно не отказывается, делает что может. 70-летие Победы Сперанские отметили и как большой семейный праздник, ведь годы войны в память врезались накрепко.

Ольга ИВАНОВА

Автор: Ольга ИВАНОВА
12

Возврат к списку

В Твери чествовали работников сельского хозяйства
Рачительные хозяева, упорные и терпеливые труженики, наши кормильцы – это все про них. Сегодня в тверском ДК «Пролетарка» чествовали работников сельского хозяйства, пищевой и перерабатывающей промышленности.
17.11.201719:48
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость