26 Марта 2017
$57.42
61.86
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
К 70-летию Великой Победы08.05.2015

Был и видел. Григорий Кац

Фотограф: www.tverlife.ru

Он имел право так сказать о своей войне

Он имел право так сказать о своей войне 

1 мая исполнилось 102 года со дня рождения гвардии полковника Григория Самойловича Каца. «Скажите, чем измерить вклад в газетную историю «Калининской правды – «Тверской Жизни» фронтовика, защитника нашего города Григория Самойловича Каца? Не будучи в штате, он в газету приходил как на работу и трудился много, интересно, ответственно и надежно».

Так выражал признательность ветерану коллектив «ТЖ» в канун 95-летия газеты в статье «Мы вас помним. Спасибо вам». 

Сегодня «ТЖ» представляет еще несколько новых штрихов к судьбе фронтового газетчика, чьи дороги совпадали с дорогами и судьбой однополчан.

Не будучи подобно легендарному Борису Полевому коренным тверяком, Григорий Кац был им по сути – крупная личность, незлобивая, скромная и строгая одновременно. Нас, молодых «сменовцев», он называл по-фронтовому – ребятки. А дружбу водил со своим братом-фронтовиком. Тогда в «Калининской правде» служили слову его замечательные коллеги-погодки. 

Григорий Кац, рабочая косточка, до войны успел понять, как достается честному человеку хлеб. Работал с возраста подростка, позже был очарован тайной преображения металла в доменной печи. Активного молодого человека заметили и по маршруту того времени рекомендовали в газетчики. Осенью тридцать третьего призыв в армию. Как потом оказалось, и на войну. Позже Григорий Самойлович вспоминал: «Летом сорок первого года я окончил десятилетку в городе Сталино (нынешний Донецк). Через два месяца после начала войны мы уехали в эвакуацию. Попали в Казахстан. В сентябре мой старший брат Борис, студент, имевший бронь, ушел добровольцем на фронт. А через две недели вслед за братом и я. Первого декабря уже ехал в теплушке на войну».

В начале войны 133-я дивизия, где служил Григорий, взяла направление на фронт. Имевшего к тому времени пока небогатый опыт газетчика сразу направляют на информационную передовую – военкором дивизионки. Кац всегда считал себя прежде всего бойцом. Но, как мы можем убедиться, был он мастером слова и мастером кадра.

…Когда дивизию, где служил Григорий Кац, передали в оперативную кавалерийскую группу генерала Белова, командование поставило цель – прорваться в немецкий тыл и выйти под Вязьму. Вскоре, вспоминал ветеран, от дивизии остались лишь номера полков: «Личный состав стрелковых подразделений был выбит начисто в этих страшных январских боях. Три тысячи солдат дивизии лежат в братской могиле только на участке первых двух прорывов. Мы двигались малыми группами по 3 – 5 человек. Шли вечером, но было светло от искрящегося снега и полной луны. Навстречу выходили поодиночке раненые и говорили нам: «Здесь никто не уцелеет. Все здесь погибнете!» Продолжаем идти. Минут через пять нас обгоняет упряжка из трех коней. На лафете пожилой бородатый ездовой. Этот момент немцы не прозевали, дали несколько залпов беглым огнем по тому месту, где мы находились. Один из снарядов попал прямо в упряжку. Все три лошади были убиты, а ездовому оторвало голову. Голова катилась, как мяч, на нас, залегших в снегу… Глаза моргали и губы шевелились в последнем смертном спазме… Это жуткое зрелище добавило нам страха».

Еще фрагмент из воспоминаний Григория Самойловича: «Солдаты размещались в «берлогах» из снега, сделанных в насыпи дороги. Эти норы были до полутора метров глубиной и примерно три метра в длину. И вдруг прямое попадание в нашу «берлогу»! Меня взрывной волной бросило на спину, завалило мерзлым грунтом. Крики о помощи… А на мне горячий грунт, мокрый от крови, вытекавшей с размозженного тела бойца Чумичева. Оглушенный, я не мог даже двинуть рукой. Меня откопал оставшийся невредимым пожилой солдат из Белоруссии Якушевич. И только тут я понял, почему остался жив. Меня прикрыл кусками своего тела мой друг, старший сержант Чумичев.
Якушевич помог привести себя в порядок. Я собрал, как мог, все, что осталось от тела Чумичева, и засыпал снегом… Так хоронили зимой. Мне было так жаль своего товарища, что я не выдержал и заплакал. Якушевич успокаивал меня: «Сержант, не плачь...» Мне было тогда всего 18 лет. Живых вокруг никого. Под утро приполз повар. С термосами – там водка и вареная конина. Но есть и пить было уже некому. Пришлось мне за всех выпить большую кружку водки. Якушевич не пил… Вскоре я получил сквозное ранение в левую руку. В госпиталь не пошел. Рану водкой обработал».

Дивизия, в которой служил Кац, сражалась под Ельней, затем под Андреаполем, освободив два десятка сел и деревень, позже отличилась в боях за освобождение нашего города.

Событиям тех дней Григорий Самойлович посвятил свои книги — «Первый шаг к Берлину», «Далекое-близкое», «О том, что видел, пережил, с кем встречался», «Калинин – год 1941-й».

Ветеран особо чтил 9 Мая, 16 декабря – День освобождения города Калинина и 18 октября — День освобождения поселка Заволжский. Григорий Самойлович умер в 2010 году. Полит­руку-газетчику шел 97-й год.

Сегодня мы предлагаем читателям вглядеться в лик войны, которую всем сердцем ненавидел Григорий Кац. И увидеть подвиг каждого фронтового дня. Потому что он негромко и верно любил и жалел человека на войне.

Публикацию подготовила Кира КОЧЕТКОВА

Автор: Кира КОЧЕТКОВА
37

Возврат к списку

Вода идет | Тверской регион готов к прохождению весеннего паводка
Лед на реках Верхневолжья вот-вот тронется. Паводок – дело серьезное, встречать его надо во всеоружии. И, как сообщают в оперативном штабе Главного управления МЧС России по Тверской области, к нему уже готовы и люди, и техника.
24.03.201722:44
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию