24 Июня 2017
$59.66
66.68
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Главные новости26.04.2010

Виктор Петров: Мой родной прифронтовой Сыродол

Воспоминания старожила деревни Хотошино Селижаровского района о жизни в годы Великой Отечественной войны.

Воспоминания старожила деревни Хотошино Селижаровского района о жизни в годы Великой Отечественной войны.
Война застала меня, 8-летнего мальчишку, в санатории в Фировском районе. В конце августа нас, больных, в телячьих вагонах, оборудованных двухъярусными нарами, перевезли в Калинин. Оттуда пароходом должны были отправить в Казань. Но, слава Богу, меня успела забрать мать.
В Сыродол мы приехали в сентябре. Стояли погожие дни, и меня выносили на солнце. Загипсованная нога сильно чесалась: просил, чтобы сняли гипсовую повязку. Ее размотали. Почувствовав свободу, начал спускать ноги с кровати. С большими усилиями заново учился ходить.
Прибывшая в конце месяца в деревню группа бойцов начала строить оборонительные сооружения. На строительстве противотанковых рвов, дотов и блиндажей было задействовано также гражданское население из районов области.
Вскоре появились военные и нас отправили в Завирье к Анне Гагариной. Прожив у нее неделю, вернулись домой. В деревне уже поселились красноармейцы. В огороде у Смирновых разместились две полевые кухни: одна возила еду бойцам в Хотошино, Апокинь, Подол, другая – в Коптево. Занятые на кухне просили наших девчат-подростков помочь им чистить картошку – за ней ездили в Подол. В одной из таких поездок ранило пожилого бойца. К счастью, легко.
Немцы заняли погост в Хотошине, правую часть берега озера Волго. К нам поселили четырех лейтенантов и двух санитаров. Иван Волков, командир роты, что расквартировалась по домам, говорил, что родом из Селижарова; москвич Иван Петрович и башкир Сеня – лейтенанты-пушкари (их орудия стояли в урочище Волговка); военврач Саша, высокий, сухощавый; санитары Василий и Александр из Горьковской области. Все спали на полу. Мать соломой набила им домотканые матрасы, которые на день выносили в коридор. В доме текла размеренная жизнь. Пушкари уходили к своим орудиям. Иван каждый день обходил расквартированных бойцов.
Для снабжения армии было приказано отбирать у населения коров. К нам в дом пришел старшина Сафронов с требованием отдать кормилицу. «Нам хозяйка дает молоко», – сказал вышедший из комнаты И. Волков и указал на дверь. Тогда Сафронов стал отстегивать кобуру нагана, но Ваня оказался быстрее: выхватив пистолет, направил на него. У того глаза на лоб. Задом открыл дверь и скрылся. Потом, в 1943-м, вместо забранных коров населению выдали нетелей.
Между тем зима вступала в свои права. Выпало много снега, установились сильные морозы. Четыре-пять человек из отряда Волкова уходили в разведку через озеро на несколько суток. Последний поход они предприняли перед Рождеством, разбили немецкий обоз с подарками. Саша принес шоколад (тогда я впервые попробовал эту вкуснятину), конфет, другие сладости. Он очень любил мою младшую сестренку Аню. Вспоминал свою дочь такого же возраста. Ее вместе с женой, которая была учительницей и членом партии, немцы бросили под танк. Я отомщу им, гадам, говорил.
За день до наступления бойцы начали ломать палисадники, расчищать от снега проходы вдоль домов и переселяться в окопы. Мы, дети, перебрались в землянки, взрослые остались дома. Когда началось наступление, интерес к происходящему выгнал из убежища. Помню, по улице шли войска. На больших санях везли орудия, ящики с боеприпасами. Там же сидел расчет. Экипаж тащил гусеничный трактор без кабины. Были и груженые подводы.
В коридоре и на кухне двери не были плотно закрыты – тянулись провода – и я видел, что за столом сидели два телефониста, стояли четыре телефона. Выйдя на улицу, заметил в небе самолет. Стоя у калитки, наблюдал, как по нему целится зенитка, а невдалеке рвутся снаряды. Вот самолет резко пошел вниз на деревню. Начались взрывы. Бросился к воротам, но, зацепив за провода, упал. Рядом, прижавшись к дому лежал боец. В метре от меня упал ком мерзлой земли. Из дома с криком выскочила мать: «Витя, Витя!..».
В оконных рамах разбились стекла, со стен слетели иконы, фотокарточки. Одна бомба разорвалась в огороде, убив лошадь и ранив женщину, от взрыва второй погиб повар-боец, от третьей, во дворе крайнего дома, – старуха.
Вскоре к  нам в дом привезли раненых. Пошел смотреть. Два врача и старшая сестра Нина делали перевязку. Врач ножом резанул завязанный рукав, откуда на пол бахнула кровь в виде холодца, и кисть руки повисла. Ее отрезали. Мать, топившая в чулане печь, спросила: «Родимый, сколько тебе лет?». «Двадцать два…», – превозмогая боль, ответил он.  Я убежал в землянку. Но любопытство опять взяло верх. На сей раз в доме перевязывали пожилого бойца, уже были забинтованы голова и рука. После этого он полез на печку. Врач закричал: «Куда, е-мое?». Он застонал: «Бок, бок болен». Ему помогли спуститься, усадили на скамейку, задрали гимнастерку и нательную рубашку. На боку была рана, но кровь уже не шла. Он дышал, и шевелилось мясо.
Большим горем для нас стало известие о гибели командира партизанского отряда Смирнова и комиссара Церенкова, которых привезли в деревню. Мужики собрали по деревне тес, сделали гробы. Похоронили их под двумя тополями. Партизаны произвели трехкратный салют. За могилой ухаживала деревенская молодежь. Приезжали две молодых девушки в красных платьях, убирались. За деревней были похоронены и бойцы, умершие от ран во время наступления. Потом их всех перезахоронили в братскую могилу в Селище, что на берегу Волго.
В доме у нас жили минометчики. Я попросил у них пистолет. Но кто даст мальчишке оружие?! Один из них подарил ракетницу. Также, идя в наступление, бойцы оставили видавшую виды гармошку. Сосед Егор Гудков, лет на пять старше, приходил учить меня играть на этом инструменте. Он же достал два патрона к ракетнице. Мы пошли за огороды. Егор выстрелил. Белая ракета рассыпалась фейерверком.
Умер старик Козлов Иван вместе с бабой Домной, что убили при бомбежке. Хоронить обоих повезли в Хотошино. Оттуда привезли алюминиевые ящики, полные ракет. И вот в Пасху все мы, ребятишки, взяв ракетницу и патроны, пошли в огород к сараю Егора. Открылась такая пальба! Моя родная баба Лиза, полуглухая, выйдя за водой, не поняла, в чем дело. Закричала на всю деревню: бомбят, бомбят. Несколько бойцов  побежали к сараю, но нас успели предупредить. Егор вскочил в дом и спрятал ракетницу. Сашу Поташенкова и Сашу Боброва, что были постарше, в наказание посадили в подвал. Проведя там несколько часов, их отпустили с условием, что отдадут ракетницу.
В августе 1943-го, когда я ел в огороде крыжовник, услышал у дома шум, хлопанье дверьми. Конечно, пошел посмотреть: девушки в военной форме, снующие туда-сюда. Вечером мама сказала, что у нас новые поселенцы, одиннадцать человек. После узнал, что учат морзянку: в зале стояли два тренировочных аппарата. Большая зеленая машина с железным кузовом, замаскированная ветками, стояла в азародах. Туда им приносили еду. Американскую тушенку и хлеб нарезали тонкими ломтиками. Одна, отвернувшись, говорила кому-то, что на аэродром в Зехново прилетел полк под командованием В. Сталина. У нас в деревне оборудовали под клуб каменный дом. Внутри побелили, кругом посыпали песком, вторнули срубленные ели. Каждый вечер из Зехнова приезжали летчики и обслуживающий персонал на танцы. Приходили и наши девчата из Починка, Завирья. Мы, ребятня, ошивались рядом, внутрь нас не пускали. Приезжал военный Миша, гармонист. Дружил с девушкой, которая жила у нас.
Однажды в клуб на машине привезли звуковое кино. Чтобы и нас пустили, договорились с киномеханиками, нарвали им черники. Нас посадили под самым экраном. Так были рады! А вечером фильм показали всей деревне.
В конце месяца девчата уехали. Наступила тишина. Но до победы дней еще было далеко.

Автор: Подготовила Надежда РОМАШОВА, Газета «Верхневолжская правда»
189

Возврат к списку

В Завидове Тверской области проходит национальный туристский форум «Реки России»
В Конаковском районе обсуждают проблемы прежде такого популярного, а ныне возрождающегося вида отдыха, как путешествия по воде. В Тверской области насчитывается 760 рек длиной более 10 км.
23.06.201720:53
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 1 2
Новости из районов
Предложить новость