20 Января 2017
$59.35
63.18
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
К 70-летию Великой Победы16.04.2015

Вспоминает юность фронтовая

 

В войну мне и моим друзьям было по 15 – 16 лет. На швейной фабрике мы шили одежду для солдат, а вечерами учились на курсах медсестер, помогали в госпитале. Потом от нас потребовалась и более существенная помощь: в секретном цехе изготавливали корпуса для бомб. Все операции сами выполняли. Льем металл – аж спецовки горят, идем к станкам – роста недостает, поднимаемся на ящики. И как мы гордились, что наши бомбы будут громить фашистские составы, их военную технику! На завод уходили сразу на целую неделю. Спали прямо в цехе. Выдержали, потому что знали: фронт на нас надеется. На 410 процентов нормы свои выполняли! 

Анна Бобринская, 
комсомолка, ветеран Великой Отечественной войны

Из курсантов отобрали меня в разведчики. Выдали старую рваную одежду, документы на чужое имя. У меня была липовая справка о том, что только освободился из тюрьмы. Почти месяц мы собирали ценные разведданные. 

Потом прорвался в полковую разведку. Походы за «языками» были результативными. Однажды я должен был встать, доложиться руководству по всей форме. А я стою как чурбан – рука-то правая из-за ранения совсем не сгибается! Командир курсов, Герой Советского Союза, стал меня отчитывать. Пришлось показать удостоверение инвалида. Прочитал он, извинился. Потом обнял крепко: «Как же ты в тыл к немцам ходил? «Языков» добывал?!» А я отвечаю: «Брали их напарники. Я прикрывал отход. А стреляю я хорошо». 

Виктор Бобров, 
комсомолец, ветеран Великой Отечественной войны

В войну я работала в сортировочном эвакогоспитале №2749 в Калинине. Он был самым большим в городе. Поступали к нам раненые с Калининского и 1-го Прибалтийского фронтов. Здесь у легкораненых были все шансы быстро подлечиться и вернуться в часть, тяжелораненые поступали сразу в операционную, а дальше, в зависимости от тяжести ранения, их ждал ближний и дальний тыл. Я была медсестрой перевязочного отделения и постоянно слышала просьбы: оставьте здесь на долечивание, хочу вернуться к товарищам. Люди действительно рвались на фронт. Чужие страдания все годы войны мы воспринимали как свои. И, наверное, именно это не меньше лекарств помогало бойцам скорее встать на ноги.

Раиса Лебедева, 
комсомолка, ветеран Великой Отечественной войны

Во время войны я служил в артиллерии радиотелеграфистом. С командного пункта передавал координаты целей. Наши 48 пушек работали метко. Тяжело пришлось в Восточной Пруссии, где немцы оказывали яростное сопротивление.

Для рывка нужно было знать точное расположение немецкой техники, чтобы ударить по ней артиллерией. В разведку отправили танк. Я сел с радиостанцией внутрь, а два автоматчика расположились наверху.

Этот рейд был ночной и стремительный. Немцы не ждали от нас такой наглости. Мы пересекли передний край и с ревом промчались вдоль вражеских позиций, получая все данные. Нам посчастливилось вернуться живыми. И вскоре залпы нашей артиллерии сделали свое грозное дело.

Алексей Санников, 
комсомолец, ветеран Великой Отечественной войны

Когда началась война, я был подростком-комсомольцем. Мы жили на Украине. Враг стоял на нашей земле долго: с августа сорок первого по октябрь сорок третьего. Когда немцы только вошли в наше село, я нашел винтовку. Никому не сказал и закопал ее в земле. Комсомольское сердце подсказывало, что еще придет мой час. Я хорошо помнил речь Сталина, с какими словами он обратился к народу, когда пришла большая беда.

Я все-таки тогда проговорился о винтовке кому-то из сельчан. На меня донесли полицаям. Схватили, бросили в сарай, пригрозили расстрелять. Я чудом остался жив. Когда врага прогнали, меня взяли в армию. Правда, повоевать не успел. Служил в учебной роте. Нас готовили вот-вот ввести в бой, но пришла Победа. Я испытал такое счастье, что не передать словами.

Петр Шаршаткин, 
комсомолец, ветеран Великой Отечественной войны

Я воевал на 3-м Прибалтийском фронте, в артиллерийской инструментальной разведке. Нашим главным оружием были не пушки и не пулеметы, а теодолит – специальный прибор для топографических наблюдений. С ним мы шли вперед, засекали огневые точки противника, «привязывали» их к местности и сообщали бойцам точные координаты цели. Топограф с инструментом часто становился удобной мишенью для врага. Не раз я думал: «Живым сегодня вернусь или получу пулю?» Но судьба хранила меня. 

Зато с какой радостью ловили мы сводки в последние дни войны: «Наши войска овладели пунктом…» Артиллеристы били без промаха, а направляла их руку инструментальная разведка. Это было счастье – знать, что ты тоже приближаешь Победу. 

Геннадий Шлиома,
комсомолец, ветеран Великой Отечественной войны
Автор: www.tverlife.ru
12

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В Тверской области стартовала программа «Нас пригласили во Дворец»
Проект «Нас пригласили во Дворец» реализуется по инициативе губернатора Игоря Рудени. Всего в масштабной акции примут участие более 33 000 учащихся 526 школ Твери и области. В картинной галерее побывают 513 групп, составленных из учеников 8-х классов. Численность же обучающихся в 9–11-х классах составляет около 21 000 человек.
19.01.201711:17
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию