08 Декабря 2016
$63.91
68.5
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Культура19.03.2015

Пусть течет подорожник под ноги коня

Фотограф: 333V.RU

К Всемирному дню поэзии

К Всемирному дню поэзии

Эта тема настолько необъятная, что она может не трогать, пока в ней не выделишь для себя что-то дорогое и близкое, что однажды ты запомнил и носишь с собой. У многих из нас в книжном шкафу лежат тоненькие книжки стихов тверских поэтов. Мягкие, скромные обложки, мизерные тиражи в 500 – 1000 экземпляров. Не помню, чтобы я покупала их в магазине. Дарили друзья, сами авторы на творческих встречах. Эти книги мне очень дороги, и если иногда приходит мысль избавиться от лишнего, то этой стопке «чистка» не грозит. 

Особенность сегодняшнего времени: поэтические книги распухают на глазах, твердые обложки украшаются позолотой. Ну а что там внутри? Иногда с сожалением замечаешь, как поэт «скребет по сусекам», набирая стихи в толстую книжку. В ход идут и застольные поздравления, и памфлеты-однодневки. Жаль, что строгого редакторского взгляда не стало.

Но это так, предисловие к теме. Беру из стопки книжку наугад. Стихи Алексея 
Роженкова. В них нет ни позы, ни самомнения, они бережно прикасаются к сердцу, вызывая знакомые картины:

И в дали самых грязных, забытых дорог
Притягательно брезжит таинственный 
свет.
И в простецком лице прояснятся черты
В кротко-трогательный привет.

Я люблю эти строки за то, что в них схвачено одно верное наблюдение. Тот, кто хаживал проселочными дорогами, знает этот ритуал схождения с незнакомым путником. Вот ты видишь его вдали, вот он все ближе. Поравнялись – и одарили друг друга под моросящим сереньким дождем кротко-трогательным приветом. Какое счастье – послать в глубинке этот привет безо всякой тревоги! А вообще у Алексея Роженкова есть замечательные стихи о природе и лесных тварях. Они написаны «на ощупь», с бесконечной любовью ко всему живому. Их полезно читать детям для роста и благоговейного отношения к жизни.

Не помню, чьи это слова, что «поэтов мы любим не за то, что они сказали, а за то, что дали нам почувствовать несказанное». Открываю сборник стихов уже ушедшего от нас Владимира Соловьева. Он похоронен на погосте Троицкого храма в селе Осечно Вышневолоцкого района. Каждый год сюда на Соловьевские чтения стекаются верные почитатели его стихов, которые даже не надо заучивать, они сами вливаются в душу:

Ехал на телеге я порожней
В тихом свете ласкового дня.
Теплый, запыленный подорожник
Тек навстречу под ноги коня.

Горестно и в то же время светло оплакал уход своего друга вышневолоцкий поэт Борис Рапопорт: «Рано вьюга тебя захлестнула, мой соломенный соловей…» Раскрываю сборник Рапопорта на странице, которая сразу уносит в собственное детство:

Утром встать, а печь побелена,
Ослепительным сиянием,
Молоком парным повеяло.
А в ногах зверушки-валенки,
Сунуть ноги, пробежаться,
Покружиться сонным, маленьким
И щекой к теплу прижаться.

На то мы и читатели, чтобы искать и ценить такое тепло. Сразу хочется вспомнить недавно ушедшего от нас Валентина Штубова, певца бельской земли. Разве возможно объяснить, из чего возникает магия вот таких его строк:

Нет ослепительней мига:
В чистом осеннем бору
Бабушка веет бруснику
На посвежевшем ветру.

В сборнике «Бельские мотивы» меня поразило стихотворение, которое называется «В гости». Оно начинается достаточно буднично: «Отправляемся в дальние гости, кто-то, видимо, будет нам рад». Дальше поэт описывает путь на скрипучей телеге по глухой и туманной дороге. По бокам в лунном мерцающем свете проплывают тяжелые гроздья рябин, лесные поляны. И вроде бы все земное. Но дорога становится шире и шире. И вот уже:

Зреют звезд первозданные грозди,
Млечный путь в повороте крутом.
Отправляемся в дальние гости
Вместе с небом, Землей и дождем.

Если верно, что поэзия – колоссальный ускоритель сознания, тогда у Штубова мы найдем короткое стихотворение, которое прозаик может растянуть на повесть:

Вздохнула мать и повела бровями,
И мы из хаты скоренько долой.
Какой-то дядька сватается к маме…
Что ж делать малышам при этой драме?
А он уже спустился злой.
Мы слышим материнское: «Домой».

Немного особняком ото всех стоит поэт Евгений Карасев. Свою науку выживания он проходил в зоне. Его стихи читать непросто: они могут давить, иногда чуть не скатываясь в прозу, но всегда точны по жизненному ощущению. Вот как про собаку, у которой «длинные вислые уши, словно торчащие от рукавов потрепанные детдомовские варежки на резинках». О своем месте в поэзии он пишет так:

Среди песнопевцев у меня своя ниша,
Как у пичуги в мире лиственном.
Она не выше других, не ниже –
Единственная.

Для меня в стихах Карасева ценно то, что, пройдя через все, что невозможно вообразить на воле, он пришел к состраданию как к высшей степени мудрости. Потому что выше сострадания уже нет никакой науки.

По большому счету, поэзия одна, ее нельзя разделить на провинциальную или столичную. Стихи либо есть, либо их нет. По верному замечанию того же Евгения Карасева: «Графоман догола раздевается, поэт – до глубины души». А чтобы все-таки выделить тверскую особинку, можно привести слова читателя, сказанные на одном из вечеров: «Наши поэты пишут стихи с уважением к малой птахе».

И это действительно так. В книге Владимира Львова «Пожня» все растет от самых родных корней торопецкой глубинки. Мне хочется читать его стихи вслух. Но лучше всего это делает сам автор, превращая встречи с читателями в праздник. Это же все искреннее, ненадуманное:

Я ем и выпиваю на свои.
Хватает. На сберкнижке денег нет.
Родители – крестьянские слои.
Живу на свете тридцать восемь лет.
Женат однажды. Не люблю повес.
Детишек трое. Все живем в ладу.
Еще люблю цветы, деревню, лес,
Коров, собак и всех лягух в пруду.
Я не рыбак и сеток не плету,
Я не охотник – Боже упаси!
Я верующий: верю в доброту,
В любовь, в свободу, в правду на Руси.

Так что Всемирный праздник поэзии можно душевно провести с тверскими поэтами. Но это только некоторые замечательные страницы. Надо еще обязательно вспомнить Галину Безрукову, ощутить ладонью и сердцем свет ее строк:

В белой пене цветущих черешен
Перед вами я смело стою,
Бросьте камень в меня, кто безгрешен,
Кто уверен, что будет в раю.

Или еще:

В палисаднике заледенел шиповник,
Из колодца не достать воды,
Предал самый преданный любовник,
Неоткуда больше ждать беды.

И мы лечим свою истосковавшуюся вселенную строками, которые способны озарять темные жизненные провалы. Когда наш тверской поэт Андрей Дементьев написал известные слова: «Пусть другой гениально играет на скрипке, но еще гениальнее слушали вы», он признал, что есть дар читателя, которым поэты очень дорожат.

Имена, имена. Не назвала здесь даже половину талантливых поэтов тверской земли: ныне здравствующих, и тех, кто ушел от нас, но только физически. Открываю у Александра Гевелинга про рыбацкое счастье:

Такое предвидеть нельзя,
В беззвестной речушке-леснянке
Была чешуя у язя,
Почти что рублевой чеканки.

И пусть в заключение прозвучат строки моего любимого Василия Рысенкова:

Мимо счастия, мимо бед
Из былого скользит за мной
Детских санок глубокий след,
До краев налитой луной.
Он меня поведет туда,
Где все тени длиной в версту,
А над храмом звенит звезда,
Примерзая лучом к кресту.

Татьяна Маркова

Автор: Татьяна Маркова
23

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В Твери прошел городской молодежный марш-бросок «Москва за нами!»
Несмотря на снег и холодный пронизывающий ветер, они пришли сюда, чтобы отдать дань памяти тем, кто ровно 75 лет назад остановил фашистских оккупантов на подступах к столице нашей Родины и перешел в контрнаступление, изменившее ход Великой Отечественной войны.
07.12.201620:02
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию