24 Мая 2017
$56.56
63.62
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Журналист месяца23.01.2015

Декабрь 2014 года. Гаджиева Лидия Осиповна

Рядовой великой войны

Лидия Осиповна Гаджиева

Работает в прессе около сорока лет, из них четверть века – в областной общественно-политической газете «Тверская жизнь». Начинала  корреспондентом отдела социальных проблем, с 2000 года возглавляет отдел независимых  расследований. Член Союза журналистов России с 1981 года. 
Почетный работник культуры и искусства Тверской области. Награждена: знаком Союза журналистов России «За заслуги перед профессиональным сообществом»; почетным знаком «За заслуги в развитии Тверской области»; Почетной грамотой Губернатора Тверской области; Почетной грамотой Общественной палаты Тверской области; Почетными грамотами ФСКН России и ФССП России; отмечена благодарностью Роструда России,  ПФР РФ и другими. Победитель  и лауреат ряда всероссийских конкурсов:   ФССП России – 2013 год; Следственного комитета РФ – 2011 год; «На страже порядка» (Министерство юстиции РФ) – 2012 год; Генеральной прокуратуры РФ – 2010 год; «Щит и перо» (МВД России) - 2007 год;  «Против насилия» (Союз журналистов России) – 2004 год; Министерства культуры РФ и ВООПИК – 2001 год и других. Неоднократный победитель и лауреат областных конкурсов - Главного управления по труду и занятости населения Тверской области; УМВД России по Тверской области; УФСКН по Тверской области, Следственного управления СК РФ по Тверской области; УФСИН России по Тверской области. 

Лидии Гаджиевой близки темы  нравственного состояния общества, борьбы с преступностью и ее профилактики,  работы правоохранительных органов, межнациональных отношений. При этом она выступает как публицист, стремящийся всесторонне исследовать социальную проблему.
 На протяжении более чем двадцати лет она ведет на страницах газеты тему занятости населения,  а с 2007 года – и переселения соотечественников из-за рубежа. 

Публикации Лидии Гаджиевой встречают большой общественный резонанс; их отличают творческий подход к каждой теме, умение раскрыть ее глубоко и ярко, во всех, порой неожиданных аспектах, а также хороший литературный язык. Она заслужила репутацию серьезного и компетентного журналиста, ответственного за свое слово. 

Рядовой великой войны


В грозные сороковые годы эти девушки надели солдатские шинели и ушли фронтовыми дорогами. Многие – в бессмертие. А те, кто живет среди нас, готовятся встретить юбилей Победы – за себя и за своих погибших подруг

Говорят, у войны не женское лицо. Ах, если бы так оно и было! Защищая свою землю, свой дом, свою семью, женщины воевали плечом к плечу с мужчинами и несли все тяготы фронтовой жизни терпеливо и достойно. Была среди них и Полина Тимофеевна Андреева, которую в нашей области хорошо знают и уважают многие.

Иди, девонька!

Ту ночь, с 1 на 2 июля 1943 года, она запомнила на всю жизнь. Такого налета Полина еще никогда не видела, хотя воевала второй год и считала себя опытным бойцом. Он продолжался больше пяти часов. Немецкие самолеты шли на Курск группами, до 50 машин, снова и снова. Грохот разрывов, огонь, дым, гибель товарищей. Но переживать и плакать можно потом, а в бою…

 – В бою нужно делать свое солдатское дело, – говорит она.

Когда с одной из батарей оборвалась связь, командир крикнул:

– Андрюша, давай на 13-ю!

И рядовой Андрюша, так Полину звали в дивизионе, отправилась в путь, взвалив на спину Р¬3, деревянный сундучок с рацией, которая весила 14 килограммов, а к ней питание – два килограммовых кирпича. А еще винтовку и противогаз, конечно.

 – Там по дороге болото. Если провалишься – не бойся, оно неглубокое. На ногах удержишься, так не потонешь, – предупредили ее.

Она, конечно, провалилась, но все же как-то дошла, по колено в вязкой, тяжелой жиже.
В тот день на 13-й батарее погибли семеро, в том числе четыре девчонки-зенитчицы. Было много раненых, и три орудия вышли из строя. Стреляло лишь одно. Полина настроила связь, передала сообщение и пошла обратно, тем же болотом.

 – А едва дошла, мне новую рацию на спину: «Иди, девонька, Петренко передал: в его рацию попала бомба». – «Да как же он тогда на связь вышел?» – «Вот сходи и разберись».

Пожилой связист Петренко базировался недалеко, всего за километр, в землянке. Оттуда и подал голос, когда она добралась. Полина подошла ближе и глазам не поверила: прямо у входа, из неглубокой воронки торчала неразорвавшаяся бомба. Она могла «пробудиться» в любую минуту.
Как эта 18-летняя девочка решилась перелезть через нее в землянку, как смогла успокоить до полусмерти перепуганного мужика и вытащить его наружу вместе с рацией?

 – Он все причитал: «Так она ж зараз взорвется, зараза!» А я ему ору: «Да нехай взорвется!» – смеется она. А поскольку рация у Петренко оказалась исправна, то «Р-13», те же 16 килограммов, ей пришлось тащить назад, все так же на спине.

Свою первую боевую медаль «За отвагу» Полина Тимофеевна получила за ту долгую и жаркую июльскую ночь. Потом были и другие награды, среди которых и орден Отечественной войны II степени. Надевает она их не часто, но 9 Мая непременно достанет из ящика и приколет на грудь.
Обычный рядовой

На радиотелеграфиста Полина выучилась уже в Курске, незадолго до этих событий, а начинала она свою личную войну зенитчицей.

Помните балладу Рождественского о девушках-зенитчицах?

Как разглядеть за днями след нечеткий?
Хочу приблизить к сердцу этот след…
На батарее были сплошь – девчонки.
А старшей было восемнадцать лет…

Гимнастерку Полина надела в апреле 42-го. Тогда по всей стране осваивать курс молодого бойца отправились 100 тысяч девушек и среди них тридцать с Горьковского автозавода, где она работала. Школу Полина окончила в июне 41-го и даже успела отнести документы в индустриальный институт. Вот только поучиться не пришлось. Новенькое ситцевое платьице с модной юбкой клеш, сшитое для выпускного бала, так и осталось висеть в шкафу. Не до учебы стало и не до вальсов – мужчины уходили на фронт, а их места у станков занимали жены сестры, дочери. С рассвета и до заката они делали противотанковые снаряды, патроны и мины. Даже спали здесь же, на заводе. А поздним вечером 1 октября завыли сирены, огнем заполыхало небо, и на город обрушились первые бомбы.
Война подошла вплотную. Фашистские самолеты рвались к заводским корпусам – это был стратегический объект. Их отгоняли установленные на крышах зенитки, и Полина еще не знала, что скоро займет свое место у такого же орудия. А пока она тушила небольшие бомбы-«зажигалки». Ей с девчонками вручили длинные щипцы и тоже поставили на крышу: зажигалку нужно было схватить и сунуть в ящик с песком, пока она не успела взорваться.

Днем она стояла у станка, ночью дежурила на крыше. Город был в огне и дыму, вокруг горели здания, гибли люди. Когда в апреле ее вызвали в райком комсомола и сообщили о мобилизации, она по-детски удивилась: а разве это еще не фронт?

58-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион чаще называли пулеметной ротой автозавода. Служили в нем девушки, которым выдали солдатскую форму и научили стрелять из ДШК – дальнобойной пушки Шкапова. Ее, эту пушку, вообще-то предназначенную для вооружения тяжелых бомбардировщиков, приспособились крепить на треногу, именуемую «цаплей». Бестолковое устройство при выстреле имело обыкновение обваливаться на бок, но случалось это уже потом, когда цель бывала поражена. Девчонки с ним мучились, но врага били, ловко уворачиваясь от цеплявших их за ноги «цаплиных» лап и отлетающих в лицо гильз. Вражеские самолеты они очень быстро стали различать и по силуэту, и по звуку мотора.

Так и началась для Андрюши служба. Сама себя она называет солдатиком женского пола. И каждый раз удивляется: ну зачем о ней писать, да и о чем? Ведь никаких подвигов она не совершала – воевала, как все, обычным рядовым великой войны.

Солдатское дело

Среди зенитчиков было особенно много молоденьких девушек 18–20 лет, пришедших на фронт со школьной скамьи. Они отражали атаки немецкой авиации, сбивали самолеты, не подпускали их к стратегическим объектам, огнем заставляя сбрасывать бомбы, не долетев до цели.

«Я попала на фронт в составе первого эшелона, отправленного на фронт. Он прибыл в Сталинград. Служила в зенитно-артиллерийском полку. В мои обязанности входило определять высоту вражеских самолетов, их курс. По моим данным, зенитчицы открывали огонь по самолетам. Мы стояли насмерть. Особенно мне запомнился один из боев. За один час наша артиллерия сбила 16 вражеских самолетов», – это из воспоминаний зенитчицы М.Ю. Зиганшиной.

«Мы подвигов не совершали: не участвовали в рукопашной, не ходили в разведку, но ежедневно, рискуя жизнью, мы отражали атаки немецкой авиации. Если сказать откровенно, то мы не думали, что останемся после такой бойни живыми. На нашей батарее было 20 девчат. Все они проявляли подлинное мужество, стойкость, никто не стонал под тяжестью фронтового быта. И в жару, и в холод спали в палатках, мокли под дождем, выполняли тяжелую мужскую работу», – писала зенитчица Наталья Шолох.

…Свой первый настоящий большой бой Полина с подругами приняли на крупной узловой станции Касторной, когда черной тучей налетели «мессершмиты». Там они увидели жестокий оскал войны: сгоревшие вагоны, мертвые тела, остовы разрушенных зданий и смрадный дым, от обугленной земли подымавшийся к тревожному небу.

Оттуда они дошли до Курска, который немцы бомбили очень много. Их дивизион, где в пулеметной роте служили девчонки, влили в 254-й зенитно-артиллерийский полк – ЗАП. Они защищали город, на который немецкие самолеты день и ночь шли звеньями, истребители и бомбардировщики вместе.

Позицию им определили в самом центре, на улице Карла Маркса. Тяжелые орудия на земле, пулеметы на крыше, а рядом навес вроде будки, где они укрывались от ветра и дождя. Но от бомбы-то не спрячешься… Она упала на крышу, и все это сооружение рухнуло вниз. Девчонки угодили в госпиталь, Бог миловал, всего лишь контуженные.

 – А когда через неделю вернулись, то не нашли своих пулеметов! – смеясь, рассказывает Полина Тимофеевна. – Прибежали на ротный командный пункт, а он досками забит! Кинулись в дивизионный – меня там знали, мы с Симой, подружкой моей, всегда боевые листки готовили, она писала, я рисовала. Встретили нас командир дивизиона майор Кузнецов и замполит майор Фиалка. До войны он был директором школы и к молодежи относился по-учительски, очень по-доброму. Мы в слезы: наша рота потерялась!

Мужчины посмеялись и объяснили, что из пулеметных рот сформировали отдельный полк, а застрявших в госпитале девчонок они решили оставить и выучить на радио-телеграфистов.

Война не спрашивает, солдат не выбирает – он просто выполняет приказ. Так Полина сменила фронтовую профессию, стала связисткой. А вскоре колесо войны покатило к западу, все больше набирая скорость…

Давайте еще песню напоем, ладно? Один ее куплет часто повторяют, а вот другие как-то подзабыли, и я напомню:

Гремела атака и пули звенели,
И ровно строчил пулемет.
И девушка наша проходит в шинели,
Горящей Каховкой идет…

Сколько же этих девушек прошагало пол-Европы – в пропахших порохом шинелях, в не по¬-девичьи тяжелых сапогах.

Полк, где служила Полина, входил в состав Киевского 7-го корпуса противовоздушной обороны, который дошел до западных границ Украины. День Победы сержант Полина Андреева встретила в Киеве.

Победительница

Сегодня молодежь и не знает, что такое распределение. Собиралась комиссия и решала, куда пойдут работать выпускники, где нужны такие специалисты.

 – Меня спросили: вы кем хотите работать? – с улыбкой вспоминает Полина Тимофеевна. – Я и отвечаю – судьей! Председатель комиссии только вздохнул: вы сначала хоть бантики снимите!
После войны Полина пошла учиться не в индустриальный, как мечтала, а в юридическую школу. В горкоме партии сказали, что юристов в стране не хватает, и она, вчерашний солдат, просто выполнила приказ, хотя с детства мечтала работать на автозаводе, как мама. Но со временем, присмотревшись, поняла, что это тоже дело важное, интересное, очень нужное людям. И дальше училась на одни пятерки.

Будущую судью с бантиками в косах направили в Башкирию, где она проработала почти 15 лет, и лишь в 1962 году удалось ей вернуться к родным волжским берегам. Сначала в прокуратуру Торжокского района, потом в Калинин, в управление юстиции, где она много лет трудилась на ответственнейшем посту старшим консультантом по судебной работе. Их, таких консультантов, на огромную нашу область было всего двое. Они организовывали работу судов, проверяли ее, а выявив неправосудное решение или еще какое нарушение, официально извещали об этом председателя областного суда, чтобы вмешался и навел порядок. В зоне ее ответственности находилась огромная территория; в нее входили Ржев, Торжок, Осташков, Кувшиново, Рамешки, Нелидово, Бологое… В общем, целых 15 районов.

Глаз у Андреевой был цепким, подход дотошным, авторитет высочайшим, славилась она компетентностью и безупречным знанием закона.

Кстати, в прокуратуре, в судейском сообществе ее помнят очень хорошо и с удовольствием рассказывают о «профилактических вечерах», которые она устраивала. Собирались на них толпы народа, в зале яблоку негде было упасть. Под конвоем она привозила осужденного туда, где он жил, работал или учился, и предлагала обсудить, можно ли было предотвратить преступление. Говорят, в тех местах преступность здорово снижалась.

Ну, теперь Полина Тимофеевна давно уж на пенсии, но дома ей не сидится – не тот характер. Она самостоятельна, независима и жить ей по-прежнему очень интересно.

Правнуков у Полины Тимофеевны трое: два мальчика и младшая – долгожданная девчушка, которой недавно исполнился год. Назвали ее Дарьей, а это значит – победительница. В прабабушку пошла.


Автор: Лидия ГАДЖИЕВА
547

Возврат к списку

Крупнейшие компании России идут делать бизнес в Тверской области
На этой неделе в Верхневолжье открылся новый операционно-логистический комплекс. Объем вложенных в него инвестиций – 1,5 млрд рублей.

23.05.201717:18
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию