18 Октября 2017
$57.34
67.46
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
История 01.12.2014

Не бойся, отец, – свои

Фотограф: ГАРФ

 

…По глубокому снегу переходим на другой берег реки, позади проволочные заграждения, за ними – снежный вал... Маскируясь в кустах, отряд пробирается к дороге.

Теперь наша задача – незаметно перейти ее, а там – ищи ветра в поле. Казалось, самый трудный участок уже позади. Километр-другой – и мы у цели. Неожиданный, как выстрел, окрик «Ахтунг, ахтунг!», пулеметная очередь и свист пуль над головами напомнили о том, что опасности еще впереди. По цепочке передается команда: «Ответный огонь не открывать, залечь в снегу и не двигаться!» Белые маскхалаты помогают надежно укрыться в заснеженном кустарнике буквально под носом у оккупантов. Похоже, наученные горьким опытом борьбы с партизанами, немцы, как пуганые вороны, при малейшем подозрении открыли пальбу на всякий случай.

В течение двух часов, прерываясь лишь на короткое время, фашистский пулемет оглушал нас своей трескотней, не позволяя ни поднять головы, ни даже шелохнуться. Наконец он замолчал. Выждав с полчаса, мы по команде отходим. И только перед самым рассветом отряд «Упорных» добрался до шоссейной дороги – последнего рубежа перед линией фронта. Переходить решили след в след, чтобы противник не смог определить количественный состав нашей группы.

Наступает момент расставания с сопровождавшими нас армейскими разведчиками. Каждый, когда подходит его очередь, крепко, по-братски, пожимает им руки и быстро переходит на другую сторону. Ощущение странное... Идем по своей земле, а вот поди ж ты, ни на минуту не покидает мысль о том, что он, враг, совсем рядом! Так и есть: за редким лесочком проходит шоссейная дорога, а по ней одна за другой движутся немецкие автомашины, даже голоса фашистов слышны. Очень низко, над нашими головами, с ревом промчался вражеский разведчик «рама». И на этот раз нас спасают белые маскхалаты. Удаляемся в сторону от дороги, впереди – заснеженное болото, поросшее чахлым и редким сосняком. Идти днем по такой открытой местности опасно – видно со всех сторон. Принимаем решение дождаться вечера. А пока – отдыхать. Уставшие от долгой ходьбы и тяжелого груза, ребята тут же ложатся в снег, постелив под себя сучья кустарника. В нескольких местах выставляем дозор – ждем, когда стемнеет.

Идем по болоту. У каждого серьезный груз, от тяжести проваливаемся глубоко в снег, под ногами чавкает незамерзшая жижа. К ночи стало подмораживать. На освещенной луной заснеженной местности наша группа даже в маскхалатах как на ладони. Намокшая обувь покрывается наростами льда. На коротких привалах надеваем валенки для «сугреву». Помогаем друг другу стаскивать обледеневшие сапоги. Они не успевают просохнуть, а уже надо идти дальше. Снова втискиваем ноги в ледяную обувку и вперед, до следующего привала.

Если верить карте, подходим к деревне Лисичино. Но на месте, где она должна быть, – заваленные снегом остатки сгоревших домов да одиноко стоящие деревья, напоминающие о том, что до войны здесь жили и трудились мирные люди.

Несмотря на 30-градусные январские морозы, в лесу устраиваемся по-домашнему: разжигаем костер, стелим из еловых веток «постели». Уставшие от долгой ходьбы по бездорожью, прижавшись друг к другу, засыпаем. Бодрствуют лишь дозорные и дежурные. Двух часов сна вполне хватило, чтобы промерзнуть до костей. Бежим отогреваться к костру, отчаянно хлопаем в ладоши.

Болотистая местность осталась позади. Мы вздыхаем с облегчением – по суше идти веселее. На лесных полянах стали попадаться стога сена, на полях – солома. Все говорит о том, что когда-то здесь был хорошо обжитый край. С болью в сердце смотрим на разграбленные и сожженные гитлеровцами деревни. Посреди пепелищ одиноко торчат печные трубы. И нигде ни души.

В один из таких дней и состоялась наша встреча с местным жителем, приехавшим на своей тощей лошаденке в сожженную деревню, к пепелищу. Не сразу убедили его в том, что перед ним никакие не каратели, а свои, советские люди, которые ищут связь с местными партизанами. Зато убедившись, что мы с Большой земли, старик сам взялся проводить нас в один из лесных лагерей.

В те дни густые хвойные леса на­дежно укрывали от фашистов сотни мирных жителей. По утрам над землянками начинал куриться дымок. Не достигая вершин, терялся и таял между стволами могучих сосен. Хозяйки готовили пищу, ухаживали за детьми и ранеными. Мужчины, в основном старики, заготавливали дрова, заботились о продуктах питания. Ходили в наряды по охране лагеря. В долгие зимние вечера при свете лучины люди размышляли о своем житье-бытье, обсуждали новости, запоздало приходившие с фронта и Большой земли. Лесная деревня встретила нас как дорогих гостей, как посланцев «оттуда».

А вскоре наши командиры встретились с командованием 9-й Калининской и 13-й Ленинградской партизанских бригад. Таким образом, первый этап нашего задания – войти в глубокий тыл противника и связаться с бойцами – был выполнен. В полную нагрузку заработали наши радиостанции. Началась подготовка к дальнейшим операциям.

Это строки из воспоминаний Павла СЕРГЕЕЧЕВА – радиста калининского партизанского отряда «Упорные». До войны он работал радиотехником гидрогеографического отдела Тихоокеанского флота, затем – техником Калининского городского радиотрансляционного узла. Войну закончил после освобождения области от фашистских захватчиков. Долгие годы работал в Твери в службе связи.

Автор: Тверская Жизнь
9

Возврат к списку

Есть в Твери уникальный детский сад
Детский сад №100 действительно один такой в областном центре. Его питомцами являются дети с тяжелыми нарушениями зрения.
18.10.201720:08
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Новости из районов
Предложить новость