28 Июля 2017
$59.41
69.64
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
История07.11.2014

Кулацкая дочь

Фотограф: FOTO-HISTORY.LIVEJOURNAL.COM, MONARCHY.UCOZ.NET

Память требует правосудия

Память требует правосудия

На минувшей неделе в России прошел День памяти жертв политических репрессий. Их реабилитация проводится с 1954 года. Этим занимаются органы прокуратуры.

Как поясняет заместитель прокурора области Дмитрий Коданев, сегодня заявления от потомков людей, оказавшихся в сталинских лагерях, поступают уже не так часто: в девяностых годах и начале двухтысячных была проведена огромная работа, и доброе имя большинства наших земляков было восстановлено. Но эта деятельность все еще не закончена. По сей день выходят на белый свет, казалось бы, забытые драматические события, мы узнаем о безвинно пострадавших людях, загуб­ленных судьбах, и чья-то память требует справедливости. Одну из таких историй мы предлагаем вниманию наших читателей.

Конец двадцатых годов прошлого века. Деревенька возле города Калинина. Аким Зверев, крепкий мужик лет под сорок, отгружает щебень и гравий, сам перево­зит груз на пароме через Волгу. Он новой властью пока что вполне доволен. Давно ли на германском фронте хлебнул лиха, попал в плен, а революция дала шанс вернуться в родную деревню.

Вместе с братьями своими руками Аким построил дом. Есть в хозяйстве лошадь, поросенок, две коровы. А как же без них – у Акима пятеро детей, попробуй без коровы прокорми.

Жена в колхозе состоит, да и сам он тоже сложа руки не сидит. Щебень сейчас всем нужен: дело-то перспективное – вокруг кипит строительство, прокладывают дороги. Так что взял Аким к себе в помощники пару соседей, чтоб быстрей работа шла: они грузят, он перевозит. Платил работникам исправно, никого не обманывал.

Каковы же были обида и горечь, когда Аким был лишен избирательных прав – за использование наемной рабочей силы. Так он попал в «кулаки». И «закрутились колеса»: вскоре Аким был арестован, заключен в Завидовскую колонию, приговорен к пяти годам высылки. Но перед самой отправкой по этапу он сумел бежать.

Его жену тогда исключили из колхоза. Семья осталась бы без средств к существованию, если бы не старшая дочь, комсомолка Полина. В начале тридцатых годов она перебралась в областной центр и пошла работать на швейную фабрику. О том, что ее отец осужден и находится в бегах, она по понятным причинам не распространялась.

Листаешь пожелтевшие страницы дела и поражаешься: какая малость порой может в корне изменить судьбу человека! Жизнь Полины сломала банальная сплетня, чья-то болтовня. Сама ли она случайно обмолвилась подружке, что отец несправедливо осужден, узнал ли ее кто-то в лицо, но по фабрике поползли слухи: да она кулацкая дочь!

Молодая работница искала понимания у самых близких подруг, у соседок по станку. Говорила, что уволилась бы от стыда, если бы не необходимость кормить четырех младшеньких. И это послужило подтверждением слухов: значит, точно из семьи судимого. Вот он – социально чуждый элемент!

Девушку исключили из комсомола, и это по тем временам фактически было приговором – человек как бы получал «черную метку», сразу становился изгоем, и все, что ему оставалось, – ждать ареста.

Тут Полина и не сдержалась – высказала все, что думает. И о несправедливом осуждении отца, и о тех, кто мать из колхоза выжил, и о тех, кто сейчас ее, примерную комсомолку и отличную работницу, врагом называет. В общем, наговорила достаточно, чтобы ее уволили, а заодно обвинили в антисоветской пропаганде.

Читаешь протоколы допросов, и оживают человеческие чувства, неизменные во все времена. Дружба и неприязнь. Сострадание и банальная женская зависть. Неуемное любопытство: да неужто в жизни товарки и вправду есть какая-то трагедия? И все это при определенных условиях может работать на создание образа врага, как было и в этом случае.

Вот юная «приятельница» Полины сообщает следователю, что та состоит в подрывной организации, поддерживает связь с Америкой. Она перечисляет пароли, условные знаки, места встреч. Откуда такая осведомленность? И вдруг прорывается самая непосредственная девичья зависть. Мол, Полинка же все «особенную» из себя строила. Много читала, обсуждала газеты, мечтала «учиться дальше и сделать карьеру», в Ленинград даже ездила. Зачем спрашивается, неужели и вправду только для того, чтобы по музеям ходить? Нет, тут явно цель «политическая». Общалась с двумя «бывшими интеллигентками, которые когда-то хорошо жили», с агрономом дружила. Вот попомните мое слово, не наш человек!

А вот и показания этого агронома и «бывших интеллигенток». Они трогательно пытаются защитить подругу, убеждая следствие: если та и говорила нечто, бросающее тень на советскую власть, так только потому, что переживала сильное горе и верила в невиновность своего отца. А еще была оскорблена тем, что ее исключили из комсомола.

«Я выслушивал слова Полины, потому что жалел ее, но, разумеется, она не предлагала никаких конкретных планов подрывной деятельности, просто была очень расстроена и подавлена», – рассказывал один парнишка. Вторит ему молодая мамочка, выросшая в дворянской семье. Она прекрасно понимает Полину, ведь ей тоже приходилось переживать за близких. И потому она готова поклясться: в словах подруги был только страх за судьбу своей семьи, но никак не агрессия. Друзья искренне хотели помочь. А вместо этого сами попали в «антисоветчики». Некоторые из них были впоследствии арестованы.

Подтверждением «вины» стали даже слова коллеги, сообщившей, что до исключения ее из комсомола Полина антисоветских высказываний не допускала, но часто охала и плакала. Вполне естественное настроение для девушки, тревожащейся за отца и переживающей за будущее младших братьев и сестер, было воспринято как признак недовольства существующим строем.

Двадцатидвухлетнюю Полину признали тогда виновной в ведении контр­революционной агитации и в террористической угрозе.

Изучая ее судьбу, сотрудники прокуратуры не могли не поднять и документы по делу ее отца. Он был пойман и осужден в том же 1933 году (сыграли свою роль слова свидетельницы, что Полина ездила в Ленинград). Аким действительно скрывался в Ленинградской области: нанимался на строительство сезонным рабочим, там же, «на объекте», и жил. Возможно, во время поездки в культурную столицу дочь и вправду встречалась с отцом? Согласно материалам уголовного дела, Аким Зверев «понуждал свою дочь к совершению теракта».

Кстати, имеет смысл напомнить, что в те времена под «терроризмом» понималось не совсем то, что сейчас. Это преступление входило в качестве составной части в понятие контрреволюционного восстания и мятежа. Согласно статье 58 Уголовного кодекса РСФСР, принятого в 1926 году, контрреволюционным признавалось всякое действие, направленное к свержению, подрыву или ослаблению власти. Довольно расплывчатая юридическая формулировка позволяла толковать понятие «террористический акт» очень широко.

По этой статье была предусмотрена ответственность вплоть до расстрела. Однако Полине и ее отцу, можно сказать, повезло. Им назначили наказание по самому нижнему пределу: по три года исправительно-трудовых лагерей каждому.

Несколько недель назад прокуратура области признала Полину и Акима подвергшимися политическим репрессиям и реабилитировала их. Теперь их внуки и правнуки могут с уверенностью сказать: бабушка и прадед не были преступниками, репутация семьи восстановлена. Слово «террорист», внушающее сегодня столько ужаса, к их предкам ни малейшего отношения не имеет.

Всего же с 2012 года и по сей день прокуратурой области рассмот­рено 120 обращений о реабилитации жертв политических репрессий. Из них 34 удовлетворено, 8 – отклонено, по 72 обращениям родственникам даны разъяснения.

Маргарита ВАСИЛЬЕВА

Автор: Маргарита ВАСИЛЬЕВА
76

Возврат к списку

«Тверская Жизнь» узнала, как проводят лето дети
Лето диктует свои правила жизни. Хочется гулять по лесу, купаться, пить холодный квас, путешествовать, да и просто бездельничать. Поэтому именно в это время года люди берут отпуска, а у детей – каникулы. У взрослых, конечно, время отдыха пролетает гораздо быстрее.
26.07.201719:30
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
Новости из районов
Предложить новость