22 Августа 2017
$59.14
69.43
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
История 20.10.2014

Его фронтом стал госпиталь

Фотограф: КНИГА «ОТ КРАСНОГО КРЕСТА К БОРЬБЕ С КОМИНТЕРНОМ»

Почти четыре года Юрий Лодыженский спасал жизни раненых

Почти четыре года Юрий Лодыженский спасал жизни раненых

В этом году мы отметили 100-летие со дня начала «великой и неизвестной войны». В ней принимали участие многие наши земляки. Одни сражались на фронтах, другие трудились в военных лазаретах. В «Тверской Жизни» уже был опубликован ряд материалов о Первой мировой, когда в библиотеке имени Горького ко мне подошел директор благотворительного фонда «Имени сестры милосердия Екатерины Бакуниной» отец Роман Манилов и спросил, не собираюсь ли я написать о докторе Юрии Лодыженском, уроженце Ржевского уезда. Эта фамилия мне встречалась, однако о Юрии Ильиче я, к своему стыду, ничего не знал. И тогда батюшка принес вышедшие год назад в московском издательстве «АЙРИС-пресс» мемуары этого незаурядного человека.

Прочитав их, я понял, почему его биография знакома немногим. В советское время такие люди были занесены в «черный список». И сегодня мне хочется рассказать о патриоте, который прошел Первую мировую войну практически с первого до последнего дня, и привести выдержки из книги Лодыженского «От Красного Креста к борьбе с Коминтерном».

Это все со мной

Родился Юрий Лодыженский в имении Александровское, в 25 верстах от Ржева. Детство, проведенное в наших краях, запомнилось ему на всю жизнь. Когда в начале 1950-х годов в далеком бразильском городе Сан-Пауло он принялся за мемуары, то первыми были строки, посвященные тверской земле.

«Я вижу нашу просторную детскую комнату с высоким потолком, выкрашенную голубым, и себя, стоящего на коленях перед иконой Пресвятой Богородицы и произносящего вечернюю молитву. После этого няня укладывает меня, и я жду маму. Без ее благословения заснуть было невозможно…

Отца мы видели очень редко, потому что он выполнял особые поручения Государя на Дальнем Востоке. В повседневной жизни бремя семьи несла на себе моя мать, на ней лежала вся ответственность за воспитание четырех шумных мальчиков с различными темпераментами. Она замечательно справлялась с этой задачей и была для нас примером еще и благодаря своему широкому открытому уму… У нее было сильно развито чувство справедливости, и она сумела привить его нам…

Чувствительное сердце ребенка как губка впитывало все эти обильные впечатления: восход и заход солнца, звон колоколов семейной церкви, разудалый концерт соловьев или лягушек весной, обширные цветущие луга, душистые леса, речка, сначала бурная и быстрая, потом, после строительства запруды, широкая и мирная, таяние снегов, первые подснежники, фиалки и ландыши, головокружительная езда на тройках, светлые праздники Рождества и Пасхи…»

Однако учиться в Александровском было негде. Родители отдали сына в петербургскую гимназию святой Анны при немецкой кирхе. Мать Лодыженского считала, что для русского характера такая школа будет полезна. Окончив гимназию, Юрий поступил в военно-медицинскую академию. Здесь большое влияние на него оказал муж сестры, известный медик профессор Николай Чистович. Позднее наш земляк два года проработал в ортопедическом институте в Петербурге. Едва началась Первая мировая, он не сомневался, что попадет в полевой госпиталь. В середине июля 1914-го Юрий Лодыженский узнал о мобилизации.

На войне страшно

Его назначили младшим врачом в 11-й Финляндский стрелковый полк. Было ему в ту пору 25 лет. Большого медицинского опыта Лодыженский не имел, военной службы не знал. И все же он быстро привык к новой жизни, перезнакомился со всеми офицерами и зачастую заменял старшего доктора, который старался держаться подальше от линии боевых действий.

К этому времени полк уже воевал в Восточной Пруссии. Именно там наш земляк участвовал в первом сражении, навсегда оставшемся в его памяти.

«Бой разгорался, ружейная и пулеметная стрельба участилась, батареи и с той и с другой стороны стреляли непрерывно, но дело продолжало разыгрываться в лесу, поэтому видно было только то, что происходило в непосредственной близости, – писал он впоследствии. – Перевязав первую группу раненых, я сел опять верхом и проскакал вдоль цепи стрелков на другой фланг. Тут я и наткнулся на безжизненное тело подпоручика Н., который так «геройствовал» в вагоне по пути в Пруссию, а за несколько минут до того, как я его нашел, пустил себе пулю в лоб «из страха смерти». Он, оказывается, признался наиболее близкому другу, что панически боится стрельбы и ее «не выдержит»... Вообще же говоря, по моим непосредственным наблюдениям и по свидетельству всех офицеров – участников боя, все люди, в том числе вступившие в полк по мобилизации многочисленные рабочие петербургских заводов, держали себя образцово».

Брат, ты погиб как герой

В конце ноября 1914 года Юрия Лодыженского перевели в личное распоряжение Великого князя Михаила Александровича, командовавшего Кавказской Конной Туземной дивизией. В ней было шесть полков: Кабардинский, Дагестанский, Татарский, Чеченский, Ингушский и Черкесский. В дивизии служили не только горцы. В Чеченском полку сражался старший брат Лодыженского Владимир. Но воевать вместе им пришлось недолго.

«Пятнадцатого января я получил от командующего дивизией генерала Багратиона сообщение о том, что брат «пал смертью храбрых во время атаки». Генерал просил меня прибыть за телом, что я немедленно и исполнил. Брата я нашел в домике при штабе лежащим на соломе. Он был смертельно ранен в живот и погиб, видимо, сразу от внутреннего кровотечения. Нужно ли говорить, что я тогда пережил. Впоследствии же всегда ему завидовал, так как он умер честной смертью солдата «за Веру, Царя и Отечество». Как всегда, брат был впереди и не ложился в цепи. В то время всадники еще не освоились с условиями современной войны и считали, что ложиться в бою есть признак недостаточной храбрости. Стоило это жизни чуть ли не половине офицерского состава дивизии».

Без кинжала доктору не покажемся

Похоронив брата в тверском имении Александровское, Юрий Лодыженский, возвращаясь в действующую часть, встретился в Львове с супругой Великого князя Михаила Александровича. Та рассказала, что они с мужем хотят организовать тыловой лазарет для чинов дивизии, и предложила нашему земляку возглавить его. Для молодого доктора, которому еще не исполнилось 27 лет, это была огромная честь. Госпиталь разместился сначала в Львове, а затем в Киеве.

«Среди раненых было несколько чеченцев, которые знали моего брата и выказывали мне поэтому особые знаки почтения. Это действовало и на других. То, что я носил черкеску, побуждало их считать меня «своим», хотя на Кавказе я ни разу не был. Во время утреннего обхода, несмотря на протесты сестер, они неизменно вытаскивали свои папахи и кинжалы, считая «непочтительным» встречать главного врача без них».

Позвольте ручку пожать

Когда госпиталь перебазировался в Киев, его однажды посетила мать Николая Второго Мария Федоровна. Как вспоминал Лодыженский, «весь персонал, кроме дежурных, встретил Государыню при входе. После моего рапорта и представления врачей княгиня Вадбольская представила сестер. Мария Федоровна обошла всех больных без исключения и, как всегда, для каждого нашла ласковое, ободряющее слово».

Не обошлось и без казуса: среди раненых лежал огромный детина, пехотный прапорщик. Мария Федоровна подала ему руку, и тот, смутившись, зажал ее своей лапищей. Государыня освободилась не без труда.

Несмотря на это, она приказала Лодыженскому «поблагодарить весь персонал за самоотверженную работу под флагом Красного Креста, коего была почетной председательницей».

От Ржева до Сан-Пауло

Во время Гражданской войны Юрий Ильич воевал в Добровольческой армии, руководил лазаретом. Вместе с белыми он эвакуировался из Крыма. В 1924 году наш земляк и швейцарский адвокат Теодор Обер основали «Международную антикоммунистическую лигу», которая должна была противодействовать установлению дипломатических отношений с СССР, распространять информацию о красном терроре. Эта организация продолжала действовать до 1950 года. После Второй мировой войны Юрий Лодыженский поселился в Бразилии, в Сан-Пауло. Его не стало в 1977 году. Естественно, после революции и речи не могло быть о том, чтобы приехать в Советский Союз и побывать на малой родине. Это удалось его младшему сыну Юрию в 1998-м. Попав в Александровское, он встал на колени и поцеловал землю, столь дорогую для родителей. Усилиями сыновей Юрия Лодыженского его воспоминания увидели свет и за границей, и в России. Пора этому столь незаурядному человеку занять свое достойное место и в истории тверского края.

Андрей УЛЬЯНОВ

Автор: Андрей УЛЬЯНОВ
40

Возврат к списку

В Тверской области прошел форум сельской молодежи ЦФО
Сегодня население небольшого поселка Мирный под Торжком на один день увеличилось на 151 человека. Именно столько начинающих врачей и учителей, выбравших работу в деревнях и весях, собралось здесь на форум сельской молодежи Центрального федерального округа. 
18.08.201719:52
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
31 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость