28 Июля 2017
$59.41
69.64
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Общество 13.10.2014

Повзрослели без детства

Фотограф: МИХАИЛ САВИН, СЕМЕЙНЫЙ АРХИВ

Простая история простого мальчишки

Простая история простого мальчишки

Славе Копейкину было семь, когда началась Великая Отечественная. А перед этим они с сестрой на все лето уехали из Москвы в деревню под Тулу, к сестре отца. Но война перечеркнула все планы.

Мать, служащую Госбанка, почти сразу эвакуировали в город Молотов (сейчас Пермь). Отец, которого не взяли на фронт после тяжелой операции, остался в столице ждать детей. Не дождавшись, приехал к ним сам, чтобы увезти домой. Но никто не думал, что события будут разворачиваться так стремительно: Тула уже считалась прифронтовым городом, и покинуть его пределы без специальных пропусков было невозможно.

Так бы они и остались в эпицентре тяжелейших боев, развернувшихся за этот город, но отец сумел уговорить водителя «полуторки», возвращавшейся в Москву, пожалеть детей. Шофер, сам человек семейный, только буркнул: «Знаешь, что мне будет, если вас обнаружат?» – но все-таки взял. Хотя рисковал как минимум тюрьмой. В кузове их уложили среди мешков с овощами и прикрыли чем-то сверху – то еще было путешествие! Но главное – скоро они оказались в родной коммуналке за Покровским бульваром. Правда, столицу было не узнать. Окна скрыты светомаскировкой, по ночам на крышах дежурят специальные дружины – гасят немецкие «зажигалки» в ящиках с песком, по первому сигналу тревоги надо бежать в бомбоубежище, а бомбили часто. Одна бомба попала в соседний с ними дом, и он рухнул. К счастью, обошлось без жертв, но странно и страшно было смотреть на груды кирпичей, из которых выглядывали то угол дивана, то ножки стола, то осколки разбитого зеркала. Отец сказал: «Придется все-таки эвакуироваться». Очень не хотелось, но мать сильно за них переживала и в каждом письме просила ускорить приезд.

Вместе с другими эвакуированными их посадили в товарный вагон, где с двух концов стояли нары, а посередине – печка-буржуйка. И все старались подобраться к ней поближе, потому что было очень холодно – зима в 41-м нагрянула суровая. Часто останавливались, пропуская идущие к фронту составы с техникой, крас­ноармейцами. Сколько будет стоять поезд, никто не знал. Поэтому за водой на остановках бегали с опаской: а вдруг сейчас состав тронется? Чаще просто черпали котелком снег и потом растапливали. Вода получалась мутная, но было не до жалоб.

Там, в Перми, Слава и пошел в школу. На него смотрели с уважением, как на человека, «понюхавшего пороху»: в Туле рядом с фронтом оказался, в Москве под бомбежками бывал. Но когда немцев отбросили от столицы, Копейкины засобирались обратно и, как только разрешение было получено, вернулись домой. Жили, можно сказать, впроголодь: сушили картофельные очистки и варили из них суп. Но главное – война шла к концу. День Победы он, уже 11-летний, запомнил прекрасно. Ликовал весь город – люди обнимались как самые родные, смеялись и плакали: четыре страшных года позади, мы выстояли вопреки всему и победили.

Как большинство мальчишек военной поры, Слава мечтал стать летчиком, посещал аэроклуб, а после школы прямиком отправился в «Жуковку». И поскольку был медалистом, поступить рассчитывал легко, но не повезло: разнарядка на москвичей кончилась, и в академию принимали только иногородних. От огорчения парень, уже не выбирая, присоединился к другу, ехавшему в Ленинград, в военно-транспортную академию. Но проучились они в ней всего год. Страна, практически не имевшая противовоздушной обороны, стремилась ликвидировать этот пробел. И молодежь, недавно окончившую школу, собрали из разных военных вузов в два только что созданных училища, которым и предстояло стать кузницей кадров для ПВО. Так Копейкин стал слушателем Киевского высшего инженерного радиотехнического училища.

После получения диплома его распределили в Московский военный округ. Зенитно-ракетный полк, куда направили молодого офицера, стоял, можно сказать, в лесу. А у них с женой Надей только что родилась дочка. Трудностей хлебнули по полной программе. Но обжились, притерлись и не побоялись обзавестись еще двумя детьми – дочерью и сыном. Вячеслав был хорошим специалистом, интересовался всеми научными достижениями в своей отрасли, хотел учиться дальше. Но на всех его рапортах на эту тему командование оставляло одну резолюцию: «Отказать». На его недоуменные вопросы командир отвечал честно: «А где я тебе замену найду?» Но, наконец, всеми правдами и неправдами ему удалось попасть в Тверь, в НИИ-2 (тогда, правда, он назывался иначе), младшим научным сотрудником. На долгие годы его жизнь оказалась связанной с нашим городом. Здесь Вячеслав Иванович защитил диссертацию, позволяющую легко и точно рассчитать параметры строительства жилых и технических сооружений, необходимых для безопасного обслуживания зенитно-ракетных установок, стал кандидатом технических наук. Из младших научных сотрудников перешел в старшие и участвовал в работе над многими ответственными и сложными проектами НИИ. И хотя ему не довелось осуществить детскую мечту – летать самому, но он сделал все, что мог и умел, чтобы на самолетах и космических кораблях другим леталось спокойно.

Уважение к армии, к воинскому званию в семье Копейкиных рассматривается как нечто само собой разумеющееся. Вячеслав Иванович гордится, что и сын, и оба его зятя – военные.

Уйдя по возрасту из НИИ, Копейкин с семьей на некоторое время уезжал в Киев, на родину жены. Работал в институтах электродинамики и ядерных исследований. Но когда началась перестройка и деление Союза, они решили вернуться в Тверь. Сам Вячеслав Иванович в этом году отметил 80-летие, но и на заслуженном отдыхе работы ему хватает: жена, Надежда Ивановна, сильно болеет, и все хлопоты о ней и о доме он берет на себя. Дети и внуки тоже при деле, но помощь всегда предлагают. А он отвечает: «Зачем? Я еще сам в силах». Между прочим, гордится, что 10 лет был старшим по дому, причем в то непростое время, когда жилье только начали передавать управляющим компаниям и интересы жильцов нередко нарушались. Он эти интересы умел защищать вплоть до суда, и недобросовестные коммунальщики отвечали по всей строгости закона.

В будущем году Вячеслав Иванович с женой отметят бриллиантовую свадьбу. Он продолжает радоваться жизни и считает, что судьба семилетнего мальчишки, столкнувшегося в тульской деревне с войной и перенесшего все ее тяготы, сложилась совсем неплохо.

Ольга ИВАНОВА

Автор: Ольга ИВАНОВА
58

Возврат к списку

«Тверская Жизнь» узнала, как проводят лето дети
Лето диктует свои правила жизни. Хочется гулять по лесу, купаться, пить холодный квас, путешествовать, да и просто бездельничать. Поэтому именно в это время года люди берут отпуска, а у детей – каникулы. У взрослых, конечно, время отдыха пролетает гораздо быстрее.
26.07.201719:30
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
Новости из районов
Предложить новость