20 Ноября 2017
$59.63
70.36
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Безопасность 07.10.2014

Право на понимание

Фотограф: Маргарита АЛЕКСАНДРОВА, СЕМЕЙНЫЙ АРХИВ ВЛАДИМИРА ВАСИЛЬЕВА

Его заслуживает каждый

Его заслуживает каждый

– Дать вам тапочки? Я их сам тачал – неплохо ведь получилось? На пенсии времени много, вот и осваиваю различные ремесла, они лишними не бывают, – ветеран прокуратуры Владимир Васильев охотно принимает гостей. За 75 лет он не растерял молодое любопытство к жизни, искренний интерес к людям и желание узнавать что-то новое. Да и ему самому есть что рассказать.

Урок милосердия

Владимиру было два года, когда началась Великая Отечественная война. Их семья тогда жила в Ленинграде. Отец ушел на фронт, а мать с тремя детьми последним эшелоном отправили в эвакуацию в Вологду — они чудом спаслись от блокады.

– В Вологде мы получили известие, что папу перевели в западную дивизию, в Белоруссию, – вспоминает Владимир Андреевич. – На товарном составе поехали в Минск. По дороге видели тела солдат, которых после боя некому было хоронить, — как наших, так и немцев... А в Минске на окраине города был лагерь, где содержали военнопленных. Мы, ребятишки, порой подкармливали их, приносили хлеб, картошку. А они мастерили нам игрушки очень искусно. А еще мне подарили маленькую тачку, как раз по росту. Наверняка у пленных тоже были семьи, дети.

Вот тогда-то и засело у маленького Володи в душе ощущение, что даже противник может заслуживать сочувствия. Накрепко засело, на всю жизнь. Позже именно это качество — способность сопереживать – сослужит хорошую службу молодому следователю. И создаст ему репутацию человека, для которого не существует тайн.

Любовь и карьера

А ведь в молодости Владимир Андреевич даже не думал, что будет работать в прокуратуре. Увлекался физикой, после армии работал шофером и собирался поступать в технический вуз. Но встретил Людмилу. Ее отец служил в правоохранительных органах и искренне любил свою работу.

– Уж очень интересно будущий тесть о своей службе рассказывал. Думаю, не просто так эти разговоры со мной вел, видимо, хотел создать династию. Он расследованием экономических преступлений занимался, а там такие интеллектуальные поединки бывают, такие хитросплетения… Вот я и решил поступать в Саратовский юридический институт. Конкурс был очень серьезный, но мне удача сопутствовала на всех экзаменах. Значит, я оказался на правильной дороге. Поступив, устроился подрабатывать в том же институте шофером и инструктором по вождению. И ко второму курсу мы с Людмилой сыграли свадьбу. 52 года с ней прожили...

После окончания вуза молодая семья вернулась домой, и Владимир был назначен следователем прокуратуры Калининского района.

Сельская драма

В деревне нашли труп новорожденного. Под подозрение попала одна из местных жительниц.

Как же сложно вести допрос девушки, подозреваемой в таком страшном преступлении! Особенно когда у самого дома жена и маленький сын. А девчонка все отрицает. Оскорблена таким подозрением? Напугана? Или все же виновна и сама в ужасе от содеянного? Надо бы водички ей предложить. Вот, кажется, в ящике стола есть апельсин. Владимир протянул его подозреваемой.

– Угощайтесь. Успокойтесь, пожалуйста.

И она вдруг стала рассказывать о своей неудавшейся любви, беременности, о страхе огласки и позора. О том, как в отчаянии совершила страшное... А позже призналась: взглянула на апельсин и живо представила, как сама покупает фрукты и несет домой побаловать сынишку. Так могло быть, но уже не будет. И только тут девушка осознала, что натворила.

Следователь надолго запомнил это дело не только из-за его драматизма. Тогда ему стало ясно: человеческое отношение, искреннее желание выслушать и понять может стать для преступника толчком к раскаянию. А раскаяние — это именно то, чего и добивается правосудие.

Лишних знаний не бывает

То дело о ДТП со смертельным исходом было очень тяжелым. Не только потому, что оно дважды возвращалось на доследование. Было бесконечно жаль погибшую девочку. Да и страшно искалечить жизнь водителю, который, казалось, в шоке повторял: «Я же ничего не нарушал, я 50 километров в час ехал, она сама прямо под колеса выскочила».

Дело передали молодому следователю Васильеву. И ему, в недавнем прошлом профессиональному шоферу, не давал покоя один факт: потерпевшая лежала в 23 метрах от места столкновения. Если скорость и вправду была полсотни в час, то машина не могла протащить тело на такое расстояние – должна была остановиться намного раньше.

Решили провести следственный эксперимент. Адвокат, следователь и двое понятых сели в автомобиль вместе с подозреваемым. Вот он разогнал его до 50 километров в час. Нет, не сходится. Может быть, дело в том, что тогда в машине был один человек, а сейчас пятеро или состояние дороги не то?

Высчитав в уме соотношение скорости и тормозного пути, Владимир Васильев сказал:

– Так мы до вечера кататься можем. А хотите, я покажу, как было дело?

Сев за руль, следователь увеличил скорость до 75 километров в час. Есть. В точности совпало и расстояние, и траектория движения тела.

Так удалось доказать, что шофер лгал – причиной ДТП стало превышение скорости.

– Этого водителя защищал легендарный адвокат Генрих Падва. После завершения дела он сказал, что со мной было интересно работать и что меня ждут значимые расследования, – рассказывает Владимир Андреевич. – И оказался прав. Вскоре меня перевели на должность следователя по особо важным делам в областной прокуратуре.

Бунт

1969 год Владимир Васильев встречал в командировке в Нелидове. Вел расследование бунта в колонии для несовершеннолетних.

Это дело вызвало резонанс во всей России. Владимир Андреевич называет его самым масштабным в своей практике. В колонии содержались подростки, совершившие тяжкие и особо тяжкие преступления: убийства, изнасилования, разбойные нападения.

Бунт моментально набрал обороты и превратился в неуправляемую стихию. Парни подожгли то, что можно было поджечь (большинство зданий в колонии были деревянными), и попытались вырваться в поселок.

Правоохранительные органы этого не допустили. Ценой жертв со своей стороны были раненые и даже погибшие. Владимиру Васильеву было поручено составить обвинительное заключение.

– Бунтари забаррикадировались в единственном в колонии кирпичном здании. И вывесили из окон… пиратские флаги. Простыни выкрасили в черный цвет, черепа с костями вырезали. Ну что тут скажешь – совсем еще мальчишки, хоть и такие… опасные. И у них, как у всех подростков, сильно развито чувство товарищества. Показаний друг против друга они не давали, стояли на своем, мы, мол, все заодно. Но не поставишь же перед судом каждого, кто бегал за толпой или камень кинул, да ни в кого не попал. Нужно было выявить настоящих агрессоров. 

Владимир Андреевич поступил так. На каждого участника бунта завел, как он говорил, «лицевой счет». И когда кто-то упоминал ту или иную фамилию (не обязательно в связи с происшествием — годился любой факт, так или иначе помогающий составить впечатление о человеке), записывал эти сведения. Он разговаривал с подростками о жизни. И это помогло. Среди агрессивной толпы стали выделяться личности и их связи. Кто с кем дружит, кого и почему боится, кому и чем обязан, под чьим влиянием находится, на кого и за что зло держит. Каждый «лицевой счет» стал портретом человека, объясняющим мотивы его поступков.

В итоге было собрано несколько томов неопровержимых доказательств причастности к организации беспорядков одних и непричастности других. И наказание понесли именно те, кто и должен был ответить за случившееся. Причем не только инициаторы бунта, но и некоторые сотрудники колонии, спровоцировавшие его жестоким отношением к осужденным.

Помочь, но не вмешиваться

А эта история произошла, когда Владимир Андреевич уже был прокурором Заволжского района. В прокуратуру пришла женщина и сказала, что у нее похитили дочь. Она приехала из Новосибирска на похороны к бывшей свекрови. И пока была на кладбище — ребенок исчез. Вместе с сыном усопшей, бывшим мужем заявительницы. Видимо, он и сбежал с малышкой.

Казалось бы, чего проще — посоветовать матери обратиться в суд с гражданским иском об определении места жительства ребенка. Но ведь ей завтра в Новосибирск улетать, билет на самолет в кармане. Это все-таки не в Рамешки съездить.

– Как же мать домой без ребенка полетит? – прокурор района держал совет с начальником РОВД. – С одной стороны, дело гражданского судопроизводства. А с другой – по-человечески помочь надо.

Решение приняли быстро. Мать и два милиционера отправились в патрульной машине в деревню, где жили родственники мужа. Предположительно он мог отвезти дочку туда. Стражи порядка получили четкое указание: самим девочку не забирать и, если бывшие супруги не начнут скандалить, не вмешиваться. Пусть родители поговорят.

Найдя в деревне нужный дом, стражи порядка увидели девочку, спокойно игравшую во дворе. Увидев маму, та подбежала к ней, запросилась домой. Здесь и сейчас все удалось решить мирно.

Но на следующий день отец пришел в прокуратуру. Он возмущался, что бывшая жена улетела, и ребенка он теперь неизвестно когда увидит. И собирался жаловаться во все возможные инстанции на прокурора, который этому «поспособствовал».

Владимиру Андреевичу пришлось потратить немало сил, убеждая, что взаимоотношения взрослых на ребенке сказываться не должны. И что бывшим супругам придется заключить перемирие. Хотя бы для того, чтобы вместе решить, как организовать общение дочери с отцом без «похищений», исчезновений с похорон и прочих выходок, за которые потом будет стыдно. Тем более оба родителя – люди интеллигентные, дочку любят. Ну как им не прийти к согласию?

– Я бы мог просто отправить их судиться друг с другом, но задача прокурора не только надзор и поддержание обвинения. Это еще и предупреждение нарушений закона, и защита прав граждан. А значит, надо сделать все возможное, чтобы люди свои и чужие права знали и не натворили того, о чем потом будут жалеть, – вспоминает Владимир Васильев.

Этой позиции он придерживался на протяжении всей своей карьеры – 37 лет в органах прокуратуры. 10 из них Владимир Андреевич возглавлял прокуратуру Заволжского района Твери. Потом был назначен старшим помощником прокурора области по надзору за исполнением законодательства о несовершеннолетних. Затем – по надзору за исправительно-трудовыми учреждениями. А выйдя в отставку, еще долго служил закону, но уже на стороне защиты — занялся адвокатской практикой. При этом ему ни на йоту не пришлось пересматривать свои принципы работы: человечность, понимание, соблюдение прав каждого. Неудивительно: ведь эти принципы универсальны и подходят всем, кто служит закону.

Маргарита АЛЕКСАНДРОВА

Автор: Маргарита АЛЕКСАНДРОВА
10

Возврат к списку

В Твери чествовали работников сельского хозяйства
Рачительные хозяева, упорные и терпеливые труженики, наши кормильцы – это все про них. Сегодня в тверском ДК «Пролетарка» чествовали работников сельского хозяйства, пищевой и перерабатывающей промышленности.
17.11.201719:48
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость