25 Января 2017
$59.22
63.62
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Общество 14.08.2009

Пакт Молотова–Риббентропа: не хуже, чем преступление

Исторические оценки при любой временной дистанции не могут быть полностью свободны от идеологических пристрастий. И все же 70 лет – достаточный срок для того, чтобы  попробовать взглянуть на прошедшее, по возможности отвлекаясь от эмоций, присущих всяким политическим суждениям. Советско-германский договор о ненападении, подписанный за несколько дней до начала Второй мировой войны и вошедший в историю под именем «пакта Молотова–Риббентропа», за эти годы оценивался весьма по-разному и с самых разных точек зрения.

Исторические оценки при любой временной дистанции не могут быть полностью свободны от идеологических пристрастий. И все же 70 лет – достаточный срок для того, чтобы  попробовать взглянуть на прошедшее, по возможности отвлекаясь от эмоций, присущих всяким политическим суждениям.
Советско-германский договор о ненападении, подписанный за несколько дней до начала Второй мировой войны и вошедший в историю под именем «пакта Молотова–Риббентропа», за эти годы оценивался весьма по-разному и с самых разных точек зрения. Ничего удивительного в этом нет: так или иначе, он задевал весьма противоречивые интересы стран, вовлеченных в орбиту тогдашней мировой политики. Среди этого множества оценок не было, кажется, ни одной полностью несправедливой, но и полностью справедливой – тоже. Как известно, справедливость – понятие куда более широкое, чем латинское justicia, поскольку опирается не столько на юридически точные определения, сколько на вполне субъективные представления. Да и сама международная юстиция никогда не воспринималась всеми как абсолютно справедливая – стоит вспомнить хотя бы дело Милошевича.
Но за шелухой политических, идеологических и даже юридических оценок всегда проглядывает непреложность морального закона. Совесть не знает компромиссов, и при ее свете сговор двух вооруженных до зубов империй о дележе будущей военной добычи в виде территории нескольких соседних государств есть не что иное, как преступление. Именно так оценивают пакт Молотова–Риббентропа в Польше, приговоренной этим пактом к смертной казни рассечением пополам.
Нам совсем не чужда польская трагедия, один из актов которой разыгрался на территории нашей области. Мы много раз говорили о том, что трагедия эта общая, что соседство польских и российских могил жертв тоталитаризма под Медным доказывает это в полной мере. Совесть не позволяет нам говорить иначе.
Но полнота исторической истины не исчерпывается этой бесспорной оценкой. При более широком взгляде на события 70-летней давности картина становится не столь однозначной.
Как известно, на территорию польского государства Красная Армия вступила 17 сентября 1939 года, то есть через 16 дней после нападения Германии на Польшу. Все историки сходятся на том, что эти дни были временем величайшего риска для вермахта. Польская армия была достаточно многочисленной, и для того чтобы достичь необходимого для успешного наступления превосходства, Гитлеру пришлось бросить против нее практически все боеспособные дивизии. При умелом руководстве поляки могли бы успешно сопротивляться довольно долго, как это доказали финны в конце того же 1939 года. Но у них не было своего Маннергейма, и кроме нескольких очагов упорного сопротивления (наиболее известные – под Варшавой и в Вестерплятте) польская армия ничего не смогла противопоставить вермахту. В то же время Западный фронт, на котором были сосредоточены достаточно внушительные англо-французские силы, был немцами практически оголен. Начнись в эти 16 дней даже чисто демонстративное наступление союзников – и военная катастрофа для Германии стала бы неизбежной. Но к 17 сентября уже было ясно, что его не будет. Так что же погубило Польшу – советско-германский договор или бездействие союзников, начисто забывших о данных ей обязательствах?
Утверждение, что история не знает сослагательного наклонения, в последние годы перестало быть бесспорным. Возможные варианты развития исторических событий при выборе альтернативных решений ныне рассматриваются достаточно часто. Много таких вариантов и в нашумевшей книге Сергея Переслегина «Вторая мировая: война между Реальностями», представляющей собой довольно причудливую смесь довольно точной исторической фактологии с исторической же фантастикой и публицистикой. Далеко не со всем в ней можно согласиться – мне лично большинство «других Реальностей», игнорирующих субъективные и идеологические факторы, представляются попросту вздорными. И все же вариант иного поведения войск союзников в сентябре 1939 года, – кстати говоря, полностью соответствующий их собственным интересам, – трудно считать невероятным. И чего бы стоил тогда пакт Молотова–Риббентропа со всеми его секретными протоколами? Сталина можно обвинять в чем угодно, но заведомым авантюристом он не был и войска навстречу англо-французам не двинул бы. Авантюристом был как раз Гитлер, и польская авантюра сошла ему с рук только из-за близорукости союзников. Ему, конечно, не откажешь в дьявольской интуиции, благодаря которой он уловил, что «дух Мюнхена» все еще определяет политику европейских держав. Но где была его интуиция, когда он дал отмашку операции «Барбаросса»? Увидев лишь относительную слабость Красной Армии, столь заметно проявившейся в ходе зимней войны с Финляндией, как мог он не разглядеть колоссальных ресурсов Советского Союза и абсолютную невозможность как завоевания, так и удержания под своей властью его безмерных пространств? Впрочем, вопросы эти носят чисто риторический характер.
Самое смешное в книге Переслегина – это утверждение, что нападение на СССР вызвано неким стечением обстоятельств, что это была случайная ошибка фюрера. Автор книги, видимо, не заглядывал в «Мою борьбу», вести которую Гитлер изначально собирался именно с большевизмом, и расширять жизненное пространство для немцев он предполагал прежде всего на Востоке. Это была его idea fix, его мания и, как все маньяки, он готов был ради нее решиться на невозможное.
Но Чемберлен и Лаваль не были маньяками. Они были просто недальновидными политиками, решившими использовать манию Гитлера в своих интересах. Мюнхенский договор, будучи не менее преступным, чем пакт Молотова–Риббентропа, был хуже его, поскольку в большой политике, по известному выражению Уинстона Черчилля, ошибка хуже преступления. Англия и Франция явно просчитались, отдав Гитлеру сначала Чехословакию, а потом и Польшу. Назвать же просчетом Сталина договор с Гитлером довольно затруднительно.
Если исходить из интересов Советского Союза в том виде, как их понимали тогдашние вожди, вполне свободные от моральных принципов, возвращение территорий, принадлежавших Российской империи и утраченных после революции, было делом, безусловно, благим. С военной точки зрения, отодвинутые на сотни километров на запад границы также давали стране определенный запас прочности. Другое дело, что предшествующие и последующие просчеты – политические и военные – свели на нет полученные преимущества.
Нам приходится считаться с тем, что моральные критерии вообще трудно применимы при оценке тех или иных исторических событий. Когда Николай II решил вступить в мировую войну, после того как австрийцы обстреляли Белград, он был уверен, что, вступившись за православных братьев-славян, совершает нравственный поступок. У Сталина, четверть века спустя стоявшего за спиной подписывающих договор Молотова и Риббентропа, не было таких иллюзий. Но он был уверен, что этот договор позволит Советскому Союзу вступить в неизбежную войну с максимально выгодных для него позиций. В итоге ошиблись оба. Но цена императорской ошибки оказалась много выше – и для него лично, и для империи.
За сталинские ошибки расплачивались Красная Армия и вся страна. Но при всех страшных потерях держава в целом вышла из той войны победительницей. Этим и определяется достаточно скромная для истории ХХ века роль пакта Молотова–Риббентропа.

Автор: Сергей ГЛУШКОВ
20

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

Игорь Руденя на съезде Единой России сделал акцент на программе развития Нечерноземья
В Москве состоялся XVI отчетно-выборный съезд партии «Единая Россия». Политический форум собрал более трех тысяч участников: членов партии из всех регионов страны, представителей министерств и ведомств, общественных организаций, журналистов.
23.01.201721:11
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию