19 Августа 2017
$59.36
69.72
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Общество 15.09.2014

Здесь петух кричит на три области

Фотограф: Татьяна СМЕЛКОВА

И живет один-единственный человек – комендант деревни Надежда Владимирова

Название Дорожкино если и не внушает большого оптимизма – глубинка, глушь и все такое, то, во всяком случае, наводит на мысли о вальяжной позе с газеткой и бутылочкой прохладной минералки на заднем сиденье редакционного или любезно предоставленного районной администрацией автомобиля. Но глава Ильинского поселения Елена Холопова разбила все мои мечтания одной короткой фразой: «Туда бы лучше на тракторе».

Проехали

Слава Богу, обошлось. Погода уже несколько недель стояла сухая и жаркая, что для жительницы и редких гостей Дорожкина, собственно, и есть счастье – в такую пору туда можно добраться на современной модели советского «козла», который теперь носит более приличное и даже немного гордое название – УАЗ «Хантер».

Правда, хватило моего счастья только до первой горки. Резко падая в какую-то болотистую пропасть, я схватилась сразу за все, за что можно было схватиться в этом самом «Хантере», и зажмурилась от страха в полной уверенности, что обратно мы не выберемся. А открыв глаза, с удивлением обнаружила, что мои попутчики – уже упомянутая глава администрация сельского поселения Елена Холопова, главный специалист Наталья Михайлова, руководитель МУП «Коммунальное хозяйство Ильинского сельского поселения» Алексей Александров и водитель Валерий Ширяков – как ни в чем не бывало продолжают радоваться жизни:

– Какой березняк красивый… А вот малинник молодой… А здесь в прошлом году белых было много…

Очевидно, заметив мой бледный вид и, возможно, даже прочитав мысли о завещании, глава попыталась отвлечь меня рассказами об окрестностях:

– В Винокурове много людей живет, там шесть домов, а в Белодедове всего две семьи, но есть дети, мы их в школу на автобусе возим. В Сазоненках три дома, а вот там, в стороне,

Барсуки – большая деревня, ухоженная, мало таких осталось…

И опять в «прямой эфир» врывается страшное:

– Не проедем, Валер…

– Говорю, проедем…

Проехали. И даже добрались до центра здешней цивилизации – деревни Глазомичи. Где-то в стороне остались Горошки. Домов там уже нет, но есть часовенка и кладбище. Дорогу знают только местные, которые ходят ухаживать за могилками, чужим не найти.

– Как-то был случай 30 декабря, – продолжает знакомить меня с особенностями здешней жизни глава поселения. – Только закончился короткий рабочий день, и вдруг звонок из Глазомичей: автолавка не может проехать – дерево упало. Водитель Валерий Григорьевич взял пилу, и мы поехали. А там через каждые три метра дерево... В итоге пилили до 9 вечера. А 31-го какая автолавка поедет? Никакая. Пришлось самим ехать по деревням собирать заказы, так и работали весь день Дедом Морозом и Снегурочкой. Домой вернулись к ночи, хорошо, что дети сами елку поставили и нарядили.

И вновь возвращается к дорожной теме:

– Однажды в картинной галерее экскурсовод, показывая на «Владимирку» Левитана, где изображен знаменитый Владимирский тракт, спрашивает: «Какие чувства вызывает у вас эта картина?» Большинство ответили, что удручающее. А я говорю: бальзам на душу, мы по такой дороге в детстве домой ходили. Хотя тогда и дорог-то не было, глина одна. Но нет ничего милее родного края. Смотрите, как красиво цветет люпин, глаз не отвести – разве еще где-нибудь увидишь такое?

А дальше только Дорожкино

50 км от центра поселения. 120 – от райцентра. Первое, о чем подумалось, въезжая в эту деревню: какой большой и богатой она, наверное, была… Стоит на самом берегу Западной Двины. Шаг влево – Смоленщина, шаг вправо – Псковщина. Когда-то ржали кони, гудели тракторы… Теперь – трава по пояс, а в ней змеи, поэтому ходить пешком опасно, лучше доехать до самого дома. Услышав шум «уазика», Надежда Васильевна вышла нам навстречу. Гостинцам – еще теплому хлебу и сахару, которые привезли работники администрации, – обрадовалась. «Вылитая отшельница Агафья Лыкова, – присмотревшись, подумала я. – Только козы нет».

Вместо нее где-то во дворе хрюкнула свинка. В ответ гавкнул пес Дозор, и тут же из-за кустов показались две абсолютно одинаковые кошки.

– И обе Катьки, – улыбнулась хозяйка. – Котика бы им надо, но не абы какого, а симпатичного, моим красавицам под стать...

– А продукты вам кто во­зит? – спрашиваю. – Самой же, наверное, тяжело ездить и не на чем.

– Ох, милая, я давно невыездная, да и нельзя коменданту деревни пост оставлять, – засмеялась она в ответ.

Свое Дорожкино по большому счету Надежда Васильевна покидала всего один раз – как-то в молодости работала дояркой на Украине, в Днепропетровской области, но сильно скучала по родным местам и через пару месяцев вернулась. Детство ей выпало непростое – мама погибла, и девочку с малых лет воспитывала бабушка.

Но и это беда не единственная – Надежда Васильевна всю жизнь прихрамывает. Могла бы пособие по инвалидности получать – да разве знали они тогда, куда идти и какие документы оформлять?

Пережила и войну, и разруху, и перестройку… А все воспоминания умещаются в одно короткое слово «труд».

– Да меня и не спрашивал никто, могу я или нет. Иди и работай – вот и весь сказ. Окончила 10 классов, была десятником в Горянах, зимой по лесозаготовительным бригадам наряды разносила.

Она и сейчас, в свои 77, весь день на ногах.

– Раньше у меня телочка была, я ее до коровы вырастила, – рассказывает хозяйка. – Потом уже сил не было за ней ходить, продала, а на эти деньги телевизор купила. Сейчас есть свинка, огород, два участка картошки, я ее всю тяпкой выполола, обкопала. Два трактора дров сама поколола.

Она и деревню сама спасла. Пожар случился в этом году – рыбаки траву подожгли.

– Гляжу, один дом уже горит, пламя выше крыши, шифер трещит, – вспоминает Надежда Васильевна. – Страшно, как в кино. На дворе ночь, таксофон, как назло, от грозы сгорел. Руки колотятся, номер на мобильном не могу набрать. Стала тушить всем, что под руку попалось, да ногами топтать. Дом, правда, так и сгорел, но остальные целы. Беречь их надо, а то вернутся люди в деревню, а жить негде.

– С продуктами никаких проблем нет, я же, считай, рядом с городом живу, – шутит она. – Когда-то к нам ходила автолавка, а теперь, говорят, затрат много на тебя, Васильевна. Человек невыгодным стал, такие дела. Но люди добрые, к счастью, не перевелись. Володя Москалев с большой земли (из Глазомичей. – Прим. ред.) возит на своем тракторе и почтальоншу с пенсией, и комбикорм, и рубероид, и все, что надо. Заботится обо мне и ничего не просит. Да и что я ему дам с шести тысяч?

– Он мне во всем помогает. Как-то в декабре поехали с ним – река еще не встала – в Горяны за хлебом, а лодка прохудилась, – вспомнила один случай Надеж­да Васильевна. – Приходим из деревни, а она лежит на дне, как подводная. Но делать нечего: воду вылили, и в путь. Володька гребет, я вычерпываю. По колено в воде, но доплыли.

– Люди у нас очень добрые, – повторяет комендант. – Есть, правда, один – кованый вор. Дала ему денег взаймы, а заодно 200 рублей, чтобы медработнику Тане долг передал – она мне на телефон деньги клала. А он так и не отдал, я целую неделю переживала.

Главный специалист Наталья Михайлова, когда еще работала в соцзащите, оформила Надежде Владимировой временное пособие в 4 тыс. рублей. Вместе с пенсией получилось 10 тысяч, так Надежда Васильевна даже растерялась: «Что же я с такими деньжищами делать-то буду?»

– А вот если бы вы в Глазомичи перебрались или в Ильино, мы бы вас еще и замуж выдали, и приданое справили, – обещает ей глава поселения. – Жилье дадим, соглашайтесь.

– Не хочу никуда, не поеду, – торопливо, почти скороговоркой, заговорила хозяйка деревни. – Здесь земля моя, она меня держит.

И заплакала. Но тут же слезы утерла и поставила твердую точку: «Даже не уговаривайте». И, уже улыбаясь, начала рассказывать о личном:

– А женихов до воли было. Один красивый такой, Алик Нестеров, с бакенбардами. В пединституте учился, на баяне играл. Дед Кузьма мне говорит: «Нравишься ты ему, выходи замуж». А я ответила: «Нет, он уже сейчас выпить не прочь, а дальше что?»

Был у Надежды Васильевны и сосед – уроженец этих мест Виктор Прохорчук. После армии он остался в Городке Львовской области, женился, завел детей, но потом в семье случился разлад, и Прохорчук вернулся в родные места. То ли по своей беспечности, то ли еще по каким-то причинам паспорт российский так и не оформил и остался на старости лет без денег и без родных – дети обиделись, что он их бросил, и связь с отцом не поддерживают. Сначала жил в Дорожкине, а потом попросил местную власть переселить его в Глазомичи – поближе к цивилизации.

– Люди разные, – философски рассуждает глава поселения. – И судьбы тоже. А помогать надо всем. Неоднократно нам удавалось выхлопотать Виктору Федоровичу пособие по нуждаемости, а больше по закону ничего ему не положено. Но мы не сдаемся, будем искать еще какие-то варианты.

А пока вариант один – кормить всем миром. И мир кормит.

– Пока Прохорчук здесь жил, глава Елена Викторовна коробками ему продукты возила, сигареты, мыло, спички, – говорит комендант деревни. – И дачница Полина Храмцова из Смоленска его кормила. Я с ним тоже делилась – макаронами, крупой, хлебом, но в избу хорошую переходить не разрешила – не очень он хозяин справный.

Земля позовет

На обратной дороге я уже почти не замечаю ни ям, ни ухабов – то ли привыкаю понемногу, то ли впечатления от поездки намного сильнее.

В Глазомичах, где мы ненадолго остановились, меня поразило то, что жители ни на что не жаловались. Две подруги, две Валентины – Петрова и Давыденкова, – наперебой рассказывали мне о том, как они до последнего старались удержать колхоз от разрухи, как чума съела последних свиней, как доставляли зимой на лошади продукты в Дорожкино…

Им и сейчас до всего есть дело. Доят оставшихся в хозяйстве коров в три часа ночи, чтобы успеть отвезти и сдать по семь (!) рублей за литр – хоть немного денег выручить.

А какие праздники здесь устраивают! Москвичи, купившие в Глазомичах дом под дачу, впервые отметили в деревне Новый год. И были приятно удивлены: в клубе накрыли богатые столы в основном за свои деньги, подготовили интересную развлекательную программу. Но главное – внимание к каждому человеку, не забыли ни коренных жителей, ни дачников. Жаль, нечасто из Москвы выберешься.

– Но больше всего жаль, – с болью говорит Валентина Петрова, – когда уходят люди, ветшают дома, зарастают усадьбы… Яблони в цвету, а яблоки уже никому не нужны…

Но здесь верят: на село обязательно опять поедут люди, в том числе молодые. Позовет земля, нельзя нам без земли.

Многие всегда это знали. Все мои попутчики – местные. Валерий Ширяков отслужил в армии, женился на девушке из соседнего поселения, работал на лесовозах в Западнодвинском лесничестве, теперь водит УАЗ «Хантер» и подрабатывает на тракторе – зарплата-то у водителя администрации всего 6 тыс. рублей. Супруги построили в Ильине дом, вырастили детей, теперь ждут внуков. Алексей Александров (кстати, как две капли воды похожий на актера Валерия Золотухина) родом из Казино. Окончив с отличием сельхозинститут в Сахарове, вернулся на малую родину, был бригадиром, агрономом, парторгом, председателем колхоза, а теперь возглавляет местный МУП. Жена – учитель математики в местной школе. Есть дети, внучка. Главный специалист администрации Наталья Михайлова тоже живет в Казино.

– Это в шести километрах от поселка, – улыбается она. – Езжу на машине, на велосипеде, а частенько люблю и пешочком пройтись, даже в морозец. Такие красивые места у нас, что и дороги не замечаешь.

– Я от всего сердца благодарна людям, с которыми работаю, – с теплом говорит глава поселения. – А движет нами одно святое чувство – любовь к родине. Утром выйдешь на крыльцо – коровы мычат, петухи орут, и так хорошо от всего этого, что словами не передать. Еще бы колосья на полях зашумели, и можно больше ни о чем не мечтать.


Автор: Татьяна СМЕЛКОВА
60

Возврат к списку

В Тверской области прошел форум сельской молодежи ЦФО
Сегодня население небольшого поселка Мирный под Торжком на один день увеличилось на 151 человека. Именно столько начинающих врачей и учителей, выбравших работу в деревнях и весях, собралось здесь на форум сельской молодежи Центрального федерального округа. 
18.08.201719:52
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
31 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость