15 Декабря 2017
$58.71
69.4
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
История 25.08.2014

Не спасли фашистов «тигры» и «пантеры»

Фотограф: URFO1.RU, OPOCCUU.COM

Так было под Прохоровкой

Так было под Прохоровкой

– Ребята, подъем! Тревога! – кричал часовой и барабанил ключом по броне. Необычность команды мгновенно прервала сон.

– Механик, мотор, да побыстрее! И в походную колонну! – приказал лейтенант.

Танк подмял гусеницами маскировку и, недовольно рыча, встал на свое место в строю. На востоке занималась заря. Невыспавшиеся, мы сидели, нахохлившись, на своих местах в ожидании приказа. В наушниках что-то трещало, а потом послышался голос полковника:

– Танкисты, предстоит тяжелый марш, а потом встречный бой за станцию Прохоровка.

– Ну как, ребята, самочувствие? Не страшновато? – спросил командир экипажа.

– Нам каждый день страшно, а что сделаешь? Ничего, бьем пока фрицев! – бодро ответил за всех радист. – Только я что-то ничего не слышал о Прохоровке.

– Да, это поселок небольшой, – подтвердил лейтенант, – но сегодня там будет решаться судьба сражения, наша с вами судьба.

– Говорят, немцы скопили там свои «пантеры». Их не берет наша болванка, – озабоченно сказал наводчик.

– Подумаешь, «пантера»! Ты бы посмотрел на их «тигра»! – парировал радист. – Его пушка за километр пробивает броню. Зверьем их назвали, попадись – в клочья разорвут.

– Ничего, ребята, найдем и на зверя капкан, – заметил командир.

Тем временем сигнальная ракета позвала танки в дорогу. Походная колонна резко взялась с места и, подняв столбы пыли, помчалась проселком. Шли без остановки, моторы работали на пределе, а головной танк все убыстрял и убыстрял свой бег. Мы поняли, что теперь только время решает судьбу предстоящего боя.

Два часа продолжался марш. Несколько танков не выдержали темпа и сошли на обочину. Остальные же, не сбавляя скорости, шли к неизвестной еще нам Прохоровке. Неожиданно из-за бугра показались встречные высоко поднятые к небу столбы пыли.

– Вот оно, железное зверье, прет! Уверенно, как на параде, – зло бросил наводчик и занялся снарядами.

В сплошном облаке пыли мы сначала увидели башни, а потом выползли сами бронированные громадины. Немецкие танки разворачивались между отрогов холмов, пересекая дорогу. Нас заметили, и передние фашистские танки, медленно переползая, выравнивались в линию. А из лощины появлялись все новые и новые стальные крепости. Они догоняли передних и растягивались в бесконечную цепь.

– Ребята, впереди идут «тигры» и «пантеры»! – определил лейтенант. – Это их стальной щит, а за ними мелочь.

По команде наши танки перестроились в боевой порядок. Последовал приказ: замаскироваться, подпустить вражеские танки и бить в упор.

Наши дальнобойные орудия уже открыли огонь. Мощные взрывы кромсали землю. Однако вражеские танки продолжали двигаться.

– Лейтенант, – твердил наводчик, – сомнут они нас, смотри, какая сила идет.

– Не паникуй, Володя, – ответил тот, – держи подкалиберные, в них спасение.

Нам казалось, что прошла вечность, а окутанная дымом волна черных громадин только подползала к нашим позициям. Уже отчетливо доносился гул моторов, все также метались разрывы заградительного огня. Стальная лавина шла и шла. Оставалось метров пятьсот.

– Лейтенант, стреляй же! – тряс командира наводчик.

– Рано! Еще далеко, стрелять бесполезно. Жди команды!

Когда немецкие танки приблизились на прямой выстрел, по всему полю прокатился резкий металлический треск наших танковых пушек.

– Прикончи, командир, переднего, идет даже без выстрелов, – нервничал радист.

– А мины на что? Подождем.

Мы не спускали глаз с узенькой полоски земли, к которой шли танки.

– Только бы сработали, – шептал командир, – только бы взорвались.

И тут на узкой полоске земли один за другим заполыхали взрывы. Загорелось несколько танков. В стороне от них закрутились еще три. Остальные, словно наткнувшись на преграду, замерли.

– Огонь! – поступила долгожданная команда. И танки бригады ахнули единым зал­пом по врагу.

Танковое сражение постепенно разделилось на отдельные ожесточенные бои. Мы даже не заметили, как наш танк не­ожиданно наткнулся на медленно ползущий фашистский. Это, несомненно, была «пантера». Экипаж ее почему-то не стрелял ни из пушки, ни из пулеметов. Но темный кружок пушечного ствола угрожающе перемещался. Серая пятнистая броня холодно блестела. На лобовой части даже виднелась светлая подкова, приваренная, очевидно, экипажем «на счастье». Вдруг танк остановился. Лейтенант несколько раз выстрелил по неподвижной машине. Она дымилась, но не загоралась. И тут мы увидели, как из- под днища «пантеры» выполз­ли три немца и двинулись к нам. Не успели мы опомниться, как в воздухе что-то мелькнуло и прямо под нашу гусеницу полетела граната. Одновременно под другую еще две. Я резко бросил машину назад, вправо и опять назад.

– Механик, спокойно, не суе­тись! – предупреждает лейтенант.

И командир прицельно добил вражеский танк. Несколько фонтанчиков огня и дыма вырвались из кормы «пантеры».

– Лейтенант, – радостно крикнул радист Федя Горшков, – фашист мертв! Побереги снаряды.

– Хорошо, давай-ка осмотри фашиста. Что у них там?

Грохнул о землю аварийный люк, и радист исчез за бортом.

Мы видели, как мелькал его темный шлем в высокой траве, а потом и он пропал. Вернулся Федя быстро. С трудом отдышался, доложил:

– Горит «пантера»! Фрицам нечем было стрелять. Не осталось ни одного снаряда.

Бой не затихал ни на минуту. На огромном поле под Прохоровкой свои и чужие танки перемешались так, что ни самолеты, ни пушки уже не могли помочь танкистам. Танки, как люди, сражались врукопашную.

В тот жаркий день сорок третьего года наш танк несколько раз загорался. Тушили огонь и снова получали пробоины. К вечеру бой на прохоровской равнине постепенно затих. Уже вечерняя заря обозначилась над краем серого от дыма и пыли неба. Танк наш, избитый и покалеченный, тем не менее устоял перед «пантерами». Можно было наконец расслабиться. Стонали наспех перебинтованные радист с наводчиком. Меня с командиром ранения приковали к сиденью. И все-таки мы победили! Фашисты не прошли. Четыреста их хваленых танков горели в наступивших сумерках.

                                                                               ***

Это строки из воспоминаний максатихинца Евгения Васильевича ЖИТКОВА. Учитель по профессии, он, когда потребовалось, стал механиком-водителем. Участвовал в боях за Москву и Калинин, Сталинградской битве, знаменитом танковом сражении под Прохоровкой. После войны вернулся преподавать в школу.

Автор: Тверская Жизнь
80

Возврат к списку

На участке М-11 от Твери до Вышнего Волочка открыли движение
Символический дорожный знак с белой стрелкой на синем фоне перевернут – по новому участку строящейся магистрали М-11 начинает движение первая автоколонна.
15.12.201721:18
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
Новости из районов
Предложить новость