27 Июля 2017
$59.91
69.68
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Безопасность 22.08.2014

В условиях неочевидности

Фотограф: ВАЛЕРИЯ ПАВЛОВА, ОПЕРАТИВНАЯ СЪЕМКА

Самое интересное дело – то, которое ты ведешь сейчас

Самое интересное дело – то, которое ты ведешь сейчас

Семейную династию следователей Муреевых уже называют тверским брендом. Их пока двое – отец семейства Константин Алексеевич, возглавляющий отдел криминалистики регионального управления Следственного комитета РФ, и его старший сын Сергей, который служит в отделе по расследованию особо важных дел того же серьезного ведомства и, как с уважением поговаривают коллеги, дела ведет очень жесткие.

Но можно сказать, что их четверо – это ведь как посмотреть! Саша, младший сын, оканчивает юридический факультет и уже готовится занять свое место в этой когорте. А Наталья Алексеевна, старшая сестра Константина Алексеевича – судья Пролетарского районного суда нашей областной столицы. Стало быть, тоже следствием занимается, и очень ответственным – судебным.

Муреевых в Верхневолжье знают многие. Ежели Константин Алексеевич ясным воскресным днем выходит с супругой по городу прогуляться, то народ с ним то и дело раскланивается. Одного спасал, это же главное в его профессии – вычислил преступника, значит, защитил потерпевшего и его близких. Вместе с другим над делом работал. Вон тот как-то проходил у него свидетелем. Ну а этого он на скамью подсудимых отправил!

Сколько же их было – за три десятка лет? Не сосчитать! Но вот что всегда оставалось самым главным: никто из тех, кого Муреев сажал (а по делам, которые он вел, оправдательных приговоров как-то не припомнить), не остался на него в обиде. Да и за что? Лишнего «в довесок» никому не прибавил, грехи квалифицировал правильно. В ходе следствия слабины не давал, но и ни разу не позволил себе унизить в преступнике человека.

Потому-то его былые «подопечные» за честь почитают пожать ему руку. Они ведь тоже люди и понимают, когда следователь честно, ничего не натягивая и – упаси Боже! – не подтасовывая, выполняет свою работу.

Вообще-то Муреевы «светиться» не любят и парадные речи им явно в тягость, однако этим признанием Константин Алексеевич явно гордится! А еще тем, что вот раньше, лет десять назад, когда Сергей только пришел на службу, о нем говорили: сын Кости. А теперь все чаще слышит о себе самом: это отец Сереги Муреева. Согласитесь, нет для родителей большей радости!

Мужская работа

– Десантник на земле должен быть достоин победившего себя в небе, – любимая присказка Константина Алексеевича. – Тот, кто в небе преодолел свой страх, на земле не имеет права на слабость!

Срочную он проходил в десантных войсках и в детстве мечтал стать военным. Пусть судьба сложилась по-другому, а все же суть осталась: он – защитник, на государевой службе. Найти преступника, наказать, помочь людям – настоящая мужская работа, ну и интересная к тому же! Такой азарт, что и не замечаешь, как пролетел день.

Жена ему досталась хорошая – все понимает и принимает.

– Не смог даже из роддома с младшим сыном встретить, – вздыхает Константин Алексеевич. – Мой отец забирал! Ей еще сказали: как-то старо ваш папа выглядит…

А что поделать? Если действительно надо, то можно и до утра посидеть. В кабинете подремлешь пару часов, а там и новый рабочий день.

– Мальчишки росли, я уходил – они спали, приходил – они спали. Хорошо если в воскресенье удавалось выбраться на футбол или на природу.

Сегодня с той же фамильной муреевской увлеченностью работает его сын. Абсолютная самоотдача – на пределе возможностей; напряжение зашкаливает, и чем сложнее задача, тем больше разгорается азарт. Не замечаешь, как летит время, и порой по трое суток не попадаешь домой. 33-летний Сергей скажет полушутливо: «Я тоже могу на столе поспать, как папа». Пафоса он, как и отец, не приемлет, но к концу беседы у него вырвется: все зависит от тебя, и раз государство на тебя эту обязанность возложило – делай, что можешь. Получится – хорошо, а если хорошо получится – еще лучше.

Вот она, социальная модель настоящего мужского служения, сызмала заложена!

История с подлокотником

– Я тогда на последнем курсе учился и уже работал следователем в прокуратуре Калининского района, – вспоминает Муреев-старший. – В Черногубове два мужика пили – один остался с проломленной головой. Протокол я писал, сидя в кресле – таком старом, с деревянными подлокотниками. Один и отлетел, когда я рукой неловко двинул. Я его как-то приделал и еще смутился: в чужом доме мебель ломаю. Банальное было дело, задержанный не отпирался, да только твердил: «Я его палкой стукнул», – а в доме никакой палки и не нашли. Но экспертиза подтвердила: в ране частички древесины. И я про тот подлокотник вспомнил. Он действительно оказался орудием убийства.

Вот тогда юный Константин Муреев впервые почувствовал вкус к профессии и радость озарения. Потом он испытывал ее много-много раз, но тот, самый первый, запомнил остро и ярко.

– Надо замечать все – каждую мелочь, которая лежит не так, как обычно должна лежать, – так Константин Алексеевич наставлял своих молодых коллег, а «муреевскую школу» в той или иной степени прошло большинство нынешних следователей.

Вот руководитель Торжокского межрайонного следственного отдела Наталья Смирнова вспоминает, что из ее сотрудников вместе с Константином Алексеевичем поработали четверо. Ну, и она тоже – в прокуратуре Центрального района, он – старшим следователем, она – старшим помощником районного прокурора. А из районных прокуроров рядом с ним служил, почитай, каждый второй. Да и в управлении его учеников немало.

– Так что же в этой профессии главное?

– Знание людей, умение сопоставлять факты и выстраивать причинно-следственную связь между событиями, – так ответит на этот вопрос его сын.

А Муреев-старший скажет, на минуту задумавшись:

– Талант, азарт и умение общаться с людьми. Вещдоки, осмотр места происшествия – все это очень нужно, но общения не заменит. А вот если ты сможешь человека разговорить…

– Но как же это сделать?

И Константин Алексеевич, который десяти правил Глеба Жеглова не помнит, объясняет: человек должен почувствовать, что он тебе интересен – откуда родом и где служил, любит ли рыбачить и за какую футбольную команду болеет.

– Убеди его, что не рвешься ты протокол составить формально и поскорее, чтобы «звездочку» получить и угодить начальству! А хочешь разобраться и понять его, в помыслах, страстях и грехах неповторимого, как каждый из нас. Не только как ножом ударил, а почему это сделал и что теперь чувствует. Дай ему выговориться. Тогда он тебе такое расскажет, чего ты и не надеялся узнать.

Кстати, чтобы разговорить жертву, порой тоже особое искусство требуется, особенно если преступление было сексуального характера. Мурееву удается и эта очень нелегкая миссия. Одного серийного насильника поймать и изобличить удалось, потому что последняя жертва только Константину Алексеевичу поведала некие детали, впоследствии сыгравшие решающую роль.

– Какая у нас схожая профессия! – вздыхаю я. – Ведь об этом нужно помнить и журналисту, когда он отправляется брать интервью.

Какая смесь одежд и лиц…

– Так мы же с вами инженеры человеческих душ! – охотно откликается Муреев. Мы посмеиваемся над парадоксами бытия, и я – пользуясь тем же методом – расспрашиваю о разных нашумевших делах. В Верхневолжье пару последних десятилетий практически не было громких преступлений, в расследовании которых Муреев не принимал участия. С бандой «волков», например, работал вместе с сыном. И, кстати, нашел ствол, который один из фигурантов при задержании выбросил в окно. Предусмотрительный Муреев обследовал всю территорию вокруг дома и обнаружил интересные находки… Кстати, мы вспоминаем и ночной налет на райотдел милиции в Вышнем Волочке в пасхальную ночь 1999 года – он ведь входил в группу, что по этому делу работала. И убийство хозяйки приюта для собак – пару лет назад об этом говорил весь город. И… Ну разве же все перечислишь!

Знавал Константин Алексеевич и всех «авторитетов», отметившихся в лихие 90-е. Говорит: иду по кладбищу – ба, знакомые все лица. Помнит и фигурантов не столь известных.

Вот Мальков – был такой доморощенный Робин Гуд, за два месяца 11 человек самолично приговорил и порешил, объявив «недостойными жизни» – ненужными особями, одним словом. А он, стало быть, не тварь дрожащая и право имеет... Никого вам это не напоминает?

Или вот еще – нелепая гибель молодой пары, оба из семей известных тверских предпринимателей. Парень в поисках острых ощущений водил дружбу с криминальными кругами, а две группировки как раз сводили счеты друг с другом. Погибли несколько человек, несчастная девчонка попала под раздачу – вот к чему приводят дурное зелье и сомнительная компания. Тела нашли в Лихославле и в Торжокском районе. Муреев нащупал связь между двумя убийствами, вычислил пару «крышевавших» банду работников милиции и – без улик и вещдоков! – одного из них убедил покаяться. Так тогда и вытянули всю цепь, ухватившись за малое звено.

Архимед когда-то говорил: дайте мне точку опоры, и я поверну земной шар. Настоящий следователь всегда сам найдет, на что опереться. Как на тот подлокотник.

Внутреннее убеждение

А какие дела самому следователю особенно интересны? Например, те, где ничего на человека нет и сам он молчит, но есть некое внутреннее убеждение. И тебе удается потянуть за ниточку и размотать запутанный клубок. Но откуда берется сама зацепка, как возникает версия?

– Поведенческие реакции важны, нервозность, напряженность в движениях рук, ощущение, что недоговаривает либо просто врет, – объясняет Муреев. – Наблюдаешь, как человек себя ведет – говорит, смотрит…

– Но если все гладко, придраться не к чему, а на душе все равно тревожно, не веришь человеку – и все?

– Случается и так, – откликается он. – Помню, когда еще в прокуратуре работал, было в Максатихе дело об изнасиловании.

Мерзавец напал сзади – ударил по голове, утащил в заброшенный дом близ дороги. Женщина не могла его опознать, и Муреев допрашивал всех мужчин, замеченных в этом районе. Улик не было, конкретных причин подозревать того человека – тоже. Но появилось то самое внутреннее убеждение. Подозреваемого задержали на три дня – больше нельзя. Экспертизу ДНК тогда у нас не делали, вся надеж­да – на следователя. Это был психологический поединок, и Муреев вышел победителем.

– Следствие – как спорт. Я победил – ты сел. Ты победишь – дело останется нераскрытым, – рассуждает Муреев.

Больше теоретически, потому что нераскрытых дел у него практически не бывало. Отдел криминалистики, которым он руководит, сейчас еще и со старыми, «спящими» убийствами разбирается, успешно укорачивая их список.

– А вам убийц бывало жалко?

– Конечно, почти всегда, – удивляется он. – Особенно в 90-е годы, когда люди нередко решались на преступление от безысходности.

– А с кем приятнее иметь дело – с уголовником или с «беловоротничковым», экономическим преступником?

– Конечно, с уголовником! Те намного противнее!

Я опять делаю отступление: Муреев-младший с отцом и в этом будет единодушен, однако внесет дополнение: у «беловоротничковых» схемы преступления бывают ну такими изощренными! Их же очень интересно распутывать. Время вносит свои коррективы: у каждого поколения свои предпочтения.

Мифы и гены

А вот к детективным сериалам у обоих Муреевых отношение ироническое. Впрочем, как и к экстрасенсам, хоть это и модная нынче тема. Смотреть кино «про сыщиков» нет у них ни времени, ни желания – слишком мало реального сходства с тем, чем заполнена их жизнь. Константин Алексеевич, посмеиваясь, рассказывает, как его супруга к экрану приникает, когда «След» показывают, и очень удивляется, чего это ее мужики копаются, если самое сложное дело можно раскрыть вот так – за 40 минут. Он не спорит – к чему? Там, в кино, все красиво и интересно: раз-два, из пробирки высочил результат: кто кого убил и кто кому родственник. А лучше, если следователь еще и побегает с пистолетом. А на самом-то деле у него главное оружие – ручка и клавиатура компьютера… Но в кино нужен «экшн»!

– Вот был такой фильм «Марш Турецкого», помните? Он все бегает, стреляет, выпивает, то и дело спит с кем-то – красота! – вздыхает Муреев. – А мы что? Нам и оружие-то редко выдают. С нами заснуть можно.

А потому, чтобы добавить интриги, расскажу вам миф, который давно уж кочует по коридорам следственного управления. Говорят, что свой бой с преступностью второй Муреев начал в нежном возрасте 4-х лет. Мол, гулял он с мамой за ручку. Проходили они мимо прокуратуры, где тогда папа служил, и заглянули в следственную часть его повидать. Оно и понятно: общаться с вечно занятым родителем семейству удавалось не так уж часто – он и по воскресеньям нередко пропадал на работе.

А в кабинете у Константина Алексеевича как раз шел допрос подозреваемого. И вот Сережа как даст по нему очередь из автомата. Не пугайтесь – игрушечного.

– Не так все было! – отпирается Сергей Константинович. – Не было у меня тогда автомата. Я как раз его у мамы просил, и мы пошли к папе спрашивать разрешения. А мужик, которого он допрашивал, решил меня повоспитывать: зачем тебе автомат, пусть мама тебе лучше книжку купит.

Ну, как там было на самом деле, теперь уже не установить, но история очень показательная.

Свой рассказ о семье Муреевых я хочу завершить словами их коллег.

– Константин Алексеевич – настоящий профессионал, опытный и талантливый. Хорошо, что в следственном управлении есть такой человек, который может передавать молодым свои знания следователя и криминалиста, – говорит ветеран следствия Сергей Павлов.

– Многие мечтают стать следователями, но не все ими становятся, не выдерживая огромной интеллектуальной, моральной и даже физической нагрузки, – продолжает Наталья Смирнова. – Наша профессия требует особых человеческих качеств. Следователь должен быстро принимать верные решения. И сознавать, что его ошибка может сломать человеку жизнь. Этому Константин Алексеевич всегда учил молодых на собственном примере. И это передал своим сыновьям.

Его коллеги уверены, что и младший сын пойдет по стопам отца. Кто знает, может, скажут со временем о постаревшем Константине Алексеевиче – это отец Саши Муреева? Ну, дай-то Бог… Пора ставить точку, а как не хочется! Ведь Сергей Муреев вел и второе дело банды «волков», и еще много потрясающе интересных дел, каждое из которых тянет на отдельную публикацию. Ну да ничего – впереди еще не одна встреча с семьей Муреевых.

Лидия ГАДЖИЕВА

Автор: Лидия ГАДЖИЕВА
108

Возврат к списку

«Тверская Жизнь» узнала, как проводят лето дети
Лето диктует свои правила жизни. Хочется гулять по лесу, купаться, пить холодный квас, путешествовать, да и просто бездельничать. Поэтому именно в это время года люди берут отпуска, а у детей – каникулы. У взрослых, конечно, время отдыха пролетает гораздо быстрее.
26.07.201719:30
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
Новости из районов
Предложить новость