25 Сентября 2017
$57.65
69.07
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Культура 28.07.2009

Как жениться на поэзии

В самом деле – как? По любви? По расчету? Или от нечего делать? Вариантов множество. Но самый главный вопрос в другом: как сделать этот брак счастливым? Ответ на него один-единственный: нужно, чтобы любовь в этом браке была взаимной. Есть у человека талант – значит с рождения наградила его поэзия своей взаимностью. Только тогда такое супружество будет плодотворным. А ведь другой цели в нем быть не может. Но тут же приходится вспомнить, что талант – это труд…

В самом деле – как? По любви? По расчету? Или от нечего делать? Вариантов множество. Но самый главный вопрос в другом: как сделать этот брак счастливым? Ответ на него один-единственный: нужно, чтобы любовь в этом браке была взаимной. Есть у человека талант – значит с рождения наградила его поэзия своей взаимностью. Только тогда такое супружество будет плодотворным. А ведь другой цели в нем быть не может. Но тут же приходится вспомнить, что талант – это труд…
Я – просто журналист. Не филолог, не литературный критик. Тем более не поэт. Но решился написать о поэте Гевелинге потому, что его творческая судьба и жизнь помогают понять, как «люди женятся на поэзии»,  как завоевывают ее любовь. И как делают стихи. И вообще зачем все это людям нужно.
Писать в газету о поэзии и поэтах очень трудно: газета весьма прозаическое дело, а стихи нелепо и противоестественно пересказывать прозой. Но, не рассуждая о стихах, как расскажешь об их авторе? Попробую создать то, что в журналистике называется «литературным портретом». Предупреждаю, что портрет этот получится на фоне очень сложного и пестрого пейзажа. Перескажу вам, читатель, нашу очень неровную беседу с Гевелингом. И постараюсь самые главные ее «пункты» оживлять включением хотя бы коротких цитат из стихов этого хорошего человека и поэта.
Почему я вообще взялся за такую сложную тему? Вроде бы поводов для этого нет: праздник Российского Дня поэзии миновал, до дня рождения Гевелинга еще далеко. Так в чем причина? Зачем я оторвал человека от его творческих размышлений и забот?
Дорогой читатель! Вы чувствуете, что поэзии в нашей нынешней жизни становится все меньше? Не только поэзии в самом высоком смысле этого слова, когда видишь и чувствуешь красоту мира в какой-нибудь ничтожной капле весеннего дождика. Сейчас речь веду о вещах чисто «практических». К примеру, об издании  поэтических сборников и книг, о стихах,  что звучали по радио, в телеэфире, на литературных вечерах в клубах, в концертах, на диспутах? Куда это все подевалось?  Мне говорят: нет сейчас  на такое  дело спроса.  «Люди «хочут» что-нибудь полегче». Мол, зачем издателям тужиться, искать поэтов, да еще и платить им, если куда прибыльнее дать в гламурном таблоиде роскошный филей очередной поп-дивы? Кризис, господа! И, дескать, коль на настоящую поэзию нет спроса, значит, нет и предложения. Поэты пишут для себя, «в стол»… А нет предложения, то на нет и спроса опять-таки тоже нет. Круг замкнулся.
Но на самом деле предложение есть! Вот передо мной последний (по времени издания) сборник стихов Александра Гевелинга «Листопад». В нем прекрасные стихи. Сборник этот вышел в свет в 2005 году, всего-то четыре года назад. Никакого кризиса тогда не было и в помине. Страна жировала на нефтянке, на продаже газа.  Но и в те благополучные, весьма сытые дни Тверское областное книжно-журнальное издательство расщедрилось выпустить сборник «Листопад» микроскопическим тиражом в… 500 (пятьсот) экземпляров! Издателям было сказано: денег для ваших забав нет. Да и не только ли по времени издания оказался последним этот сборник? Не завершил ли он вообще издание большой поэзии в Тверской губернии?
Разумеется, спрос на поэзию очень важен для поэта. Он человек, ему нужен хлеб насущный и крыша над головой. Но, в конце концов, любой человек может зарабатывать себе на жизнь многими иными способами, нежели писанием стихов. Вот, например, Саша Гевелинг мастер на все. Он может быть журналистом, редактором, шофером, слесарем, плотником. Он знаменитый грибник, «знающий места», замечательный рыбак… Казалось бы, лови рыбку большую и маленькую, собирай дикорастущие, выноси лукошки к обочине и зарабатывай на то и се, пятое-десятое. Ан нет, Саша почему-то всегда зарабатывал на жизнь стихами. Хотя это куда труднее, чем ловить шелешперов и собирать ведра черники. И я уверен, что будет писать стихи, не вникая в экономические симптомы спроса и предложения. Потому что это потребность его души.
Гевелинг говорит: «Поэта делает не спрос на стихи, а желание самовыразиться. Ему нужно найти то, что позволит выразить невыразимое – свою душу!» Самовыражение желудка –  это что-то совсем иное…
Я не прав, когда утверждаю, что в наши дни поэты не могут публиковаться. Могут! Да еще как! Но только если у них есть деньги, чтобы издать свои сборники. Или есть спонсоры, которые эти деньги дадут.
Ну, хватит о презренном металле, о деньгах (хотя идеалистам советую попробовать хотя бы месяц жить святым духом и при этом жарко любить поэзию). Вернемся к нашим поэтам…
Мне могут возразить: никуда они не делись, встречаются, стихи друг другу читают, например, в Каблукове.  Но учить талантливых людей нужно с глазу на глаз, по одному.
С чего все началось для Гевелинга? Как он очаровался поэзией и решил предложить ей руку и сердце? Саша Гевелинг читал стихи с раннего детства. Начинал с «Мухи-Цокотухи» Чуковского, поднимался все выше по строкам и книгам. Взрослел. Набирался ума и обретал умение видеть и слышать мир. По книжным полкам добрался до Блока. Решил сам попробовать. Ухо, мозг,  казалось, были настроены на стихи. Но уже тогда Саша понял главное: в стихах нужно идти не от рифмы, а от мысли. Рифма очень важна, но она всего лишь средство, но не цель поэзии. Созвучия, чередование ударных слогов – все это очень интересно и важно. А главное – о чем и ради чего пишешь.
Гевелинг встретил Великую Отечественную почти пацаном. И был в армейском строю до победного 45-го, став ветераном. Он многое увидел, многое постиг. И самое первое его  стихотворение явилось читателю в августе 1945 года в «Пролетарской правде». Оно называлось «Бойцу». Кстати сказать, именно с этой даты поэту Александру Феодосиевичу Гевелингу и исчисляется по правилам Союза писателей его трудовой стаж.
 Вернувшись из армии, Саша Гевелинг стал, как и сотни его ровесников, «шаромыжником» .е. учеником  ШРМ – школы рабочей молодежи), поскольку окончить обычную «детскую» среднюю школу ему помешала война. ШРМ №17 он окончил с «серебром» и в 1949 году решил поступать в Литинститут им. Горького. Пошел к известному поэту Сергею Наровчатову, чтобы показать ему свою любовную лирику. Мало того что Наровчатов дал рекомендацию в этот замечательный институт, он сам повел туда абитуриента Гевелинга! Тот нес с собой пачку стихов и даже поэму. Пришли к Николаю Грибачеву ту пору он был  еще и секретарем парткома ССП). Он прочитал Сашины стихи. Короче говоря,  Гевелинг стал студентом Литинститута! Мало того, Грибачев передал его поэму «Наши вечера» в толстый журнал «Октябрь». В марте 1949-го она увидела свет!
Считается, что Гевелинг в Литинституте «учился на поэта»… Но можно ли вообще научиться поэзии, этому святому делу? Саша сказал мне: «Можно научить человека «как делать стихи». Чтобы он мог отличать ямб от хорея. Но невозможно научить «видеть поэзию». Гевелинг уверен: поэт должен уметь дать не описание чего-либо, а понятие, дать художественный образ.
Он постоянно учится видеть поэзию. Он  не ленив и любопытен. Он исходил всю нашу тверскую землю вдоль и поперек,  знает по именам и  в лицо десятки наших речек. Он ходил и влюблялся в эту землю. Он был всегда рядом с ней. И когда учился в Литинституте, и когда работал журналистом в нашей молодежке, в «Пролетарской правде», в «Калининской правде», на  областном радио.
Он постоянно учил  и нас, журналистов, которых  «не требовал к священной жертве Аполлон», видеть поэзию и работать со словом. Он был строгий учитель. И одного из нас (потом выбившегося в гении) гнобил за то, что тот в газете выстроил  ужасную фразу «о медосборе с пчелопасеки».
Он восхищен тем, как Борис Пастернак дает изумительный образ летней рощи: «…березы стояли по колено в росе и комарином плаче». И сам Гевелинг учил всегда и ныне учит людей видеть прекрасное и радоваться ему, и беречь его.
Это очень нелегкий труд. В ту пору в редакции газет приходили сотни и тысячи писем с вложением стихов самодеятельных поэтов.  К поэзии приходили люди «от сохи и от станка», стихи писали мужчины и женщины, старики и юные. Саша читал все это, писал ответы, растолковывал, что авторам удалось, что в  стихах плохо и почему. Куда подевалась теперь эта поэтическая почта? Где эти люди? Гевелинг отдал им много времени, немерено сил и нервов. И сам он учился у них. Учился на «отлично».
Выше я говорил о том, что ныне поэтов не увидишь на телевидении, их стихи не звучат по радио. Не знаю, как у нас в Твери, но на федеральных телевизионных каналах не тебе, поэт, заплатят за выступление, но с тебя возьмут плату за то, что своими виршами ты потеснил рекламу. 
 Жаль, что в газетной статье я не могу поставить «плечом  к плечу» цитату из Пастернака и хотя бы дюжину строк стихотворения Гевелинга «Мне стали интересны пустяки…» Жаль и горько, что не звучат его стихи по нашему тверскому радио, не читают их артисты на здешнем телевидении! Да разве только Гевелинговские стихи достойны этого?! Скажем ему спасибо за то, что он научил многих тверитян видеть в жизни поэзию и показывать ее другим.  Вышли из его «поэтической «школы» и новоторы братья Михаил и Василий Рысенковы, и Вера Грибникова, тверская вагоновожатая, и зубцовская журналистка Галина Киселева, и художник Сергей Герасимов, и другие  таланты, открывшиеся миру.
Да, все мы со школьной скамьи знаем, что цель искусства – остановить прекрасное  мгновение. Гевелинг умеет это делать. Но вот беда: жизнь наша состоит не только из прекрасностей. В ней, увы, немало дряни. И Саша, оставаясь поэтом, выполняет обязанность настоящего гражданина: он выставляет на людской суд эту дрянь и изничтожает ее точными и короткими «очередями» своих едких катренов. Эти качества «Заметок пессимиста» в сборнике «Листопад» заставляют процитировать хотя бы одну из них. Итак:
Социология
Живем в такие дни, друзья,
Предельно осторожно,
Когда все можно, что нельзя,
И все нельзя, что можно.
Можно бы цитировать и больше. Но хватит о грустном. Мне, читателю, радостно видеть, чувствовать, как много доброго делал и делает сейчас для людей наш поэт Александр Гевелинг. Он не жалеет трудов и здоровья, хотя годы дают знать о себе. Он объехал многие страны Европы, исколесил самые разные места в России, всю Восточную Сибирь, побывал на пограничных заставах Забайкалья, в знаменитом заповеднике «Столбы». Это были не поездки глазеющего туриста, а очередные труднейшие экзамены на высокое звание поэта. И он сдал их с честью! Перед поэзией. Перед собственной совестью.
Товарищи люди! Не пяльтесь вы в электронный ящик на идиотские ситкомы, на «звезд» (падучая их забери!) Ступайте в библиотеку и возьмите «Листопад» Александра Гевелинга. Откройте книжку и прочитайте в ней ну хотя бы «Верность (Забайкальскую легенду)». То, что он написал о пограничном псе Уране, я поставил бы на одну книжную полку с «Холстомером» Льва Толстого. Так писать о животных может только очень хороший, добрый и талантливый человек!..
«Листопад» вышел в свет четыре года назад. Что дальше? Рискую быть не понятым кем-то из читателей,  но предлагаю  заверстать куда-нибудь в конец моей сугубой прозы вот это стихотворение, заключающее «Листопад». Поэт дал ему заголовок: «Напутствие»
Спешите в дорогу, спешите,
Пока вы ещё налегке.
Пишите, ребята, пишите,
Я радуюсь вашей строке!

В удачи грядущие веря,
Ещё не пугаясь потерь,
Ломитесь в запретные двери,
Не лезьте в открытую дверь.

Как хочется, рядом шагая,
От вас, молодых, не отстать,
Да только, похоже, другая
Теперь у меня ипостась.

Бывало, хватало отваги
Нырнуть с головою в дела.
Но что я доверю бумаге? –
Отвага-то тихо ушла.

В душе угнездилась другая,
Сторожкая спутница – грусть:
Не критика и не врага я –
Себя, молодого, боюсь!

Теперь я живу осторожно,
Боюсь непростительных бед –
Пойти по знакомой дорожке
И вытоптать собственный след.

Боюсь на безгрешной странице
Посеять холодную дичь,
Под тяжкой строкою свалиться,
Себя самого не достичь.

Спешите в дорогу, спешите,
В дороге ищите добро.
Покуда горите – пишите,
Затлели – бросайте перо!

Прочли?
Что я скажу, прежде чем поставлю подпись?
Саша! С поэзией не разводятся. Нарожал в любви с ней столько чудесных детей и хочешь оставить это занятие?! Твори дальше.  Ты ярко светишь. Не бросай перо. Это твое оружие. А когда ты вооружен, ты очень опасен. Для всей литературной шантрапы, для пошлости и дряни. Русская культура нуждается в защите.
С приветом, старик!

Автор: Дмитрий ЗВАНЦЕВ
50

Возврат к списку

В Твери прошел промышленный форум
Сегодня, 24 сентября, свой профессиональный праздник отмечают машиностроители – представители ведущей отрасли Тверской области.
24.09.201709:51
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 1
Новости из районов
Предложить новость