22 Октября 2017
$57.51
67.89
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Культура 19.08.2014

Она шьет, как поет

Фотограф: АРХИВ ПОЛИНЫ АКУЛОВОЙ

Полина Акулова во всех нарядах хороша

Полина Акулова во всех нарядах хороша

Прогуляться по какому-нибудь городу или селу Верхневолжья – все равно что побывать в музее под открытым небом. Вот о чем-то шепчется с ветром филигранно вырезанный из железа флюгер, вот радуют глаз кружевные наличники на окнах, изготовленные чьим-то дедом или прадедом, а вот плетеный забор, недавно отметивший свой 100-летний юбилей. Но рядом с этими приметами прошлого можно услышать запах свежего дерева, стук молота по наковальне или стрекот прялки. Здесь и сегодня живут хранители традиций, которым известны все секреты старинных ремесел, – гончары и вышивальщицы, резчики и кузнецы, кружевницы и стеклодувы. Познакомиться с ними мы предлагаем в нашем новом проекте «Дело мастера».

С 2006 года при Детском центре Тверского государственного объединенного музея работает этнографическая студия «Матица». Для нас название непривычное и непонятное, но нашим дедушкам и бабушкам оно говорило о многом. Матица – это деревянная балка, на которой держится крыша избы. Не случайно слова «мать» и «матица» – однокоренные. В старину, между прочим, так называли еще и Млечный Путь – он проходит через весь небосклон, значит, небо, как крестьянскую крышу, на себе держит.

По словам научного сотрудника, заведующей фольклорно-этнографическим сектором Детского музейного центра ТГОМ Полины Акуловой, которая является руководителем «Матицы», это название родилось потому, что студия играет в их жизни очень важную роль.

А началось все с того, что мамы стали приводить сюда детей – учиться народной вышивке, плетению, ткачеству по образцам из фондовой коллекции музея. А заодно и сами занялись рукоделием.

Полина согласна с теми, кто считает, что под песню работается веселее. Вместе с ней запели и остальные. Так родился ансамбль. К его созданию подошли серьезно: изучили специальную литературу по фольклору, русские народные костюмы. Сама руководитель, конечно, многое знала, но другие участницы этностудии на каждом занятии делали для себя какие-то открытия. Оказывается, такое знакомое и родное слово «сарафан», по одной из версий, пришло к нам из Персии. Наряды бывают самые разные – есть и прямые, и расклешенные, и «глухие», и на застежке сверху донизу, и под самое горлышко, и на тонких лямочках.

Сарафаны даже в опалу попадали: Петр I разрешил носить их только простолюдинкам. Появишься в такой одежде в городе – могут и пошлину взять. Но Екатерина II, спасибо ей, вернула сарафану все права.

Посмотрев и сравнив костюмы тверской коллекции, певуньи из «Матицы» выбрали весьегонский вариант.

– Он очень самобытный, – говорит Полина. – В этих краях издревле живут карелы, которые ассимилировались с русскими, приняли их костюм, но внесли в него свои черты. Например, черные или темно-синие сарафаны как бы оттеняют и подчеркивают красоту рубашки особого кроя с «воротушкой» – вшивной областью вокруг выреза, причем другого цвета, с двойной прошвой на рукавах. А главное, у них свои орнаменты – цветы, растения, герои мифов. Да вы лучше сами посмотрите, – и мас­терица бережно снимает с вешалки свой наряд. По низу и по разрезу он обшит красивой тесьмой. Лен – материал тонкий, но сарафан хорошо держит форму.

– Потому что на подкладе,– объясняет хозяйка.

А вот и красавица-рубашка. «Воротушка» розово-оранжевого цвета придает ей праздничный вид. Прошвы наши предки делали из золотой тесьмы, под которую аккуратно пристрачивалась тоненькая зубчатая черная тесемка. А пространство между двумя лентами тесьмы занимал орнамент – кустики растений с голубыми цветами. То ли незабудки мастериц вдохновили, то ли лесные фиалки. Удивительно тонкая работа.

А потому нарядные костюмы всегда высоко ценились – их берегли, одевали по торжественным случаям, а шерстяные сарафаны бабушки даже завещали внучкам, да и льняные тоже долго носились.

Основное украшение наряда – головной убор. Он действительно оказался очень интересным, «многослойным». Сначала простая сатиновая шапочка, в которую убирали волосы. Поддерживали их специально вставленной дощечкой. Затем «позатылье», украшенное вышивкой, бисером, бахромой. И, наконец, «сорока» с «очельем» (от слова «чело»), обычно стилизованная под птицу. Здесь рукодельницы демонстрировали все, на что были способны.

У Полины «очелье» напоминает тонкий лист чистого золота с вытесненными на нем узорами. А на самом деле все проще: берется шнур, укладывается «улиткой» на плотной ткани и обшивается золотой нитью.

– Это мама мне помогала. Она у меня златошвея, – говорит руководитель студии. В Нижнем Новгороде, где Полина жила до замужества, ее мать, Наталия Грановская, руководила фольклорным ансамб­лем. И Поля с братом Василием, можно сказать, росли под перепевы балалаек и гармоней. Ездили в фольклорные экспедиции, записывали песни, фотографировали и зарисовывали костюмы. Сейчас Наталия Пантелеевна преподает в нашей Государственной академии славянской культуры.

– Весело жили: то в деревню едем, то на фестиваль. У меня самой, когда я еще в школе училась, был свой ансамбль, собранный из первоклассников, – «Светицвет». Так называют цветок папоротника. Сейчас те ребята уже выросли, создали семьи, стали мамами и папами. Но мы по-прежнему общаемся.

По словам Полины, самым трудным в создании костюмов для «Матицы» оказалось собрать все необходимые материалы. Они должны быть натуральными, никакой синтетики – только лен, хлопок, шерсть. Пуговицы – либо костяные, либо деревянные, либо обшитые материей. Часто в узоры на костюмах «вписываются» пайетки – блестящие плоские чешуйки. Это очень старое украшение, которое снова оказалось на пике моды. Когда-то их делали из серебра, а также из меди и сплавов.

Фольклорный ансамбль студии «Матица» выступал на Всероссийском конкурсе «Русский костюм на рубеже эпох» в Ярославле, Международном фестивале «Славянский дом» в Подольске и многих других музыкальных форумах. И всегда возвращался лауреатом или дипломантом. Но для самих участниц это не главное. Гораздо важнее то, что они сдружились, часто собираются, вместе отмечают праздники. И, конечно, в русских традициях. Елочные украшения не покупают, а делают сами. Такие и были в старину – разноцветные матерчатые мячики, забавные куклы. А еще готовят по народным рецептам пряники с глазурью из сахарной пудры с яичным белком и натуральными красителями – например, с соком клюквы. Кто же не захочет такую сласть с елки снять.

На Пасху, конечно же, пекут куличи и красят яйца. На Троицу выезжают на природу, обязательно семьями – почти у всех мам из «Матицы» по трое-четверо детей. И они тоже носят русские костюмы: девочки – сарафаны, мальчишки – косоворотки. Для детей фольклористов это неудивительно. Но такую одежду сегодня с удовольствием примеряют многие. Все чаще и чаще на фестивалях реконструкторов, народных гуляньях мы видим не только участников, но и зрителей, одетых по моде прошлых столетий. Все больше и больше молодых ребят увлеченно изучают традиции и обычаи России. Значит, не рвется нить времен – наоборот, становится крепче.

Ольга ИВАНОВА

Автор: Ольга ИВАНОВА
64

Возврат к списку

«Тверской переплет» отвечает на вопрос «Есть ли жизнь за МКАДом?»
А еще знакомит с новинками литературы и популярными литераторами, проводит мастер-классы и учит оптимизму.
22.10.201703:12
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Новости из районов
Предложить новость