21 Февраля 2017
$58.1
61.7
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Журналист месяца04.08.2014

Июнь 2014 года. Фисенко Дмитрий Владимирович

Из слова возжигавший пламя (вспоминая Генриха Линдера)

Родился 29 апреля 1981 года в городе Бологое Калининской области. После девяти классов средней школы поступил в профессиональное училище №7 города Бологое, которое окончил в 1999 году по специальности «Дежурный по железнодорожной станции». Два года заочно обучался на историческом факультете Тверского государственного университета. В журналистике – 13 лет: с ноября 2000 года по настоящее время (с некоторыми перерывами) Работает корреспондентом в газете «Новая жизнь» Бологовского района, сотрудничает с рядом независимых СМИ. В 2010 году становится стипендиатом ежемесячной стипендии губернатора Тверской области среди лучших молодых журналистов региона. С 2004 года – член Союза журналистов России. В настоящее время работает заведующим отделом писем и социальных проблем редакции газеты «Новая жизнь». Ведет активную общественно-политическую работу. Является вторым секретарем Комитета Бологовского местного отделения КПРФ, избирался депутатом Совета депутатов города Бологое. С марта 2011 по октябрь 2012 гг. работал помощником депутата Законодательного Собрания Тверской области Александра Никитина.

Из слова возжигавший пламя (вспоминая Генриха Линдера)

19 июня этого года исполнилось бы 80 лет легендарному редактору «Новой жизни» Генриху Максовичу Линдеру. «Новая жизнь» и Линдер – это почти синонимы. Они даже родились в один месяц, правда, с разницей в 15 лет. И на торжествах по случаю 95-летия «районки» мы рады были бы видеть Генриха Максовича за общим столом, заодно подняв бокалы и за его славный юбилей. Но, увы, у человеческой жизни, в отличие от газетной, регламент жестокий. Линдер покинул этот мир одиннадцать лет назад – холодным ноябрьским днём 2003 года, оставшись навечно 69-летним. А нам, его ученикам и собратьям по перу, остаётся с благодарностью вспомнить и помянуть человека, так много сделавшего для бологовской газеты и многих её авторов…

Это – Генрих Максович…

Год 1999… В маленький кабинет отдела по делам молодёжи районной администрации, где ютилась общественная редколлегия «Территории М.» (молодёжного приложения к газете «Новая жизнь») заглянул однажды седовласый мужчина, окинувший строгим взором нашу разношёрстную, весело болтающую компанию. «Ш-шш, это Генрих Максович – репортёр «Новой жизни» и руководитель ячейки КПРФ», - пронёсся в воздухе чей-то настороженный шёпот. Большинство из нас, 17-20-летних ребят, в силу возраста не были лично знакомы с Г. М. Линдером. А потому приготовились к худшему: сейчас «старикан» начнёт ругать, на чём свет, пёструю, непричёсанную «молодёжку». Надо признаться, что некоторые из нас мнили себя на тот момент «крутыми» независимыми журналистами. И, в порывах юношеского максимализма, допускали на страницах «Территории М.» немало вольностей и «ляпов», за что периодически получали «по башке». Но, «атаки» к общему удивлению, не последовало. Напротив, Линдер начал с того, что ему наша газета, в целом, нравится. Похвалил, что молодёжь не обходит острых углов. Однако стилистика материалов из-за неопытности юнкоров хромает. Между молодёжной редакцией и ветераном журналистики завязался интересный разговор, в завершении которого Генрих Максович предложил желающим немножко подучиться газетному ремеслу под его непосредственным руководством…

Так начиналось наше знакомство с Генрихом Линдером, который, волею судьбы, стал моим «крёстным отцом» как в журналистике, так и в политике. Тогда, в 99-м, из всего нашего молодёжного коллектива любезным предложением Генриха Максовича воспользовался лишь я один. Первое наше лит- и политзанятие состоялось в райкоме компартии: я принёс Линдеру на прочтение какую-то статью, и он целый час разбирал её с карандашом в руке, указывая на огрехи, а затем ещё час выяснял мои взгляды на российскую действительность. Удивительно, но, несмотря почти на полувековую разницу в возрасте, наши политические воззрения во многом совпали. И это привело меня в КПРФ…

А спустя полгода я решил связать свою жизнь с профессией газетчика. В «Новой жизни» (куда я устроился литсотрудником по протекции всё того же Линдера) девятнадцатилетнего выпускника ПТУ встретили с определённой долей скепсиса. И на то имелись веские причины: ведь ни соответствующего образования, ни опыта у меня не было. Словом, мальчишка! Вполне понятно, что первые шаги на газетном поприще давались отнюдь нелегко: многие мои статьи редактор Лариса Юрьевна Чабина переписывала практически заново. Не раз приходилось краснеть за кучу орфографических ошибок. И, случалось, одолевали сомнения: верной ли дорогой пошёл? Но Г.М. Линдер верил в меня, и эта вера придавала сил не сворачивать с избранного пути. «Иди к своей цели уверенно и спокойно», - ободряюще похлопывал по плечу мой мудрый наставник. Постепенно поверили, что из застенчивого «советского мальчика» Димы Фисенко в будущем вырастет журналист и остальные «мэтры» «НЖ» – мои дорогие коллеги по творческому цеху…

Сегодня, когда за плечами почти 15 лет газетного труда, есть кое-какие награды областного уровня, когда греют сердце корочки члена «Союза журналистов России» в нагрудном кармане, могу сказать в адрес Линдера лишь одно: «Спасибо, Учитель!».

В эпоху Линдера

Учитель… Кстати, образование у Линдера было педагогическое. А вот по призванию он стал Журналистом. Разумеется, тоже с большой буквы.

Перед тем, как взяться за эти строки, я перелопатил кучу подшивок «Новой жизни», с начала 70-х до начала 2000-х: в эти годы Г.М. Линдер творил в газете, создавал её неповторимый образ. Вчитываясь в материалы Генриха Максовича (некоторые из них не потеряли своей актуальности до сих пор!), я всё более поражался мастерству и смелости незаурядного автора. Многие публикации Линдера пронизаны любовью и уважением к людям труда, к тем, кто сеет разумное, доброе, вечное… Однако по отношению к несправедливости и к тем, кто её творит, газетчик Линдер был беспощаден. Бездушные чиновники, сомнительные «бизнесмены», бездарные руководители подвергались в газете острой критике, невзирая на фамилии, должности и ранги. Под стать своему «шефу» работали и другие журналисты «НЖ». Будучи редактором, Линдер не боялся острых, злободневных тем, которые в нынешнюю эпоху политкорректности наверняка сочли бы «запретными». Газета носила полемический характер: на страницах «районки» схлёстывались в бескомпромиссной борьбе различные мнения и взгляды: на политику, экономику, религию, культуру. Своего наивысшего пика свобода слова в бологовской прессе достигла в перестроечные времена конца 80-х – начала 90-х, когда были приоткрыты шлюзы гласности. Из-под пера местных журналистов один за другим выходили резонансные материалы, почти на каждый из которых возмущённые читатели присылали свои опровержения. И они тоже печатались. Порой дебаты между оппонентами шли в нескольких номерах газеты подряд! Но именно своей полемичностью и была сильна и привлекательна «Новая жизнь». И в спорах, быть может, рождалась истина. А ещё газета считалась народной защитницей: районные журналисты не раз вступались за обиженных, среди которых мог оказаться обычный труженик, скромный преподаватель, убелённый сединами ветеран…

Нередко злопыхатели называли «Новую жизнь» «кляузником», «сплетником», «провинциальным листком». Но всё же большинство бологовцев – читателей и почитателей родной газеты были очень благодарны изданию и персонально его редактору за честную и мужественную позицию, за готовность отстаивать права простого человека.

Г. М. Линдер стал самым «долгоиграющим» руководителем газеты за всю её историю – редакторский стаж «патриарха» бологовской журналистики приближался к 25 годам, когда в 1994-м он передал свой «штурвал» Валентине Аркадьевне Федосеевой. Эту без малого четверть века по праву можно назвать «эпохой Линдера». «Хоть мы и читали газету с лупой, но зато от корки до корки», - вспоминают о том времени наши давние подписчики. В «эпоху Линдера» бологовская «районка», блёклая и «слепая» внешне (качество печати в то время оставляло желать лучшего), «горела» изнутри яркими, интересными материалами. Генрих Максович блестяще владел газетным словом. Из этого слова он возжигал на страницах «Новой жизни» пламя, которое могло согреть ласковым теплом добрых и честных людей, но, в то же время, больно обжечь тех, кто допускал несправедливость и беззаконие. Это пламя Генрих Линдер, подобно горьковскому Данко, пропускал через своё сердце. Которое однажды не выдержало…

С сердцем русского интеллигента

Да, Генрих Максович работал сердцем, именно сердцем! Перечитывая принадлежащие его перу умные, глубокие, пронзительные материалы, на память приходят строчки из стихотворения петербуржской поэтессы Ирэны Сергеевой:

Русское сердце не может без жалости.

Знаю, не камень оно и не лёд,

И на побоище, и на пожарище

Даже чужому на помощь придёт.

Однажды у нас с Линдером зашёл разговор на национальную тему. Я осторожно спросил у Генриха Максовича: не приходилось ли ему сталкиваться с проблемами из-за нерусской фамилии, имени, отчества? Улыбнувшись, он ответил: «Знаешь, Дим, всякое бывало. В детстве сверстники дразнили «фрицем». Когда учился в институте, услышал за спиной оскорбительное - «жид». В молодости не раз задавался вопросом: кто же я по национальности? Немец? Еврей? Знаю наверняка лишь одно - отец мой был родом из Австрии, а мать русская – из-под Удомли. Мне доводилось общаться и с немецким землячеством, и с еврейскими кругами, но нигде не чувствовал себя своим. Кроме, как среди русских…».

И однажды Генрих Линдер понял: какая, в сущности, разница, сколько процентов той или иной крови течёт в его жилах, если по духу он - русский! Таким мы его и запомнили – умным и образованным интеллигентом, носителем великой русской культуры в своих генах. Звание Заслуженного работника культуры РСФСР было им поистине заслужено.

Беседы с Генрихом Максовичем доставляли удовольствие. Он не только сам интересно рассказывал, но, что ещё важнее, умел внимательно слушать собеседника.

«Как приятно общаться с такими вот старомодными людьми», - с восхищением писала о Линдере его давняя знакомая, внештатный корреспондент «НЖ» Зоя ПантелеймоновнаБойкова. – «Я не могу припомнить этого человека сердитым, а тем более, в гневе. Он всегда добродушен, внимателен, вежлив… В его натуре главное – спешить на помощь. Я знаю много тому примеров. И на этих примерах убедилась, что истинное милосердие всегда молчаливо…».

В сердце русского интеллигента Линдера жила непоколебимая вера в торжество добра и справедливости. Для него она всегда была источником вдохновения, неисчерпаемым источником сил. И эти силы Генрих Максович в последние годы жизни направлял на активную политическую деятельность в рядах возрождающейся из пепла ельцинских погромов Коммунистической партии.

Верность Ленину

«Коммунисты выражают интересы огромного большинства населения и поэтому они непременно вернутся к власти», - с присущей ему уверенностью заявил в интервью корреспонденту «Новой жизни» Ольги Мефтяхдиновой 1-й секретарь Бологовского райкома КПРФ Г. М. Линдер. Эта беседа состоялась в далёком уже 1997 году. Как многие помнят, в «лихие 90-е» оплёвывалось и чернилось всё, что было связано с советским периодом истории: ушаты помоев на советские идеалы лились со страниц газет, экранов телевидения. Партийные бонзы, клявшиеся в безграничной любви к Ильичу, быстренько перекрасились в демократов и либералов. В общем порыве побросало партбилеты и подавляющее большинство рядовых коммунистов. А бывшие «штатные» идеологи КПСС с садистским наслаждением бросились втаптывать в грязь своего кумира, которого ещё вчера славили и боготворили. Линдер никогда не обожествлял Ленина, считая его пусть гениальным, но всё же человеком, со всеми присущими людской природе достоинствами и недостатками. Однако в обстановке тотального порицания всего, что было связано с ленинским именем, Генрих Максович остался верен принципам и заветам вождя Октябрьской Революции.

В 1992 году началось возрождение компартии под новым названием – Коммунистическая партия Российской Федерации. С первых же дней к этому процессу присоединился Генрих Максович, возглавивший спустя некоторое время местное отделение КПРФ. Начались хлопоты, обусловленные спецификой руководства ячейкой оппозиционной партии: организация протестных митингов, выборных кампаний, кропотливая работа по воссозданию первичных парторганизаций в городе и на селе. Коротко всё это называется – политическая борьба. И этой борьбе Генрих Максович отдавался полностью, заряжая своим энтузиазмом окружающих. По-другому он просто не умел.

А ведь, казалось, у Линдера на советскую власть должна быть обида и немалая, ведь его отца - инженера Макса Линдера, репрессировали в сталинские годы и долгих 10 лет он «гнил» по сфабрикованному обвинению в мордовских лагерях. Генрих Максович рассказал мне всю эту историю, перед тем, как я сам готовился написать заявление в КПРФ. «После отсидки отец вернулся домой. Он выглядел дряхлым, измученным стариком. Увидев его таким, я разрыдался. И тогда отец прижал меня к себе и сказал: «Герка, ты слышишь, чтобы не случилось с тобой, с твоей семьёй, никогда не теряй веры в социализм!». Отцовский наказ Гера Линдер запомнил навсегда.

Сын репрессированного страстно верил в социалистическое будущее (помните, как у Чернышевского:«Будущее светло и прекрасно!»). На первый взгляд это может показаться парадоксальным, но…

«Идея коммунизма нигде не воплощалась блестяще», - говорил в интервью 1997 года Г. М. Линдер. – «Но если бы всё шло как по маслу, это было бы из мира фантастики. Строительство социалистического общества по задуманному плану требовало очень тонкого диалектического «чутья». Ленин им владел. Он постоянно соотносил теорию с практикой и постоянно реагировал на малейшие отклонения. А вот господа, подобные Яковлеву, Горбачёву, Ельцину, куролесили и в теории, и в практике…».

Несогласие с политикой молодого генсека Горбачёва, предчувствие ошибочности провозглашённого им «нового курса» у Линдера возникло ещё тогда, когда и Советский Союз, и сама «руководящая и направляющая» казались несокрушимыми монолитами. После прихода к власти в 1985 году М.С. Горбачёва в партии обсуждался проект новой редакции Третьей программы Коммунистической партии Советского Союза. Среди функционеров КПСС царил традиционный всеобщий «ободрям-с». А вот Линдер, в свойственной ему манере, занял по этому вопросу особую позицию и решился на очень смелый по тем временам шаг. Он был во многом не согласен с проектом и написал в Центральный комитет обстоятельное письмо на 30 страницах. Это была жёсткая, но конструктивная критика программного документа с попыткой докопаться до корней теоретической путаницы: что значит «полный и окончательный социализм», «развитой социализм», «социализм с человеческим лицом»? По мнению Г. М. Линдера, нагромождение всех этих «социализмов» окончательно дезориентирует рядовых коммунистов.

Итак, Генрих Максович отправил свои размышления в ЦК, а копия письма была передана в Бологовский городской комитет КПСС. Местную власть не на шутку встревожил демарш главного редактора: один из членов бюро горкома, в приватном разговоре дал Линдеру «дружеский» совет… на время лечь в психиатрическую больницу, дабы избежать более тяжёлых последствий.

Потянулись месяцы томительного ожидания реакции Москвы. Всё это время Линдер был спокоен, по крайней мере, внешне. За него волновались товарищи.

Так прошло примерно полгода. Кары, к счастью, не последовало. Но и ответа по существу на своё письмо Генрих Максович тоже не получил, не считая предложения попробовать себя в роли политического публициста на страницах центральных СМИ. А потом минуло ещё пять-шесть лет. К власти пришёл Ельцин. Великой и могучей державы под названием СССР в одночасье не стало. Рухнула промышленная и сельскохозяйственная мощь страны. Как показала история, рядовой коммунист Линдер оказался прав – горбачёвская перестройка завела страну совсем «не туда». Эх, Генрих Максович, партийной верхушке да вашу бы прозорливость…

Последняя осень

Прозорливый, обладающий уникальной способностью точно «угадать» человека, Генрих МаксовичЛиндер дал «путёвку» в профессию не только мне одному. Талантливый журналист и редактор Лариса Юрьевна Чабина, так рано ушедшая от нас, любила повторять: «Все мы – дети Линдера». Те, кому посчастливилось работать с Генрихом Максовичем, всегда будут помнить слегка лукавый прищур его мудрых глаз, негромкий голос, добрую улыбку. А ещё удивительный характер, в котором непостижимым образом сочеталась мягкость и жёсткость, минутная несдержанность по пустякам и непоколебимое спокойствие, когда казалось, что обстановка накалена до предела. Хотя принято считать, что большое видится на расстоянии, масштабность личности Генриха Максовича мы лицезрели вблизи, бесконечно проникаясь уважением к его природному уму, образованности, искренней, непоказной интеллигентности. А читатели «районки» не переставали восхищаться его остро заточенному перу, умению точно излагать свои мысли. Несмотря на недавний инфаркт, Линдер оставался полон творческих планов. Самым грандиозным из них должен был стать цикл воспоминаний о журналистах районной газеты, которых уже нет на этом свете. Окрылённый этой задумкой, он вряд ли мог предугадать, что осень 2003 года станет последней для него самого.

Смерть Генриха Максовича обрушилась страшным ударом. На газету. На партию. Лично на меня. В голове суматошно вертелось: как же без него «районка», КПРФ, как без него все мы – коллеги, соратники, читатели?.. Линдер жил «бегом», в постоянных делах и заботах. А умер тихо – во сне. Что снилось ему в последний раз? Дружеское застолье в редакции? Бурное партийное собрание? Безмолвная красота Мшенских родников, которые он беззаветно любил? Или истерзанная матушка-Россия, о судьбе которой так болело надломленное сердце верного её сына?..

Говорят, что смерть во сне Всевышний дарует праведникам. Убеждённый атеист Линдер в Бога не верил. Но истово верил в Красоту и Правду, Добро и Справедливость. Видимо, Генрих Максович и ушёл в мир иной так тихо и спокойно, потому, что точно знал: они обязательно восторжествуют на нашей грешной земле!

Дмитрий ФИСЕНКО

Автор: Дмитрий ФИСЕНКО
105

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В школах Твери ликвидируют вторую смену
В областной столице появится новая школа. Строительство начнется в этом году в рамках целевой программы «Содействие созданию в субъектах РФ новых мест в общеобразовательных организациях». Деньги уже выделены. Федеральный бюджет предоставляет субсидию, почти 276 миллионов рублей. Регион обеспечит софинансирование – более 349 млн.
20.02.201720:48
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию