26 Апреля 2017
$55.85
60.79
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Культура30.06.2009

Друзья, враги, союзники

Этот день 1709 года стал прологом к одной из славных страниц в истории русского оружия: войска Петра I форсировали реку Ворсклу и стали лагерем у деревни Семеновка – русская армия готовилась дать бой шведскому королю Карлу. Народное предание даже название реки соотносит с теми событиями. Согласно легенде, во время переправы из подзорной трубы, с которой император никогда не расставался, выпала и утонула дорогая по тем временам линза. Петр обругал коварную речку, с тех пор она и стала называться Ворскла – своровавшая стекло.

Этот день 1709 года стал прологом к одной из славных страниц в истории русского оружия: войска Петра I форсировали реку Ворсклу и стали лагерем у деревни Семеновка – русская армия готовилась дать бой шведскому королю Карлу.
Народное предание даже название реки соотносит точки зрения филологов, вполне, впрочем, безосновательно) с теми событиями. Согласно легенде, во время переправы из подзорной трубы, с которой император никогда не расставался, выпала и утонула дорогая по тем временам линза. Петр обругал коварную речку, с тех пор она и стала называться Ворскла – своровавшая стекло.
Полтавская битва стала, по большому счету, финалом русско-шведского конфликта. На момент же его начала положение было более чем неопределенное, и прогнозы по части действий молодой русской армии против хорошо подготовленных и экипированных по последнему слову военной техники шведов были самые неутешительные. С подготовкой к этой войне связан первый визит Петра I в Тверь. Было решительно неизвестно, как повернется военная удача. Войска Карла XII вполне могли пойти напролом через Центральную Россию, и на сей предмет, с одной стороны, надо было заново укрепить изрядно обветшавший к тому времени кремль, а с другой, – наладить для русских войск переправу. С кремлем тогда как-то не сложилось, немалая часть выделенных из казны денег была разворована, по поводу чего император зело гневался, а так и не отремонтированный кремль простоял до 1763 года, когда благополучно сгорел во время знаменитого пожара. Война со шведами повернулась так, что необходимость в этих укреплениях отпала сама собой. А вот с мостом получилось намного лучше: во время своего визита Петр «…построить изволил в Твери через Волгу мост в своем присутствии через три часа, на лодках, что называются романовки, ибо барок тогда еще не было, а вместо якорей были положены взятыя каменья». Народная молва, впрочем, связывает постройку моста не столько с военными действиями, сколько с народными же нуждами, и называет инициаторами этого важного в социальном смысле дела баб, торговавших на берегу рассадой. Они пожаловались царю, что рассада-то дешева, да дорог перевоз. Царь внял гласу народа, выделил денег, да еще как следует пропесочил нерадивого городского голову и «приказал выписать какого-то строителя, чтобы непременно мост через Волгу хороший поставить». Этот рассказ записал уже в XIX веке тверской историк и краевед Владимир Колосов.
На 2009 год приходятся сразу два крупных военно-исторических юбилея. Столетием раньше через Тверскую губернию из Новгорода шли объединенные войска победителя «воров и ляхов» князя Скопина-Шуйского и шведских не то союзников, не то наемников. Вот ведь удивительное дело – прошло каких-то сто лет, и военно-политическая ситуация изменилась с точностью до наоборот – на это обратил особое внимание, выступая на одном из юбилейных «круглых столов», историк Петр Малыгин. Конечно, в начале XVII века шведский король вступил в союзнические отношения с московским царем Василием Шуйским не из любви к искусству и осознания исторической справедливости, какая бы она ни была, а вовсе даже из сугубо практических соображений: в качестве вознаграждения шведам были обещаны изрядные территории на столь интересных им в стратегическом отношении северах. Именно об этом договаривались в Новгороде русский князь Скопин-Шуйский и шведский генерал с запутанными русско-французскими корнями Якоб Делагарди. Договорившись же, они действовали на удивление слаженно. Воевода Корнила Чоглоков и генерал Эверт Горн славно побили под Торопцем пана Кернозицкого, а впоследствии, встретившись в Торжке с основными силами Скопина и Делагарди, а также со смолянами князя Борятинского, объединенное русско-шведское войско гнало «ляхов и изменников» через Тверь и Калязин аж до Александровской слободы.
Итогом этой кампании стало самое настоящее боевое братство русского и шведа, мало зависящее от политической расстановки сил. Во всяком случае, современники тех событий свидетельствуют, что Якоб Делагарди был едва ли не единственным, кто искренне скорбел по поводу смерти молодого русского князя.  С самого начала никто не сомневался, что победитель ляхов был отравлен по сугубо политическим соображениям. Очень уж неудобным для всех персонажем был родовитый, талантливый, популярный и потому весьма перспективный как претендент на престол князь Скопин-Шуйский. Но это уже совсем другая история.

Автор: Наталья ЗИМИНА
34

Возврат к списку

Цвета нашей Победы
Мальчишек друг от друга отличить не так просто. Близнецы-погодки Ваня и Кирилл Петровы одеты в одинаковые куртки. У каждого в руке зажата двухцветная георгиевская ленточка – символ мужества и стойкости советских солдат. «Сейчас, минуту постойте, я вам их прикреплю», – говорит внукам бабушка Мария Петровна, дочь пропавшего без вести красноармейца.
24.04.201722:48
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию