24 Февраля 2017
$57.48
60.45
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Общество 14.07.2014

Знает лишь ветер лесной

Фотограф: СЕМЕЙНЫЙ АРХИВ

О партизанской жизни и борьбе вспоминает разведчица 1-й и 4-й бригад Надежда Бойдина

О партизанской жизни и борьбе вспоминает разведчица 1-й и 4-й бригад Надежда Бойдина

73 года прошло с начала Великой Отечественной войны. Целая жизнь. Кажется, уже что-то должно поблекнуть в памяти, потерять остроту. Но для ветеранов четыре военных года остаются незабываемыми. Вот и моя собеседница помнит все так, как будто это было вчера…

– Надежда Константиновна, а как вы попали в партизанский отряд?

– Так сама жизнь привела. Мы жили под Ленинградом – в Пушкине. В сентябре его заняли немцы. Отец был водителем у командира час­ти и как-то сумел пробраться домой – очевидно, хотел обговорить с мамой, что нам делать дальше. Но почти сразу после его прихода в квартиру с криком: «Вот он!» – ворвалась соседка и с ней несколько немцев. Отца схватили и увели. Оказалось, во дворе дома был убит немецкий часовой, и соседка обвинила в этом отца. Через несколько часов жителей нашего и соседних домов выгнали на улицу и отца расстреляли на наших глазах. Он вряд ли убивал часового – понимал, что это сразу вызовет шум. Но, попав в комендатуру и осознав, что живым его, красноармейца, все равно не выпустят, на вопрос о часовом ответил: «Да, это сделал я». Его спросили, не коммунист ли он. И мой беспартийный отец ответил: «Да, коммунист». Об этом нам потом рассказывал переводчик. Бедный мой отец, он видел, что его семью тоже вывели смотреть на казнь!

– Как она могла так поступить, ваша соседка…

– Я у нее спросила. А она ответила: «Хочешь с ними на столбе висеть? (Недалеко от нашего дома на бульваре немцы повесили трех ребят в форме ФЗО.) Я-то помню, что ты комсомолка…»

Мать решила уходить из города. И в октябре, по первому снежку, мы сложили на санки самые необходимые вещи, посадили сверху младшую сестренку и двинулись из города на родину отца, в деревню Нюсо под Великими Луками. Это целая повесть – как добрались до Пскова, где гитлеровцы загнали всех беженцев в тюрьму, а потом стали распределять по окрестным деревням; как увидели душегубки – тогда еще не знали, что это такое, думали, женщин с маленькими детьми сажают в машины из жалости к ребятне, но оказалось, гитлеровцы просто избавлялись от «бесполезных»; как старик – староста деревни, куда нас привезли, узнав нашу историю, взял маму со всеми четырьмя ребятишками к себе в сани, отправляясь на рынок в Великие Луки, да еще и кормил всю дорогу; как добравшись, наконец, до Нюсо, мы вместо деревни увидели пепелище. Остановиться пришлось по соседству – в Усове, и жена фронтовика Александра Асташова в свою семью из пяти человек приняла и нас пятерых. Когда вы­яснилось, что она связана с партизанами, я уже не сомневалась, что мне делать. Со мной ушел и брат Коля. Меня взяли в разведку, его – в пулеметную роту.

– А свои первые шаги на партизанском поприще помните?

– Да разве такое забудешь. Как-то понадобилось разведать положение дел на станции Опухлики. Послали меня и еще одну разведчицу, а в проводники дали местную жительницу. Перед переездом лошадь встала как вкопанная. Ее хозяйка говорит: «Сломай прут, Надя, а то не тронется». Я подошла к кустам – а там, батюшки, дзот замаскированный! Я бегом назад – думаю, сейчас убьют. Но, наверное, в этот момент в дзоте никого не было. Лошадь наконец двинулась. Мы смотрим – а на самом переезде пулемет стоит, брезентом прикрытый, но все равно видно. Тут часовой подошел выяснять, что везем и куда. Говорим, кур на табак менять. «Это вам в штаб надо». И показал дорогу. В сам штаб меня, правда, не пустили, отправили в госпиталь, но его местонахождение я запомнила. А в госпитале – он в школе размещался – толстый немец забрал кур и долго не возвращался – я за это время успела койки пересчитать. Потом наконец вынес мне пачку табаку. Я жестами показываю – мало! Куриц две, а пачка одна! Он тоже показывает: иди, иди! Иначе пуф-пуф!

– Обошлось?

– Слава Богу. Иду, но вроде бы не туда – местность незнакомая. Вдруг вижу – пушка, даже незамаскированная. Возле нее часовой. Стал спрашивать, что я здесь делаю. Объяснила, что кур меняла и меня обидели – только одну пачку табака дали. Вот от расстройства и заблудилась. Солдат пояснил – дорога ведет в Великие Луки, к переезду – в обратную сторону. Опять полезные сведения. А на переезде моя подруга и хозяйка лошади с нашими пленными разговорились – их на кухне работать заставляли. Вот один и говорит: «А шапок в вашей деревне не шьют? А то здешним ребятам штук 90 требуется…» Ну вот и численность гарнизона узнали! Только выступать против него отряд не стал – силенок еще не хватало. Зато приказали разведать, как охраняется мост неподалеку. И снова я – «меняльщица», только на этот раз несу яйца, а прошу керосина – света в деревне нет. Все, что надо, узнала, и ночью наши ребята мост взорвали. Немцы в одних подштанниках из вагончика выскакивали! Но самое смешное, что бросились они в те самые Опухлики с криком, что наступает Красная Армия, посеяли там панику, и гарнизон без боя стал сворачиваться…

– Какое партизанское качество вы считаете главным?

– Умение не растеряться в любой обстановке. Однажды возвращались мы с Верой Гореловой (это, кстати, моя троюродная сестра) с задания. А на дороге – большой отряд немцев. Они нас увидели, остановились, и офицер какое-то приказание отдает. Думаем: загремим сейчас в комендатуру, хорошо, если не в гестапо. В тот период фашисты особенно боялись партизан, всех подряд подозревали, лютовали. И тут Вера шепчет мне: «Надя, запевай!» Я заголосила что есть мочи: «Валенки, валенки, ой, да не подшиты, стареньки!» А Вера – кнутом по лошади. Пока немцы соображали, что к чему, мы стрелой мимо пронеслись. Способность не терять головы много раз нас выручала.

– Я знаю, что у вас несколько контузий и ранение…

– Да, в первый раз меня в бригадной медсанчасти подлечили, и я вернулась в разведку. А вот во второй оказался задет позвоночник. Отправили меня на Большую землю, где врачам пришлось со мной повозиться.

– Жалели, что после второй контузии не довелось больше воевать?

– Очень. Меня направили работать в школу, поскольку Великие Луки уже освободили.

– А какие-то минуты отдыха, простой житейской радости у партизан были?

– Еще бы! Как передышка – веселимся, поем, танцуем. Ваня Евдокимов брал в руки баян, Федор Ворожейко и Иван Таборев – гитары. У Федора на руке не хватало нескольких фаланг пальцев, а играл виртуозно. А Миша Абдулин уморительно исполнял «танец маленьких лебедей». Такая разрядка была нам нужна как воздух. Ведь война была для нас работой – напряженной, требующей невероятных физических и душевных сил.

– Вы вышли замуж за командира бригады Федора Бойдина. А как познакомились?

– Отряд, в который я пришла, вскоре соединили еще с тремя отрядами. Отправились мы в назначенное место, а холодно было, мороз сильный. Как вошли в избу, я сразу у печки пристроилась, вся дрожу, не могу согреться. Вдруг дверь открывается, входят несколько незнакомых партизан. Впереди – молодой парень в полушубке до пят, грудь нараспашку, крутая сажень в плечах. Тоже сел возле печки (а я про себя думаю: он-то чего, ему вроде и так жарко) и глаз с меня не спускает. Я уже хотела что-нибудь колкое сказать, да подруга шепчет: это наш начальник штаба объединенного отряда… Командиром бригады он уже потом стал. Позже пришел к нам в разведроту, сел на крыльцо, а я рядом – в карауле стою. Смотрел-смотрел на меня и говорит: «Знаешь, а я тебя очень сильно полюбил». Ну, меня всегда за язык тянут: «А я вас нет!» А он в ответ улыбается: «Ничего, полюбишь».

– Однако…

– Нет, вел себя мой суженый очень скромно – в партизанах мы даже не целовались ни разу. Но не полюбить его действительно было трудно – смелый, справедливый, в трудных ситуациях всегда впереди. Ведь наша бригада в таких операциях участвовала, о которых на всю страну писали, – Павловский бой, Савкинский мост… А приходил Федор с тех пор часто – как только минутка находилась. А когда меня после контузии в тыл отправляли, причем неизвестно, в какой госпиталь, на прощание сказал: «Ты не думай, я тебя все равно найду».

– И нашел?

– Конечно. Когда партизанские части с армейскими соединились, он продолжил воевать уже на фронте. Потом в отпуск приехал, нашел меня и сделал мне предложение. Я согласилась и никогда не жалела.

– Ему же еще совсем молодым доверили возглавить Андреапольский райком партии?

– Верно, тридцати еще не было. Сказали: раз с партизанской бригадой справился, то и здесь не растеряешься. А потом он еще в Западной Двине работал. Хорошо жили, дружно. Дочерей и внучек вырастили, жаль только, до срока ушел из жизни мой Федя…

– Надежда Константиновна, партизаны очень дорожат памятью погибших товарищей. Вся область – в обелисках. И я знаю, что вы с Виктором Терещатовым тоже вложили свой вклад в это дело.

– Да, писали письмо в дирекцию вагонзавода, что просим увековечить память 34 партизан, погибших за деревню Долосцы, – красивые, молодые ребята полегли… К просьбе отнеслись с пониманием, ну а мы периодически интересовались, как продвигается работа. Витя уже сильно болен был, знал это, но говорил: мне умирать нельзя, пока долг перед товарищами не выполню. Стоит памятник. А Вити нет…

– Вы всю жизнь проработали в школе. Наверное, рассказывали ребятам о своей партизанской юности?

– Это наш святой долг – всех, кто там был. Если не мы, фронтовики, расскажем молодежи правду о войне, то кто? Тем более желающих «по-новому» взглянуть на события военных лет немало. Нет, оклеветать наше прошлое никому не позволим.

– А ваша партизанская жизнь вам снится? Песни партизанские?

– Частенько. Бывает, закрою глаза, и сразу лес, товарищи по отряду... И в голове звучит: «Сколько побили мы нечисти вражьей, знает лишь ветер лесной… Если же снова Отчизна прикажет – встанем, тряхнем стариной!»

Аксана РОМАНЮК

Автор: Аксана РОМАНЮК
20

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В Твери у стелы «Город воинской славы» прошел митинг в честь Дня защитника Отечества
В мероприятии приняли участие Губернатор Тверской области Игорь Руденя, председатель Законодательного Собрания региона Сергей Голубев, главный федеральный инспектор по Тверской области Юрий Стрелецкий, митрополит Тверской и Кашинский Виктор, ветераны, представители общественных, молодежных организаций, военнослужащие. 
23.02.201713:21
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию