23 Февраля 2017
$57.48
60.45
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Летопись07.07.2014

Мой брат навеки молодой

Фотограф: СЕМЕЙНЫЙ АРХИВ

Его часы остановились 10 октября 1944 года

Его часы остановились 10 октября 1944 года

Сегодня, спустя почти семь десятилетий после гибели моего брата Михаила Балашова, боясь повредить драгоценную реликвию, благоговейно вчитываюсь в строки написанных им фронтовых писем. После проводов в июле 41-го мне так и не довелось больше его увидеть.

ГОРДИЛСЯ ВНУКОМ ЦАРСКИЙ КАВАЛЕРИСТ

Семья наша в четвертом поколении жила в деревне Плющево Селижаровского района. Миша, старший из братьев, был смелым и отчаянным, с каким-то особо обостренным чувством справедливости. Помню его триумфальное появление на тракторе в деревне. Плющевская земля до этого не знала других видов пахоты, кроме как лошадиный плуг. Наш дед, Григорий Тарасович, в прошлом кавалерист царской армии, участник 1-й мировой и Гражданской войн, увидев Мишу, восседавшего за рулем «железного коня», стыдливо смахивал слезы счастья и гордости за внука. Дед очень баловал нас. Михаилу довольно рано купил ружье, с которым он охотился на зайцев. Во дворе дома был установлен турник – два столба и перекладина, где внуки качали мускулы. В довоенные времена было особенно престижно быть физически сильным и ловким. На Мишиной курточке всегда было множество значков, в том числе таких, как ГТО, ДОСААФ.

Еще совсем маленьким брат без спроса брал у деда Георгиевский крест и, прицепив на рубашку, ходил с ним по деревне. Потом, когда стал постарше, – особо оберегаемые дедом наградные серебряные часы с профилем Николая II на крышке. Часы были на кожаном ремешке, который цеплялся за петлю. Когда дед перепрятывал их, Михаилу, любившему пофорсить перед своими товарищами, приходилось идти на вечеринку без часов, прикрепив только один ремешок. Конец ремешка предательски выскакивал из кармана, и друзья смеялись: «Миша, ты хоть бы луковицу, что ли, привязал», а тот удивленно, с серьезным видом отвечал, отставив мизинец: «Ой, да я часы на рояле забыл». Таковы были незатейливые шутки наших времен.

Михаил был компанейским парнем, лихо, с переборами играл на балалайке, немного на гитаре. Его лучший друг, деревенский баянист Николай Кривленков, учил его играть и на этом инструменте. На деревенских вечеринках парни и девушки всегда оживлялись, когда появлялся брат: «Миша, Миша Балаш идет!» Значит, будет нескучно. Его любило и старшее поколение деревенских жителей. Он мог вспахать огороды на тракторе, да и просто покатать деревенскую детвору. Все перечеркнула война.

ТРУДНО УХОДИТЬ

В первые ее дни родители вернулись в Плющево. Отец и Миша работали на строительстве оборонительных укреплений. Там же через некоторое время брату вручили повестку. Дали два дня на сборы. Мы с мамой сшили вещмешок, подготовили провиант на пять дней: напекли пирогов, навялили мяса. Брат надел свой первый костюм, голубую рубашку, полуботинки, которые называл «штиблетами». Попытался выпросить у деда часы, но тот не дал, видимо, припомнив старую обиду. На улице стояла запряженная колхозная кобыла Чайка, готовая взять курс на Селижарово. Толпа деревенских жителей пришла проводить Мишу. В тот памятный день, 17 июля 1941 года, на фронт из нашей деревни уходил только один он. Грянул баян в руках Николая Кривленкова, Миша пропел: «Из родительского дома очень трудно выходить, моя мамочка заплачет, сестры выйдут проводить». Потом все хором пели «Катюшу». Я проводила брата до деревни Гниловка. Через несколько дней на фронт ушли сразу несколько мужчин старшего возраста, среди них мой отец, участник Гражданской и финской войн.

В Калинине, а потом в Москве Михаил прошел школу боевой подготовки. В октябре 1941 года был зачислен в 4-ю Московскую коммунистическую стрелковую дивизию. 7 ноября 1941 года подразделения дивизии принимали участие в параде, посвященном 24-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции. Вместе со своими боевыми товарищами брат прошел по брусчатке Красной площади, направляясь сразу на передовую.

В ноябре-декабре при обороне дивизию перебрасывали на те участки фронта, где возникала угроза прорыва.

…Это было 18 января, в день освобождения нашей деревни от оккупации. Сидим в доме, холодно, стекла выбиты, окна заткнуты подушками и одеялом. Уже сумерки, на небе зарево, где-то еще слышен грохот орудий, на деревенской улице красноармейцы разоружают пленных немцев, готовят к отправке в тыл раненых. Внезапно появляется красноармеец – лыжник в белом маскировочном костюме, спрашивает: «Где тут дом Балашовых? У меня письмо для них». Я бросилась на улицу. Но не тут-то было: весь наш двор оказался заваленным трупами убитых немцами лошадей-тяжеловозов. Перекатываясь через них, я выскочила за калитку, где высокий молодой красноармеец передал мне письмо и сообщил, что Михаил воюет в 17 – 18 км от Плющева и очень жалеет, что ему не пришлось «проутюжить» немцев в своей родной деревне. В письме была фотография брата и того парня, который принес письмо. Миша писал, что это его товарищ Бойков Алексей Иванович, он тоже родом из Калининской области (на фото слева). Не так давно я нашла в списках погибших Бойкова А.И., 1922 года рождения, он пропал без вести в феврале 1942-го.

Мы с мамой подготовили для передачи Михаилу лук, чеснок, квашеную капусту, сшили под нее из клеенки непромокаемые мешки. Соседка принесла небольшой кусочек сала, чудом сбереженный за месяцы оккупации. Два морозных февральских дня мы безрезультатно вглядывались в колонну красноармейцев. На третий меня отправили на расчистку дорог, в Дмитрово мама пошла одна. Она потом рассказывала, что Михаил сам увидел ее в группе стоящих у обочины женщин, хоть и было темно. Подошел вместе с товарищем, перекинулись буквально двумя словами. Подхватив мешки, они сразу же побежали догонять своих.

НЕ СПАС ЗАВЕТНЫЙ ПОДАРОК

С февраля 1942-го по март 1943-го 22-я армия вела бои на Ржевском направлении. Особенно жестокие сражения шли в феврале-апреле в направлении станций Оленино и Мостовая. В одном из них брат был ранен и после лечения ему дали несколько дней отпуска. Мама рассказывала: «Миша ни одной ночи не спал спокойно, во сне ругался, скрипел зубами, стонал. Когда пришло время прощаться, дед вручил Михаилу свои наградные часы со словами: «Благословляю тебя, я вернулся живым, и ты, даст Бог, вернешься».

В июле-августе 155-я дивизия сражалась под Курском. Потом были бои за Днепр. В начале января 1944 года 155-я дивизия прорвала полосу обороны на Букринском плацдарме и совершила обходный марш-бросок, освободив город Канев.

Боевой товарищ брата, старший лейтенант Владимир Орлик писал мне: «Иногда в часы затишья между боями, чтобы поддержать дух своих товарищей, Михаил играет нам на гармошке «Барыню», а иногда мы просим почитать ваши, Мария, стихи о родной деревне, многие из нас, слушая, вспоминают свой родной дом, мирную жизнь и тайком вытирают слезы».

В середине месяца дивизия освободила Винницкую область и затем участвовала в отражении контрудара немецких войск, находящихся в Корсунь-Шевченковском котле. Некоторое время и сама находилась в окружении. А в февральском письме Михаил сообщал: «Дорогая сестренка, ты задала мне ряд вопросов, отвечаю: боевые товарищи у меня есть, с которыми приходится в некоторых случаях фронтовой жизни делить хлеб и соль. Одеты мы хорошо. Маня, знаешь ли ты песню, там такие слова: «Быстро вылетает ястреб краснокрылый, хищникам фашистам страшен, как гроза. О таких в народе песни сочиняют, о таких мечтают черные глаза». Дорогая сестренка, к 1 мая получил награду – орден Отечественной войны 1-й степени. Сегодня, 20 мая, получил второй орден Красной Звезды. На днях мне присвоили звание старшего лейтенанта».

В августе брат писал: «Нахожусь в Карпатах, жизнь боевая проходит без особых изменений, о боевых делах писать ничего не буду, после войны поговорим более подробно, а сейчас нет времени. Вчера снова получил великую награду – орден Александра Невского. Мой боевой командирский привет всем твоим подругам по работе».

7 сентября 1944 года началось наступление через Карпаты. Вот строки из Мишиного письма от 19-го числа: «Извини, пожалуйста, что плохо написал. Пишу, сидя под елкой. Сейчас я легко ранен в спину, осколок еще не вынули».

В начале октября дивизия совершила 100-километровый марш и приняла бой возле города Мукачев. Ставилась задача перейти Главный Карпатский хребет в районе Русского перевала, окружить и уничтожить противника в районе чехословацкого села Руске. В это время Михаил писал мне и родителям письма, как оказалось, последние: «…изменений в жизни особых нет, вчера, 6 октября, получил приказ, мне присвоили звание капитана. Пишите чаще».

А потом маме пришло письмо от лейтенанта Алексея Сластенкова: «Я вам должен сообщить печальную весть. Ваш сын, а мой товарищ гвардии капитан Михаил Иванович Балашов 10 октября 1944 года примерно в 5 часов дня погиб смертью храбрых в бою за село Руске. Это первое чехословацкое село, которое занял гвардии капитан тов. Балашов.

Звание капитана он получил три дня назад. Мы все его поздравляли, он был веселый, все время шутил. На второй день начался бой. Он, командир роты, наступая на Руске, первым ворвался в село, был тяжело ранен и от потери крови скончался. Сейчас наш друг, ваш сын, лежит передо мной на носилках. Вечная память славному русскому офицеру Мише Балашову и тебе, дорогая мамаша, слава за хорошего сына. Я его товарищ, я ему отец, мне 47 лет, и я, старик, поплакал возле него, и не я один». Лейтенант Сластенков погиб спустя десять дней в боях за Русский перевал.

В конце октября 1944-го я получила отпуск и приехала домой, в Плющево. Полумертвая деревня, «железный конь» у кузницы так и не дождался своего хозяина. Дед Григорий Тарасович совсем постарел, очень сокрушался, что потерял любимого внука. Пришедший в гости младший брат деда Сергей Балашов, в прошлом участник Первой мировой и Гражданской войн, год назад потерявший на войне сына Ивана, сказал: «Не плачь, Григорий. Смерть за Родину – благородная смерть».

Двадцать лет спустя, отдыхая в санатории в Закарпатье, я увидела название села Руске. Обратилась в поисковую организацию. Вскоре мне написали, что после трех перезахоронений тело капитана Балашова покоится в братской могиле недалеко от польского города Жешув.

Мария ШАБАЛИНА

город Пермь

Автор: Мария ШАБАЛИНА
8

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

Губернатор Игорь Руденя вручил награды защитникам Отечества
«…Слова всем словам в языке у нас есть: Слава, Родина, Верность, Свобода и Честь» - звучали сегодня в областном драмтеатре хрестоматийные строки Вадима Шефнера. Прекрасные стихи. И все же те, кто пришел сюда в канун Дня защитника Отечества на торжественное собрание могли бы немного с ними поспорить. Для этих людей Родина, Честь, Достоинство, Мужество, не просто слова – смысл жизни.
22.02.201720:17
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию