09 Декабря 2016
$63.39
68.25
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Общество 20.06.2009

Первый день

В 1941 году я служил на западной границе Советского Союза. Мне, как начальнику разведывательного отдела приграничной армии, было хорошо известно о составе немецких войск, расположенных на львовском направлении. 18 июня нам стало очевидно: начало войны не за горами.

В 1941 году я служил на западной границе Советского Союза. Мне, как начальнику разведывательного отдела приграничной армии, было хорошо известно о составе немецких войск, расположенных на львовском направлении. 18 июня нам стало очевидно: начало войны не за горами.
В это тревожное время все наши разведчики стремились как можно полнее сообщать командованию о военных приготовлениях Германии.
Доложили с большой точностью, как выяснилось потом, о всей группировке немцев на Львовском оперативном направлении, о том, что они ведут рекогносцировку у самой границы. Были получены даже данные о примерном начале наступления врага.
Все это мы доложили своему командующему, информировали соседей и послали донесение в ГРУ – Главное разведывательное управление Советской Армии. Мне до сих пор непонятно, почему именно в это самое опасное для нас время царило какое-то странное спокойствие? А ведь такие тревожные донесения, как позже стало известно,  шли от всех приграничных войск нашей армии. Спокойствие царило в верхах, отражалось оно и в войсках. Все сделали вид, что ничего особенного не происходит.
В Самборе, где дислоцировался штаб нашей армии, тоже была самая спокойная обстановка.  В субботу 21 июня день выдался очень теплый. Вечером после работы люди гуляли по улицам, в скверах и парках, слушали музыку, пели. Словом, отдыхали и развлекались кто как мог и умел, не подозревая о том, что принесет завтрашний день. В ту последнюю мирную субботу дали отдых и нам, военным.
Вернувшись субботним вечером домой, я прилег и незаметно уснул. Но на рассвете услышал стук в дверь и тревожный голос: «Вставайте, товарищ майор! Вам немедленно нужно явиться к командующему армии!» Я спросил: «Что, тревога?» Голос выкрикнул: «Хуже! Скорее собирайтесь, товарищ майор!»
Я бежал в штаб, а кругом все стремительно изменялось. Вдруг появились и стали рыскать на очень низкой высоте немецкие самолеты. Послышались сначала в отдалении, а потом все ближе глухие разрывы. Люди высыпали на улицы, не понимая происходящего, не думая об опасности. Смотрят в небо, на самолеты.
Прибежал в штаб, влетел к командующему армии  генерал-лейтенанту Костенко. Доложил: «По вашему приказанию майор Баринов прибыл!»
Костенко ответил: «Война! Немедленно выезжайте в Перемышль. Разыскать там командира корпуса генерала Снегова. Мой ему приказ: организовать оборону по границе в полосе действия корпуса. В случае выступления немцев уничтожать их, не допускать, чтобы они вклинивались в пределы нашей территории. Вывести из Перемышля зенитный дивизион и направить его в распоряжение штаба армии для прикрытия командного пункта армии!»
Я ответил: «Слушаюсь!» – и отправился выполнять приказ. На ходу отдал распоряжения своему заместителю, прибежавшему в штаб вслед за мной. У подъезда меня уже ждала машина.
Мы помчались в Перемышль, город, через центр которого проходила граница по реке Сан. За те десять минут, что я провел у командующего, на улицах Самбора появилось много народу. Люди произносили тревожное слово: «Война
Мы выехали за город. Здесь было хорошо видно, как немецкие самолеты с черными крестами на крыльях рыскают над всеми дорогами на предельно малой высоте. Чем дальше мы ехали, тем заметнее были приметы беды. Пожары. Линии связи порваны, видны другие следы воздушных ударов. Война – вот она! Заметив мою машину на дороге, немецкие летчики снижались до бреющего, высовывались из кабины и махали кулаками. А потом заходили с тыла и открывали по машине пулеметный огонь. Так повторялось несколько раз, но шоферу удавалось благополучно выходить из-под огня.
Спеша, мы подъехали к местечку Хыров, что в 30 километрах западнее Самбора. И вот здесь по-настоящему увидели следы воздушных ударов противника. Многие дома были разрушены. Другие охвачены огнем. На улицах лежали убитые, стонали раненые взрослые и дети. Живые с воплями оплакивали жертвы. В воздухе появилась новая шестерка немецких самолетов. Вот она выстраивается в колонну, и ведущий самолет стремительно пикирует на город. От самолета отделяются бомбы, они с нарастающим воем летят к жертвам. За первым самолетом тоже повторяют второй, третий. Люди шарахаются в стороны, но никто не знает, как спастись от смерти. Матери своими телами закрывают детей. Вдоль всего Хырова поднимается пламя пожара, грохот взрывов заглушает крики людей.
А мы, выполняя приказ, мчимся под бомбежкой и обстрелом дальше. Проскакиваем Добромысль, Нижанковичи. Тут тоже видны первые жестокие следы войны. Не доезжая Перемышля, на шоссе я встретил командира корпуса Снегова. Передал ему приказ командарма. Услышав мой вопрос о положении на фронте в полосе корпуса, генерал Снегов пожал плечами и ответил, что ему пока ничего не известно, что при сборе по тревоге много офицеров убито и ранено на пути в штаб. Подразделения связи вышли из города без аппаратуры. «Сейчас делаем попытки навести порядок. Когда все уточним, тогда и доложим!» – пообещал Снегов.
Я пообещал в свою очередь на обратном пути из Перемышля заехать в штаб и попросил к моему приезду собрать все данные  для доклада командарму. На Снегове было сильно окровавленное обмундирование, и я спросил его об этом. Он рассказал, что, когда около четырех часов утра начали рваться снаряды рядом с его домом, он побежал в штаб, который тоже был под артиллерийским обстрелом. В тот момент, когда начальник тыла докладывал Снегову, разорвался снаряд и осколками начальника тыла смертельно ранило. Снегов попытался поддержать его,  раненый залил все  своей кровью.
От Снегова мы направились в Перемышль. Город горел. Пожары охватывали целые кварталы. Навстречу нам двигались толпы беженцев. Слышна была ружейная, пулеметная и артиллерийская стрельба. Мы поняли, что в городе идет бой, что наши войска из состава погранотряда и частей 99-й дивизии отражают жестокие атаки немцев.
Я нашел командира дивизиона, который доложил мне о трудностях передвижения в новый район из-за значительных потерь во время первого артиллерийского налета противника. Отдав этому командиру нужный приказ, я спешно отправился в обратный путь. Все населенные пункты были оставлены. Но нас уже не преследовали немецкие самолеты, и нам удалось быстро добраться до Самбора. Штаб армии переместился в лес, что восточнее города. Туда и надлежало ехать.
Мы с трудом выбрались из города, улицы которого были изрядно завалены разрушенными зданиями. Впереди нас по дороге в восточном направлении следовала колонна противотанковой батареи на конной тяге. Когда до нее было 400–500 метров, мы услышали уже знакомые звуки моторов самолетов противника. Раздались пулеметные очереди,  и эта шедшая впереди нас колонна оказалась под самым огнем. Никто из тех артиллеристов не остался в живых…
Вернувшись в штаб, доложив обо всем, что увидел и узнал, я приступил к своим непосредственным обязанностям. Вечером по делам службы мне пришлось ехать в Самбор. Там, в городе, я встретил группу людей, с которыми еще недавно мне приходилось «проводить беседы о международном положении». Беседы эти, безусловно, кончались тем, что я толковал людям о преимуществах СССР перед капиталистическими странами, в том числе и о нашей военной мощи. Сейчас эти мои прежние слушатели сразу окружили меня и, наслушавшись немецкой пропаганды о первоначальных успехах, начали попрекать меня, что я говорил им неправду.
«Видите, – говорили они, – ваши бегут так же, как бежали поляки!..»
Трудно мне было тогда доказывать им свою правоту, и я сказал коротко: «Победит тот, кто будет наступать последним!»
Я был уверен, что эти слова вытекали из самой глубины чувств нашего народа…
Так прошел для меня первый день войны. Тогда я еще и представить не мог, сколько их будет впереди и что они нам принесут…

Июнь 1966 г.

Автор: Давид БАРИНОВ, генерал-лейтенант запаса, Герой Советского Союза
1

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В Твери прошел городской молодежный марш-бросок «Москва за нами!»
Несмотря на снег и холодный пронизывающий ветер, они пришли сюда, чтобы отдать дань памяти тем, кто ровно 75 лет назад остановил фашистских оккупантов на подступах к столице нашей Родины и перешел в контрнаступление, изменившее ход Великой Отечественной войны.
07.12.201620:02
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию