26 Сентября 2017
$57.57
68.56
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Общество 26.06.2014

Счастье делиться кровом и сердцем

Фотограф: «САНДОВСКИЕ ВЕСТИ»

Для многих людей это остается благопожеланием. Но не для семьи Димитрия Охичева

Для многих людей это остается благопожеланием. Но не для семьи Димитрия Охичева

Прихожане давно знакомы не только с настоятелем сандовской церкви в честь иконы Божией Матери «Казанская», но и с его семьей – матушкой Ольгой и двумя дочерьми. По воскресеньям и праздникам они помогают служить батюшке, поют в храме. А в конце прошлого года все в округе узнали, что Охичевы взяли на воспитание из детского дома мальчика и трех девочек, младшей тогда не было и годика.

– Отец Димитрий, взять четверых детдомовских деток… Что подвигло на такой шаг?

– Когда мы поженились с матушкой Ольгой, мечтали, что у нас будет много ребятишек. Но вышло иначе, родилось у нас только две дочки. А к решению принять детей пришли после того, как улучшилось наше материальное положение, главным образом, жилищные условия.

– Да, когда был у вас в гос­тях, даже удивился: вы занимаете с семьей целый подъезд двухэтажного дома в селе Любегощи.

– Жильцы этот дом давно покинули. Он стоял и потихоньку разваливался. Не было уже оконных рам, протекала крыша. А у моего отца большая родня, восемь человек братьев и сестер. Неплохо, кстати, в жизни устроены. Его мать, моя бабушка, жила у дочери в Волгограде, но вдруг захотелось «к Кольке», то есть к отцу. Ну, привезли. И дядя Володя, папин брат, бизнесмен, решил этот дом довести до ума. Во все окна вставил стеклопакеты, перекрыл крышу, отделал первый подъезд, который мы сейчас и занимаем. Так под одной крышей оказались четыре поколения Охичевых.

– А до этого где вы жили?

– Ой, где только мы не жили! На съемных квартирах, в домах, домишках, избушках. Так вот, как только улучшились жилищные условия, сразу же встал вопрос о том, чтобы нашу семью увеличить. Получили согласие моих родителей и наших родных дочек.

– Кстати, как их звать?

– Старшая Мария, ей 17 лет исполнилось, Ксения на год младше. Обе они очень хотели детишками заниматься и, надо сказать, сейчас вполне рады, что мечты сбылись. Когда мы с матушкой решаем вдвоем поехать на службу, они остаются за нас и хорошо справляются.

– Но вернемся к истокам вашего решения взять на воспитание детей.

– Вы знаете, одно дело решить, другое – взять. Выбор сейчас очень и очень непрост. Здоровых детей в детских домах тяжело найти. Какая-нибудь проблема у ребенка да будет. Но мы все равно не стали отступать. Повезло, в этом детском доме оказались три родные сестрички, разлучать которых было нельзя. Не каждый решится взять в семью сразу трех приемных детей. А мы решились. Так у нас появились Олечка, ей четыре годика, Катя – на год младше, и Анечка, ей в апреле исполнился годик. Потом взяли мальчика Даниила. Дети относительно здоровы. И все же, хотя никаких патологий у них нет, они все равно пока отстают в развитии. Но мы им помогаем укрепиться в жизни.

– Нет досады, что приходится исправлять чьи-то ошибки?

– А вы знаете, где-то недельки через три полностью исчезает ощущение, что это не твои дети. Вообще! Совершенно пропадает. Меня матушка как-то спросила: «А помнишь, у нас когда-то не было детей?» То есть эти дети становятся родными тебе настолько быстро… Но, конечно, надо быть готовым к трудностям. В нашей местности был случай, когда мама, воспитав одну приемную дочь, взяла еще одну девочку и через некоторое время ее вернула. Конечно, это недопустимо.

– Отец Димитрий, у каждого свой путь к Богу. Каков ваш? В роду были священники?

– Да, и у меня, и у матушки. У матушки есть даже пострадавшие за веру. Но это выяснилось позже. Я же родился в семье военнослужащего. Как и всякая офицерская семья, мы немало поколесили по гарнизонам. Долгое время жили на Украине, где я и появился на свет. Потом в Смоленске.

– А когда уверовали?

– Так ведь не скажешь, что я сегодня атеист, а завтра верующий. В старших классах еще дразнил верующую одноклассницу. Позже разыскал ее, извинился, и мы подружились. Но первым ходить в храм начал отец. Подвозил как-то священника, разговорился с ним, с того и началось. Я же ходил в Смоленске в Успенский собор, и у Распятия просил: «Господи, если Ты есть, помоги мне в Тебя поверить…» Последней к вере пришла мама. Так все мы оказались прихожанами храма Петра и Павла. Там я познакомился с Ольгой, ставшей потом матушкой. После службы в армии работал там разнорабочим, певчим, потом стал соискателем священного сана. 14 января 1998 года принял сан дьякона, а 8 июня того же года – сан священника.

– Кто был вашим учителем на этом пути?

– Первые учителя были в армии.

– Как это так?

– Дело в том, что часть, в которой я служил, располагалась неподалеку от мужского монастыря, и комбат по просьбе настоятеля прикомандировывал туда нескольких солдат. Среди них был и я. Там и читал, и пел, и строил, и сторожил по ночам. Это было для меня своего рода духовное училище. Работали много, порой по 12 часов.

– А духовным-то наставником кто был?

– Так там иеромонахи, монахи. Кто? Они и были. Один одному научит, другой – другому. Там, кстати, я выучил и богослужебный устав.

– А когда рукоположили в дьяконы, в священники, кто-то же учил?

– У нас есть такое понятие – сорокоуст. После рукоположения надо отслужить сорок литургий подряд под присмот­ром старшего опытного священника. За это время должен выработаться навык. Грубо говоря, священник должен рефлекторно знать, что и зачем следует делать. Потому что иначе литургию отслужить невозможно.

– Как вы оказались в наших краях?

– Рукополагал меня епископ Тверской и Кашинский Виктор, и какое-то время я служил в Твери. А потом к владыке с письмами стала обращаться одна раба Божия из деревни Лощицы Весьегонского района. Все просила возоб­новить службы в сельском храме. Вот владыка и отправил меня туда. Храм надо было восстанавливать. Для этого нужны были средства, их мог дать только приход. А прихода не было. Жили мы в селе Алферово, служили в домовом храме, разводили коз. Потом думаю: «Господи, годы-то идут, а толку-то никакого. Я же должен людей пасти, а не коз». Начал потихонечку оттуда выезжать. Вначале в село Любегощи, затем в Овсянниково, а потом уж и в Сандово. И вначале складывалась нелепая ситуация: Лощицы были главным храмом, а Сандово – второстепенным. Наконец, владыка Виктор по моему прошению издал указ о назначении меня настоятелем Сандовского храма с сохранением обязанности окормлять и другие приходы. А с приходом владыки Филарета утвердили проект усовершенствования храма, иконостаса, ведется строительство.

– Отец Димитрий, вот говорят: каков поп, таков и приход.

– Кстати, есть и обратное утверждение…

– Я читал на сайте благочиния, что у вас был семейный ансамбль, который назывался «Реня».

– Почему был? Он и есть. Матушка играет на виолончели и клавишных, девочки – на скрипке и клавишных, теперь еще и на гитаре. Они окончили с отличием музыкальную школу по классу скрипки, теперь учатся по классу гитары.

– А вы поете?

– Да, я брал частные уроки вокала. А нотной грамоте меня научила матушка, когда она еще регентствовала в смоленском храме.

– У ансамбля есть свой зритель?

– Мы выступаем на праздниках в Сандове, Весьегонске, ездим на конкурсы в Конаково, Кимры, другие города. Куда приглашают, туда и едем.

– А музыкальная школа где?

– В Весьегонске. Вообще я в Весьегонск я езжу по делам, там благочиние. В 30 километрах к югу – Сандово. В 30 километрах к северо-западу – Большое Овсянниково, там я тоже служу. Но главным все-таки остается храм в Сандове. Где мне роднее всего. Очень надеюсь, что вскоре в матушкин церковный хор вольются юные голоса всех наших деток, что их друзья и сверстники по наитию чистых душ найдут дорогу к храму и сохранят его в душе, чтобы жить в согласии с совестью, по-христиански.

Беседовал Александр КАЛИНИН

Автор: Александр КАЛИНИН
64

Возврат к списку

Посол Швеции почтил память принца Густава в Кашине
Сегодня чрезвычайный и полномочный посол Королевства Швеция в РФ Петер Эриксон, а также два сотрудника посольства – Пер Энеруд и Йохан Эйдман – прибыли в город, чтобы посетить расположенный на территории бывшего Дмитровского монастыря памятный камень с мемориальной доской, установленной в честь шведского принца Густава из династии Ваза.
26.09.201721:00
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 1
Новости из районов
Предложить новость