28 Марта 2017
$57.02
61.96
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
История26.06.2014

Память, говори

Фотограф: ТАТЬЯНА СМЕЛКОВА

Порой голос ее стихает, становится едва слышным. Почти на ощупь приходится искать заросшую тропинку, ведущую туда, в 41-й

Порой голос ее стихает, становится едва слышным. Почти на ощупь приходится искать заросшую тропинку, ведущую туда, в 41-й

И снова пугающе реальными становятся отрывистые немецкие окрики, грохот взрывов, треск пулеметов. А было Марии Жуковой в ту пору всего пять лет.

Уже давно живет она в поселке Жарковский, но родина ее – деревня Сорокино Псковской области. Семья была небольшой. Рос вместе с Машей младший братишка, но умер совсем маленьким. Время безжалостно стирает прошлое, но лица родных всплывают в памяти сразу, лишь стоит произнести: мама, дедушка Ефим, бабушка Агриппина.

– Вот только отца я почти не знала, – с грустью говорит Мария Филипповна. – Сначала его призвали на Финскую, вернулся, пожил немного и снова оставил дом – нужно было защищать страну от фашистов. Ушел на фронт и пропал без вести.

«Вставай, дочка, немцы!» – война началась для Марии с тревожного голоса матери. Оккупанты сразу почувствовали себя хозяевами на чужой земле: семью выселили (куда они пойдут – неважно), а в их избе устроили госпиталь. Что ж, скрепя сердце можно было и не такое перетерпеть. Повторять про себя снова и снова: «Вот придет папа, вот придут наши…»

Однажды немцы посадили семью вместе с другими на поезд и повезли «работать на благо великой Германии». Через какие города они проезжали и где в итоге оказались, сейчас уже не вспомнить – слишком мала была Маша. Правда, выхватил детский взгляд один дорожный указатель – Шяуляй. Уже позднее она поняла: значит, это была Литва.

– Фашисты частенько говорили: «Не работаешь – есть не будешь». А значит, и жить. Тут уж не до гордости. Взяла нас к себе одна зажиточная семья. И стали на них спину гнуть: пасли большое коровье стадо, носили дрова и торф на растопку.

Маша тоже работала вместе со взрослыми. Вставала ни свет ни заря и шла доить коров. Она, деревенский ребенок, к этому давно привыкла. Гораздо тяжелее было мелко нарезать свежие листья салата – от непривычной работы с рук малышки не сходили кровавые мозоли.

А обстановка между тем становилась все напряженнее. Наши сильно теснили немцев, и те решили уходить. Вместе со всем добром. Перегонять коров за Неман заставили пленных работников. Дед Ефим наотрез отказался, и его жестоко избили. Стало по-настоящему страшно: а если убьют? Делать нечего – погнали. Но по дороге сумели сбежать.

– А вот куда бежим, и ответить себе не могли, – грустно улыбается Мария Филипповна. – На первое время укрылись в подвале, боялись выйти на улицу – повсюду стреляли. Однажды услышали: машины едут. Выглянули – военная техника, солдаты. Что говорят, не слышно. Я осторожно подкралась поближе… И услышала русскую речь! Наши! Значит, немцы сюда не сунутся.

Фронтовики, вспоминая о Великой Отечественной, часто говорят: «На войне всякое бывало». Действительно, всему находилось место, страшное переплеталось со смешным. И Мария Филипповна помнит не только перенесенные тяготы. Один такой забавный случай – словно отражение «коровьего похода», о котором мы уже рассказали. Снова было стадо, но на этот раз его перегоняли советские солдаты. Пастухи из них оказались неважные – коровы разбежались. Бойцы, повстречав Машу с матерью, буквально взмолились: «Помогите собрать».

– Вернули мы беглянок, и нам за это одну из них подарили. Запрягли ее в телегу и поехали следом за солдатами – домой, на Родину. По дороге пили молоко, не голодали. Так добрались до вокзала, забрались со своей коровкой в поезд…

И полетели один за другим километры. Заканчивалось их долгое путешествие. Вот уже Россия, вот уже псковская земля… Но родная деревня встретила неприветливо: дом был полностью разрушен. Спасибо тетке, приютила семью у себя. Жили скудно, перебивались хлебом и водой.

– Но так все тогда жили, – замечает Мария Филипповна. – Чтобы хлеба достать, огромную очередь отстоишь и до последнего не знаешь, получишь буханку или нет.

После войны она окончила всего четыре класса – нужно было помогать семье. Еще девчонкой на родной Псковщине нянчила детей. Среди ее воспитанников – Алексей, сын актеров Великолукского театра Владимира Седова и Тамары Лученковой. В их семье Мария прожила почти два года, а все заработанные деньги посылала родным.

– Потом была уборщицей, месила тесто для пирожков на мясокомбинате, – вспоминает пенсионерка. – Но будущего мужа встретила не на работе. И даже не на отдыхе. Попала в больницу, а там как раз мой Ваня лечился. Познакомились, разговорились. И за полвека друг другу не надоели.

Мария и Иван вырастили двоих сыновей, вместе делили радость и горе. Три года назад он умер. Кажется, можно было подготовиться к этому, ведь муж долго болел, но ничего не улеглось, не утихло. Счастье ее – в детях, внуках и правнуках. Близкие люди спасают от одиночества, не дают стареть. «Расскажи, какая она, война» – и память говорит. Уже в который раз возвращает туда – на 70 лет назад.

Артур ПАШКОВ

Автор: Артур ПАШКОВ
7

Возврат к списку

В университет с частушками | В Тверском педагогическом колледже проходит досрочная сдача ЕГЭ
35-летний Николай Соловьев 18 лет работает в одной из школ Максатихинского района. Преподаватель истории, краевед, финалист конкурса «Учитель года-2012», призер областного фестиваля гармонистов и частушечников, сегодня он пришел в пункт досрочной сдачи ЕГЭ, чтобы сдать экзамен по русскому языку.
27.03.201721:14
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию